Дефицит капитала «Моего банка» может достигать 8-10 млрд рублей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дата материала: origindate::2014/01/24

Глеб Фетисов

Сложная ситуация с исполнением обязательств в "Моем банке" получила официальное подтверждение. В опубликованной вчера декабрьской отчетности банк признал проблемы на 2,2 млрд руб. Качество и детальная структура активов для разрешения этих проблем из отчетности неясны. Равно как и то, кто будет их урегулировать. Учитывая, что, по информации "Ъ", покупка банка оплачивалась акциями компании Spyker, связанной со скандально известным бизнесменом и банкиром Владимиром Антоновым, реальность заявленных банком собственников — под вопросом.


На 1 января непроведенные платежи по корсчету (или попросту "картотека") "Моего банка", до декабря прошлого года подконтрольного экс-сенатору Глебу Фетисову, а затем проданного нескольким физлицам, составляли 2,2 млрд руб., свидетельствует отчетность банка. Такого размера картотеки банки до отзыва у них лицензии не показывали с момента кризиса. Больше, да и то в 2008 году, было только у банка ВЕФК (6,6 млрд руб.).

По закону ЦБ обязан отозвать у банка лицензию, если он не способен исполнить обязательства в течение 14 дней, а их объем не меньше 1000-кратного размера МРОТ. "Поскольку специальных разъяснений на тему, какие дни считать — рабочие или календарные, по этому случаю нет, правильно вести речь о календарных",— говорит партнер компании "Яковлев и партнеры" Игорь Дубов. В такой ситуации сохранение регулятором лицензии за банком, испытывающим проблемы с проведением платежей и выдачей вкладов, вызывает вопросы. "Если только на какие-то даты банку не удавалось картотеку ликвидировать,— уточняет господин Дубов.— Тогда отсчет срока начинается вновь".

Получить комментарии в ЦБ вчера не удалось. Как ранее сообщал "Ъ" со ссылкой на осведомленные источники, регулятор направлял в АСВ запрос на оценку ситуации в банке на предмет целесообразности его санации. Правда, оценку эту — стараниями руководства банка — удалось провести лишь со второй попытки — после смены части руководства "Моего банка", препятствовавшего проведению проверки. Результаты оценки не раскрываются, но, учитывая, что решение о санации так и не принято, вряд ли являются блестящими. Вчера же выяснилось, что банк не принимает новые вклады — скорее всего, из-за запрета ЦБ.

По данным отчетности "Моего банка", на 1 января средств на счетах граждан в нем было на 9,59 млрд руб. За декабрь их объем сократился на 2,2 млрд руб., или 19%. В активах банка — кредиты юрлицам на 7,5 млрд руб., физлицам на 2 млрд руб., вложения в акции на 3,5 млрд руб.

Впрочем, качество и детальная структура этих активов из отчетности не видны. А между тем это и есть самое главное. По словам источника, знакомого с ситуацией в банке, в ходе сделки по купле-продаже банка на его балансе появился новый "крайне интересный" актив. "Это акции компании Spyker,— рассказал собеседник "Ъ".— Похоже, что ими расплачивались за сделку". Эту информацию подтвердил другой источник "Ъ". "Сделка была неденежная,— указывает он,— было несколько вариантов, и возможность расчета акциями Spyker действительно обсуждалась". По его мнению, это указывает на то, что проблемы банка возникли "не вчера". "Акции Spyker торгуются на бирже в ограниченном обращении, имеют некую номинальную стоимость, но это, конечно, не высоколиквидные активы",— поясняет собеседник "Ъ". "А другими и не платят за банки, состояние которых вызывает вопросы",— заключает он. Учитывая молчание ЦБ, вопрос, при каких собственниках возникло такое состояние, также остается открытым.

В России компания Spyker известна тем, что несколько лет назад ее совладельцем стал бизнесмен Владимир Антонов, ранее контролировавший также Инвестбанк (лишился лицензии уже под контролем других акционеров в декабре 2013 года). Интерес к Spyker возник у господина Антонова в связи с приобретением ею в 2010 году компании Saab у General Motors.

Однако впоследствии к господину Антонову возникли вопросы у зарубежных правоохранительных органов, Saab был продан японо-китайско-шведскому консорциуму, а сам господин Антонов вынужденно дистанцировался и от Spyker, продав долю основному владельцу Spyker Виктору Мюллеру. Впрочем, впоследствии тот говорил, что Владимир Антонов по-прежнему "поддерживает компанию".

Поддержит ли кредиторов банка такой актив — вопрос. До середины сентября 2013 года акции компании Spyker NV — нидерландского производителя эксклюзивных спортивных автомобилей — торговались на Амстердамской фондовой бирже (входящей в NYSE-Euronext). Но затем были сняты с торгов. На последний торговый день ее капитализация не превышала €1 млн. По данным Bloomberg, выручка компании за первое полугодие 2013 года составила €0,68 млн, чистый убыток — €5,2 млн.

Учитывая новые обстоятельства сделки по покупке банка, на вопрос о том, кто все-таки является его реальным бенефициаром, ответа тоже нет. Среди новых владельцев банка ни господин Мюллер, ни господин Антонов не значатся. Зато среди новых акционеров и руководства банка есть люди, которые ранее имели отношение к банковским бизнесам господина Антонова. Это, в частности, миноритарный акционер и глава совета директоров банка Михаил Миримский, ранее он работал в подконтрольном господину Антонову Академхимбанке и банке СТБ. А член совета директоров Александр Хандруев, экс-зампред ЦБ, ранее входил в совет директоров Инвестбанка.

Обращение в банк прояснить ситуацию со структурой и реальными сторонами сделки не помогло. Вчера в пресс-службе "Моего банка" отказались от комментариев. Связаться с господами Хандруевым и Миримским не удалось. Член совета директоров Игорь Лейко на все вопросы "Ъ" также ответил: "Нет комментариев".

Светлана Дементьева, Ольга Шестопал, Дмитрий Ладыгин, Валерия Козлова

Оригинал «Коммерсант»[1]

{{#arraymap:Банки|,|x| | }}