Дети Райка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Цвет лица и темп речи выдают в Геннадии Райкове человека компанейского и испытывающего определенные проблемы при переводе своих мыслей с русского устного на русский письменный

Геннадий Райков Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсант Каждый народ имеет не только то правительство, которое заслуживает, но и одноименную партию соответствующего качества. Если при первом президенте Борисе Ельцине Народную партию России, по контенту состоящую из классической «демшизы», возглавляли модные следователи-перестройщики Тельман Гдлян и Николай Иванов, то при Владимире Путине лицом НПРФ служит руководитель думской фракции «Народный депутат» Геннадий Райков. Обобществленные Владиславом Сурковым из администрации президента, одномандатники из провинции и лидера выбрали под стать брэнду-сателлиту «Единства»: внешне похожий на медвежонка из русской сказки, Геннадий Иванович говорит голосом мультипликационного персонажа, глотая половину букв при произнесении.

«Детьми райка» в Париже называют артистическую богему, обитающую на мансардных этажах доходных домов Монмартра и Монпарнаса. Подопечные Райкова в Москве изображают из себя «плюшевых радикалов», отстаивая явно не свои взгляды, высказывать которые в приличном обществе не принято и нуждаются абсолютно во всем, естественно, кроме денег.

Шведский мат

Цвет лица и темп речи выдают в Геннадии Райкове человека компанейского и испытывающего определенные проблемы при переводе своих мыслей с русского устного на русский письменный. Литературный язык дается оратору, не склонному в быту к парламентским выражениям, с большим трудом. Если, однако, заглянуть в депутатскую анкету лидера НПРФ, обнаружится, что он СВОБОДНО владеет еще английским и шведским. В прошлой жизни директор совместного советско-шведского предприятия, Геннадий Иванович славился тем, что общался с подчиненными без переводчика и всегда находил общий язык с простыми рабочими. Шведский мат? Для избирателя, впрочем, важнее другое обстоятельство: умение лидера народников а) добывать деньги и б) строить подчиненных и поддерживать дисциплину в вверенном Райкову подразделении. Уж куда как харизматичнее Геннадия Ивановича депутат от Воронежской области Дмитрий Рогозин, а даже в партии на базе фракции «Народный депутат» стал публичным лидером не он, а Райков. В КПРФ, например, организаторский гений Валентина Купцова вынужден был уступить ораторскому дару Геннадия Зюганова, а тут нет. Значит и массы у народников не те, что у коммунистов (подстать председателю партии). Вы можете себе представить «зюгановскую старушку», выступающую за смертную казнь вместо надежной изоляции преступников от общества, или студента-левака, требующего судить товарища по провинциальному вузу за гомосексуализм? Значит, это люди патологически жестокие, больные и озлобленные. Таких надо лечить, а не наделять представительством в парламенте.

Жириновский номер два

Вам этот портрет избирателя никого не напоминает? Правильно, Владимира Вольфовича. Мне, например, до сих пор неуютно при воспоминании публики на презентации водки «Жириновский» на спиртозаводе в Рязани, где столичный гость окроплял ленту готовой продукции из свежеоткупоренной бутылки. Этот лихорадочный жадный блеск в глазах и готовность в любой момент припасть к живительному источнику влаги, а также растерзать конкурента в желании это сделать. Странно, что их пока в стране насчитывается только 4 процента за вождя ЛДПР и 2 — за райковскую Народную партию. На двоих, впрочем, это уже преодоление пятипроцентного барьера в Думу, а значит, есть и потенциал для дальнейшего роста. Почему кремлевские кураторы инвестируют деньги и PR именно в этот электорат для нужд своей второй «партии власти», не вопрос.

В обществе, где нет устойчивого имущего среднего класса, «опера нищих» всегда будет пользоваться популярностью, и играть на низменных чувствах деклассированного люмпена велел если не сам Бог, то холодный расчет профессионального манипулятора.

Это, в конечном счете, дешевле, чем выправлять пропорции между верхним и нижним децилями, что конечно делает президент Владимир Путин и правительство Михаила Касьянова, но без массового пересмотра итогов приватизации получается у них это плохо. Ни для кого не секрет, кто пролоббировал в Кремле самостоятельное участие НПРФ в парламентских выборах (отдельной от «Единой России» колонной) – «питерские силовики» и лично зам. руководителя администрация президента Виктор Иванов.

Они же, по слухам, стоят за инициативой переноса выборов в Думу с декабря на март, чтоб рейтинг Геннадия Райкова успел набрать хорошую динамику. Пока даже ангажирование Центра политических технологий Игоря Бунина — одной из наиболее профессиональных контор, и публичное вымогательство у ЮКОСа на нужды «второй путинской партии» не помогает «Жириновскому номер два» обойти оригинал по популярности. Между тем, достоверно известно, что молодежь из электората ЛДПР (пэтэушники) уже оттекла от Владимира Вольфовича, но пошла почему-то не в НПРФ, а, как установили социологи, к Владимиру Владимировичу (в «Единую Россию» имени Путина).

Мажоритары в мажоре

Кто такой среднестатистический депутат-одномандатник? Во-первых, защитник интересов пославших его на Охотный ряд избирателей, во-вторых, бесплатный (для бюджета региона) помощник губернатора в Москве, в-третьих и в главных- лоббист. Читай, получатель денег за нужное голосование в нижней палате парламента и человек, живущий на проценты от полученных его работодателем в Думе бонусов. Неудивительно поэтому, что большинство лиц «мажоритаров» незнакомо широкой публике, если это не колоритный Василий Шандыбин. Никто не знал и Геннадия Райкова, пока его не послали служить новому президенту руководителем депутатской группы, созданной, чтобы подрубать под корень «большую оппозицию» КПРФ/ОВР. Занявших привычные уже первые места коммунистов и примаковский блок «Отечество-Вся Россия», пришедший третьим после «Единства», в парламенте банально развели кремлевские пиарщики. Лоббисты-мальки вроде того же Геннадия Ивановича, только-только подтвердившие свой статус, были обучены оптом акулами этого бизнеса типа Владислав Суркова — и процвели (финансово) настолько, что денег хватило им и на новую партию, и на гарантированное переизбрание в округах, и даже на собственных федеральный список осталось.

А материальные ценности, как известно, не только сами правят миром, но и зачастую делают заложниками своих обладателей. Мажоритары в мажоре, даже заключив на базе думской «большой четверки» пакт о ненападении с другими пропрезидентскими партиями, не смогли отказать своим спонсорам в выдвижении федерального списка НПРФ. Аббревиатура, конечно, намекает на черную технологию против брэнда коммунистов, но, думается, до дня голосования эти четыре буквы в заголовке у народников не доживут. Дети райка собираются сыграть в патриотических блок по-крупному, в том числе, увести под свои партийные знамена популярного левого экономиста Сергея Глазьева. Пока Сергей Юрьевич от союза с НПРФ открещивается, как черт от ладана, но и в КПРФ никто не торопится уступать «русскому Тони Блэру» первое место в списке. А быть вторым у коммунистов после Геннадия Зюганова — не напрасный ли труд? Уравнение Глазьева неизбежно будет решено. За что уплочено, должно быть проглочено. Ибо кто платит, тот и заказывает музыку. В этом — все дети райка и Райков, пророк их.

Норман Илумс

Оригинал материала

«Русский курьер»