Дефолт-98 был предрешен

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дефолт 98-го года был предрешен

Схемы вывоза капиталов, разработанные спецслужбами

Оригинал этого материала
© "Московские новости", origindate::12.08.2003, "Саддаму было у кого учиться"

Андрей Сотник

Converted 14845.jpgДефолт 98-го года не был, как принято считать, результатом рыночных реформ. Напротив, он был вызван той системой внешней торговли, которая сложилась при советской власти. Именно через эту систему еще с 50-х годов качали валюту за рубеж, где она растворялась на счетах советских загранбанков и иных западных банков.

В основе этой системы - продажа отечественных сырьевых товаров (нефть, газ, металлы и др.) по ценам ниже мировых "дружественным" иностранным фирмам, преимущественно офшорным. Сырье проходит по цепочке таких же офшорных посредников, а образовавшаяся в результате перепродаж сверхприбыль оседает за границей. Раньше эта сверхприбыль шла на нужды "мирового коммунистического движения" и на "борьбу с мировым капитализмом". Теперь идет на другие цели. Но главное - деньги не приходят в государственный бюджет никогда. С 90-х сеть офшорных фирм, созданная таким образом, стала ключевым звеном в операциях с валютой российских властей и нового российского бизнеса.

Из недавней истории известно, что в 1990 году была принята резолюция Политбюро ЦК, позволяющая официальным лицам учреждать холдинговые компании за рубежом с использованием активов, принадлежащих государству. Менее известно, что бегство капиталов началось еще в середине 50-х: именно с этого времени западные спецслужбы начали фиксировать факты открытия секретных номерных счетов в банках Швейцарии и некоторых других стран людьми с советскими паспортами. В 1985 - 1991 гг. темпы бегства были резко форсированы. Только по французским данным, КПСС владела 84 компаниями, имела свыше 7 тысяч банковских счетов, а вклады и инвестиции составляли 25 млрд. долларов.

Дефолт N 1

С дефолтом N 1 новая Россия столкнулась в 1990 году, обнаружив, что с клиентских счетов "Внешэкономбанка" (ВЭБ) куда-то испарились все средства.

Но вот любопытные подробности из истории ВЭБа. Клиентам было объявлено, что денег они не получат. В то же время для спасения росзагранбанков Центробанк "закачал" в них через ВЭБ около 6 млрд. долларов. Средства с этих счетов как раз и предназначались на выплаты иностранным кредиторам. Однако они были переоформлены как доли Центробанка России в капиталах росзагранбанков. То есть кредиторы так ничего и не получили, а деньги разошлись по сети офшоров. (Росзагранбанки, как и ВЭБ, имеют разветвленную сеть зависимых зарубежных структур - банки, финансовые и консалтинговые компании, торговые дома, производственные предприятия и др., поэтому под терминами "ВЭБ" и "росзагранбанки" нами понимается вся сеть аффилированных структур.)

Кроме того выяснилось, что ряд иностранных кредитов ВЭБ получал на те же совзагранбанки, не пропуская их через бюджет страны.

Так, в 1990-м страны Персидского залива прокредитовали СССР на сумму 1,75 млрд. долларов. Это было как раз накануне "Бури в пустыне". Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ выдали эту сумму, по мнению западной прессы, в качестве платы за отказ СССР наложить вето на акцию против Саддама в Совете безопасности ООН.

Операция прошла через совзагранбанк "Евробанк" в Париже ("Banque Commerciale pour l,Europe du Nord" - "Eurobank") и его аффилированные структуры. И эти деньги никогда в доходную часть советского или российского госбюджета не поступали.

Часть этого кредита через "Евробанк" ушла в "Financial Management Co" (FIMACO). Почему часть? А потому, что кроме "FIMACO" ассоциированными компаниями банка являлись "Eurogrefi" (Paris), "RTD France" (Paris), "Evrofinance" (Moskow) и др. Им тоже кое-что перепало. То есть кредит, который впоследствии вошел составной частью в долг СССР (а потом России), ушел по этим, отнюдь не российским адресам и был использован на некие конфиденциальные цели через Францию.

Незабытое старое

Для финансирования "стратегических операций во славу коммунизма" использовались и методы "ложных банкротств". Один пример. В апреле 1989 года банк "Дель Готтардо" (Лугано) выдал фирме "Интерпластика" (в ней ранее работал известный Беджетт Пакколи) кредит в 100 млн. долларов под гарантии ВЭБа (так как получателем кредита было советское внешнеэкономическое объединение "Техно-промимпорт"). В "Технопромимпорт" Пакколи перечислил 25 процентов от кредита. Затем "Интерпластика" объявила себя банкротом, и остальные деньги "пропали". Но в начале 2000-х Россия без каких-либо международных финансовых расследований признала обязательства ВЭБа перед банком "Дель Готтардо" и включила их в состав внешнего госдолга.

Куда же ушли деньги, полученные в 90-м? Точно неизвестно. Но кое-какие подозрения могут возникнуть, если знать продолжение сюжета. А оно такое. В ноябре 1994 г. "Дель Готтардо" выдал некой фирме из Южной Африки 100 млн. долларов кредита под залог драгметаллов и камней (5 тонн золотых монет чеканки 1928 - 1972 гг. представил инофирме Комдрагмет России). Кредит был использован на оплату счетов, представленных компании "Мабетекс" (руководитель все тот же Беджетт Пакколи) различными офшорными компаниями, выполнявшими субподрядные работы по ремонту Кремля. Затем ЮАРовская фирма, разумеется, исчезла, не рассчитавшись с кредитом.

Дефолт N 2

Как мы видим, придуманная в ЦК КПСС система продолжала работать. Именно поэтому дефолт 98-го года был предрешен.

По данным Счетной палаты, в декабре 2001 г. государственные долговые обязательства Минфина РФ перед Госбанком РФ увеличились по сравнению с 1 января 1993 г. в 156 раз. Среди основных причин роста задолженности назван выпуск в 1993 - 1998 годах госбумаг. Но вся пирамида ГКО была бы невозможна, если бы она не опиралась на систему, о которой мы писали. Западные покупатели приобретали ГКО только в том случае, если российская сторона страховала их депозитами в расположенных за рубежом банках. Когда дефолт был объявлен, деньги с депозитных счетов ушли. Куда? Можно только догадываться.

В июле 1993 г. Центробанк заключил соглашение с уже знакомой FIMACO (основной ее учредитель - парижский "Евробанк", около 80 процентов которого принадлежало Центробанку) о передаче в доверительное управление финансовых средств - валютный резерв России, кредиты МВД и ценные бумаги Минфина РФ.

Благодаря операциям с FIMACO Центробанк получал значительные доходы от размещения государственных валютных резервов на внешних финансовых рынках. FIMACO предписывалось, как размещать эти средства сначала в депозиты в первоклассных банках Евросоюза, затем и в ГКО-ОФЗ. Например, в 1996 г. "Евробанк", учредивший FIMACO, получил от Центробанка 855 млн. долларов, которые были использованы для создания страховых депозитов в "Евробанке", гарантирующих возврат средств, инвестированных банком в российские ГКО. По данным российской прокуратуры, за 5 лет были переданы валютные резервы РФ на сумму 37,3 млрд. долл., 9,98 млрд. нем. марок, 379,9 млрд. яп. иен, 11,98 млрд. фр. фр. и 662,6 млрд. англ. фунтов. FIMACO и "Евробанк" имели большинство акций в АКБ "Еврофинанс" (Москва), одном из ведущих игроков на отечественном рынке фьючерсных контрактов (10 - 15 проц. от всего объема торгов на ММВБ). Следовательно, экономическое предположение о "перекачке" через FIMACO денег для беспроигрышной игры Центробанка на рынке ГКО (так как ему были известны все ее условия) вполне корректно.

Французский след

Особо следует сказать о "французском следе" в дефолте-98. Американский хедж-фонд "High Risk Opportunities Hub Fund" подал судебный иск (сумма претензий - 1 млрд. долларов) против французских банков "Credit Lyonnais" и "Societe Generale", обвиняя их в том, что они не исполнили перед ним своих обязательств по форвардным валютным контрактам на российском рынке. Рассмотрим этот факт как косвенное доказательство участия на рынке ГКО иных (кроме "Евробанка" и "Еврофинанса") французских банков.

И действительно, например, "Credit Agricole Indosuez" (второй по величине французский банк) был одним из самых крупных иностранных участников российской пирамиды ГКО. К маю 1998 г. ГКО составляли примерно 50 проц. его портфеля. Любопытная особенность. В швейцарских филиалах французских банков "Indosuez" и "Credit Agricole" имели счета компании, имеющие отношение к экспорту российского сырья: "Balkar International Inc" и "VAEKO Europe Ltd" (связаны с нефтяными сделками скандально известного в России "Балкар-Трейдинга"), панамская "CROCO Company Inc" (связана с хищением средств от экспорта "Коминефть" по проекту "Komilux Finance"), "Norwood Properties Inc" (связан с поставками нефти на нужды российских космодромов), фирмы "Andava" и "Forus" (дело "Аэрофлота"), счета фирм "Altay Inc", "Orel Capital Ltd", "Bercut Holding Ltd" и др., имеющие отношение к президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, и др.

В швейцарском отделении французского "Paribas" имели счета: женевская "Vitol SA" (связана с экспортом "чеченской" нефти), дублинская "Danton Trading Ltd" (операции по закупкам зерна в Казахстане в счет квот на российскую нефть), "ITERA International Energy" (холдинг "Итера" не требует дополнительных расшифровок), "Energo Handels AG" (Zug) (операции по перераспределению экспортной выручки за российский газ вне границ российской территории), а также фирмы гражданина Израиля Аркадия Гайдамака, осуществлявшие поставки в Анголу оружия в обмен на нефть.

И вновь к Саддаму Хусейну. Спецслужбами стран антисаддамовской коалиции установлено, что львиную часть личного состояния диктатора составили средства, заработанные на программе ООН "Нефть в обмен на продовольствие", которая реализовывалась (в лучших коммунистическо-диктаторских традициях) через тьму офшорных фирм - покупателей нефти и продавцов продовольствия. До военной кампании в Ираке в основном присутствовали французские, а не американские банки. Сейчас "BNP Paribas", который вел программу ООН "Нефть в обмен на продовольствие", в восстановлении экономики страны не участвует. И не случайно. Причина - в пристальном внимании спецслужб антисаддамовской коалиции к тем французским банкам, которые обслуживали "нефть в обмен на продовольствие".

Но они же - активные участники российского дефолта! Следовательно, весьма высока вероятность того, что финансовые расследования по розыску и судебному аресту личных активов Саддама по "французскому" направлению могут привести к нашим деньгам "дефолтного происхождения". Тогда в Россию они уже не вернутся никогда!

Рейтинг растет

И последнее. Лучшими видами экономических оценок являются независимые. Чтобы оценить последствия дефолта-98, к ним и обратимся. Приведем динамику российского кредитного рейтинга без комментария.

Ни одно суверенное государство мира, для которых он рассчитывается, не имело в последнее десятилетие столь мизерной его величины, как Россия осенью 1998 г. (на уровне "С", что соответствует максимально низкому из аутсайдерских рейтингов). В августе 1999 г. кредитный рейтинг России поднялся до уровня "ССС" (в терминах "Standard & Poors"), или САА (в терминах агентства "Moodys"). И с тех пор понемногу растет, о чем с гордостью сообщает пресса. Но вот о чем умалчивает. Этот рейтинг по-прежнему ниже рейтинга таких стран, как Колумбия, Эквадор, Сальвадор, Гватемала, Индонезия, Казахстан, Молдова, Пакистан, Перу, Таиланд, Туркмения, Украина, Вьетнам. И до тех пор, пока российские власти не продемонстрируют миру хотя бы один пример преследования в судах зарубежных стран (то есть по месту незаконного хранения вывезенных из России активов) виновных в систематических дефолтах, нет ни малейшей возможности этот кредитный рейтинг всерьез улучшить. За прошедшие же пять лет, несмотря на обещания "диктатуры закона", ничего похожего сделано не было. Перекачка бюджетных денег через офшоры по системе, заложенной советскими спецслужбами, продолжается.

В результате - постоянно увеличивающаяся величина российской внешней задолженности, исключающая надежды на скорое улучшение условий жизни российского населения.

Досье МН

На 1 апреля 2003 г. внешний долг страны (по международной методологии) составил 153,5 млрд. долл. (на 1 января 2003 г. - 152,1 млрд. долл., на 1 января 2002 г. - 151,0 млрд. долл.).