Десять лет колонии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Десять лет колонии Требует обвинение для Ходорковского и Лебедева

"Прокуроры требуют отправить Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в колонию на 10 лет, а контрольный пакет акций “ЮКОСа” — отдать государству. -------------------------------------------------------------------------------- Совладелец Group Menatep Платон Лебедев был задержан 2 июля 2003 г., а бывший главный акционер группы Михаил Ходорковский – 25 октября 2003 г. Сначала бизнесменов обвиняли в хищении акций мурманского “Апатита” в ходе приватизации 1994 г., но срок давности по этой статье истек. Наиболее тяжкие из оставшихся обвинений – мошенническое завладение бюджетными средствами путем возмещения неуплаченных налогов (ст. 159 ч. 4 УК), присвоение выручки от продажи продукции “Апатита” и причинение ущерба его владельцам (ст. 160 ч. 1), уклонение от уплаты налогов (ст. 198 и 199 ч. 2). По мнению обвинения, руководимые экс-владельцами “ЮКОСа” компании недоплатили государству порядка 17,4 млрд руб. налогов. Лично Ходорковский и Лебедев остались должны бюджету 54,5 млн руб. и 7,27 млн руб. – на днях эти деньги предложили заплатить владельцы Group Menatep Леонид Невзлин, Владимир Дубов и Михаил Брудно. Ущерб государства от их действий обвинение оценивает более чем в $1 млрд. -------------------------------------------------------------------------------- В понедельник гособвинитель Дмитрий Шохин начал зачитывать обвинение Ходорковскому и Лебедеву. Его речь длилась больше 12 часов. По его мнению, вина подсудимых полностью доказана. Ходорковский и Лебедев “организовали деятельность структур группы "Менатеп" по созданию подставных предприятий для вхождения в уставный капитал других компаний с целью извлечения прибыли в виде дивидендов”, “умышленно совершали противоправные действия”, “действовали в составе организованной группы лиц” и нанесли ущерб государству в особо крупном размере. А учитывая, что экс-совладельцы “ЮКОСа” не выказывают ни малейших признаков раскаяния, на снисхождение рассчитывать им не стоит, считает гособвинитель. Дойдя до наказания, Шохин, за два дня выступления в прениях ни разу не давший себе и минутной передышки, сделал жадный глоток воды. Он попросил для Ходорковского и Лебедева по десять лет в колонии общего режима и трехлетний запрет занимать руководящие должности в госорганах и коммерческих компаниях. Андрею Крайнову, гендиректору АОЗТ “Волна” прокурор попросил пять с половиной лет условно. Пока длилось выступление гособвинителя Дмитрия Шохина, Ходорковский и Лебедев держались бодро: иногда даже отвлекались от тетрадочек, в которых они постоянно что-то записывают, и разгадывания кроссвордов, с интересом слушали прокурора, улыбались или, напротив, качали головой. Требование отправить их на 10 лет в колонию оба выслушали с каменными лицами. Лебедев так и не отвлекся от своих записок. “Как и ожидали”, — тихонько сказал через решетку Ходорковский журналистам после окончания заседания. “Мы были уверены, что обвинение будет просить максимум. Для того и было возбуждено это дело, чтобы устрашить и попросить максимум”, — заявил адвокат Ходорковского Генрих Падва. Главный бенефициар Group Menatep Леонид Невзлин напоминает, что в свое время один из заместителей Генпрокурора пообещал требовать для Ходорковского и Лебедева десять лет. Невзлин назвал процесс “политическим преследованием Ходорковского и его друзей”. Такое наказание выглядит слишком жестким, но будет воспринято как показательное, убежден зампред правления Москоммерцбанка Асхат Сагдиев. Президент Московской нефтегазовой компании Шалва Чигиринский напоминает, что в США за неуплату налогов можно получить и 30 лет. “Но там люди знают, на что идут. У нас же государство само провоцировало бизнес на минимизацию налогов, — считает бизнесмен. — Поэтому для России 10 лет — это чрезмерно”. Чигиринский согласен, что власти устраивают показательную акцию в назидание всем. Вчера помощник президента Игорь Шувалов дал понять, что бизнесмены правы. “Мы должны были пойти на это, чтобы “заставить компании платить налоги”, заявил он, комментируя дело “ЮКОСа”. “Если это был бы не "ЮКОС", все равно появилась бы другая компания, которая в любом случае должна была бы ответить за то, каким образом не платят налоги. Никто не хочет больше повторения никакого "ЮКОСа", но даже если это будет отрицательно влиять на имидж страны, в отношении налогов будут применяться такие же действия”, — резюмировал он. Озвученные Шуваловым идеи “очень правильные и здравые”, хотя говорил он и от своего имени, говорит источник в Кремле. Сам “ЮКОС”, если суд примет сторону обвинения, скоро окажется в госсобственности. Гособвинитель попросил удовлетворить гражданские иски Федеральной налоговой службы и территориальных инспекций в полном объеме и обратить в доход государства имущество, на которое в обеспечение гражданских исков наложен арест. Адвокат Ходорковского Антон Дрель пояснил “Ведомостям”, что арестованы личные счета Ходорковского и Лебедева, а также 60% акций “ЮКОСа”, принадлежащие Group MENATEP. Стоимость этих акций едва-едва покрывает ущерб — капитализация компании вчера составляла $1,2 млрд. А на личных счетах заключенных денег немного, добавляет Дрель. Зато вместе с контрольным пакетом акций “ЮКОСа” государство сможет получить и 35% акций “Сибнефти”. Эти бумаги принадлежат опальной компании и тоже арестованы Генпрокуратурой. Дрель утверждает, что акции “ЮКОСа” забрать в пользу государства нельзя, потому что они не принадлежат Ходорковскому и Лебедеву. Российские суды еще ни разу не выносили решение о том, кто является прямым собственником акций при трастовой системе владения, констатирует старший партнер юрфирмы “Джон Тайнер и партнеры” Валерий Тутыхин. Но в США, продолжает он, такая практика есть. Он прогнозирует, что скорее всего государство получит акции “ЮКОСа”, и это станет серьезным прецедентом. “Во многих странах действия крупного бизнеса могут противоречить интересам государства, напоминает вице-президент “Корбины Телеком” Александр Малис. “Но тогда либо разрушают бизнес, либо сажают в тюрьму его собственника. И только Россия решила сделать и то и другое”, — замечает он. Но дело это будет долгое: сразу после вынесения приговора тот будет обжалован и судебные разбирательства займут еще не менее полугода, прогнозирует Тутыхин. В этом случае государство сможет продать акции “ЮКОСа” не ранее чем через 7-9 месяцев. “Но к этому времени в отношении "ЮКОСа" наверняка будет запущена процедура банкротства, и кредиторы будут делить не его акции, а имущество”, — резюмирует Тутыхин. Крупнейшим кредитором “ЮКОСа” в этом случае может оказаться не государство (ему компания должна $8,6 млрд), а “Юганскнефтегаз”, принадлежащий “Роснефти”. В управлении информации Генпрокуратуры, а также в “Сибнефти” от комментариев воздержались"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации