Джабраилов против Орджоникизе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Джабраилов против [page_10455.htm Орджоникизе]

Криминальное окружение Лужкова [page_10475.htm опять] устроило разборки со стрельбой

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::21.06.2002, "Умар Джабраилов лишился спального места"

Олег Кузьминский, Петр Сапожников, Тимур Бордюг

Converted 13122.jpgНеудачное покушение на столичного чиновника Иосифа Орджоникидзе, похоже, послужило сигналом к переделу сфер влияния в гостиничном бизнесе столицы. Вчера руководство гостиницы "Славянская" прекратила все отношения с группой "Плаза". Таким образом, предприниматель Умар Джабраилов лишается одного из самых прибыльных своих бизнесов.

Вчера ООО "Славянская гостиница и деловой центр" – компания, принадлежащая московскому правительству и АФК "Система" и владеющая гостиничным комплексом "Radisson-Славянская",– уведомило руководство группы "Плаза" о том, что не нуждается в ее услугах управляющей компании.

Генеральный директор ООО "Славянская гостиница и деловой центр" Гурами Мжаванадзе не пожелал рассказать о причинах отказа от услуг многолетнего делового партнера. Через секретаря он передал: "Не знаю, откуда вы взяли наше уведомление, адресованное 'Плазе', в любом случае никаких комментариев мы давать не будем". В группе "Плаза" Ъ также отказались как либо комментировать письмо владельцев здания.

По оценке специалиста компании Jones Lang LaSalle Юлии Никуличевой, потери группы "Плаза" после ухода из "Славянской" составят $1,2 млн в год.

Имущественные споры за гостиничные комплексы не редкость для столицы. Однако вчерашнее событие выходит за рамки рядовых конфликтов – господин Джабраилов считается предпринимателем, вхожим в самые высокие кабинеты мэрии, а конфликт совладельцев "Славянской" получил широкую огласку еще в 1996 году, когда был убит Пол Тейтум, гражданин США, один из совладельцев СП, управляющего гостиницей.

Умар Джабраилов регистрирует компании на себя, почти не пользуясь офшорными фирмами. По данным Московской регистрационной палаты, предприниматель полностью владеет компаниями "Плаза Столица", ООО "Плаза Авиэйшн", ООО "Данако Фэшион", ООО "Инфросервис ЛТД", ООО "Иммобилиаре", ООО "Миллениум Рекорде", ООО "Данако ЛТД", ООО "Глобал Сат Медиа". Кроме того, ему принадлежит доли в ООО "Группа 'Плаза'" (51%), ООО "Плаза девелопмент" (95%), ООО "Плаза Эстейт" (74%), ООО "Плаза Технолоджи" (95%), 000 "Плаза Защита" (90%), ООО "Реджистер Секьюринг" (50%), ООО "Плаза Паркинг" (95%), ООО "Плаза Стройгарант" (72,56%), ООО "Плаза Билбоард" (17,34%), ООО "Академия Плаза Пресса" (17,03%),; ООО "Плаза Менеджмент" (71,36%), ТОО "Леско ЛТД" (50%).

Помимо гостиничного наиболее значимыми в бизнесе господина Джабраилова являются рекламный и нефтяной бизнес.

Рекламное направление объединено в ассоциацию "Тихая гавань", куда помимо одноименного агентства входят компании "Миллениум", "Атор" и "Аттик". Умар Джабраилов неоднократно заявлял журналистам, что эти компании контролируются группой "Плаза". Около года назад в прессе появилась информация о том, что Умар Джабраилов передал "Тихую гавань", "Атор" и "Миллениум" их топ-менеджерам Владимиру Каневскому и Михаилу Лернеру. Вскоре пресс-служба группы "Плаза" опровергла факт передачи бизнеса менеджерам, а в феврале 2002 года Владимир Каневский был застрелен. Среди рекламщиков поползли слухи (так и не получившие подтверждения), что убийство связано с попыткой господина Каневского вывести бизнес из-под "Плазы".

В последнее время у "Атора" – на который два года назад были переоформлены все рекламные конструкции, числящиеся за "Миллениумом" и "Тихой гаванью",– возникли серьезные проблемы. Компания проиграла несколько судов с Министерством по антимонопольной политике, которое штрафовало ее за незаконную рекламу крепких алкогольных напитков. А буквально на прошлой неделе сотрудники правоохранительных органов провели выемку документов в офисе компании. Любопытно, что вчера заместитель генерального директора "Атора" Александр Щербаков заявил корреспонденту Ъ, что его компания никогда не входила в группу "Плаза".

Нефтяной сегмент бизнеса основателя группы "Плаза" представлен компанией "Данако". Ей принадлежит 20 АЗС на территории Москвы. По данным Московской топливной ассоциации (МТА), "Данако" аффилирована с фирмой "ЕКА-Процессинг" – оптовым поставщиком бензина и эмитентом "бензиновых" платежных карт, которые принимают большинство АЗС столицы. По словам исполнительного директора МТА Григория Сергиенкова, в ассоциацию пока не поступало никакой информации о том, что столичные нефтяные структуры готовят какие-либо демарши против "Данако". А в коммерческом отделе "Данако" Ъ сообщили, что ни вчера, ни в день покушения на Иосифа Орджоникидзе в компанию не поступало никаких документов от чиновников или деловых партнеров, которые могли бы негативно сказаться на бизнесе компании. Правда, собеседник Ъ категорически отказался назвать свое имя.

Converted 13123.jpg

Прокурор Москвы: преступление раскрыто

Руководитель прокуратуры Москвы Михаил Авдюков заявил вчера, что покушение на Иосифа Орджоникидзе "в определенном смысле можно считать раскрытым, поскольку налицо исполнитель преступления, которому в связи с его смертью предъявить обвинение невозможно, и, кроме того, следствие разыскивает двух других соучастников преступления". Прокурор считает, что убийство, несомненно, носит заказной характер. Вместе с тем господин Авдюков сказал, что прокуратура пока не знает о мотивах преступления и поэтому отрабатывает все возможные версии, кроме политической и бытовой. Отвечая на вопрос о возможной причастности к покушению известного московского предпринимателя Умара Джабраилова, глава столичной прокуратуры заявил, что документами о том, что застреленный киллер Салават Джабраилов является родственником вышеупомянутого предпринимателя, следствие пока не располагает, а поэтому "на данном этапе говорить о причастности Умара Джабраилова к покушению на господина Орджоникидзе у прокуратуры нет оснований".

"Покушения на господина Орджоникидзе не было"

"Я считаю, что господин Орджоникидзе и его компания являются организаторами убийства моего брата" – такое неожиданное заявление сделал вчера в интервью корреспонденту Ъ Мусе Мурадову руководитель группы Plaza Умар Джабраилов.

– Человек, погибший в перестрелке с охранником Иосифа Орджоникидзе, действительно ваш брат?

– Да, вчера было официально проведено его опознание. Это мой двоюродный брат Салават.

– Чем он занимался в Москве?

– Я не буду об этом говорить. Он никакого отношения к коммерческим структурам, в которых я работаю, не имел.

– Кто, на ваш взгляд, организовал покушение на господина Орджоникидзе?

– Я очень хочу, чтобы следственные органы разобрались, кто за этим стоит. Но я считаю, что покушения на господина Орджоникидзе не было. Господином Орджоникидзе и его компанией было организовано убийство моего брата. Салавата выкрали и убили. А уже потом бросили труп в канаву, а вокруг разлили его кровь.

Если бы покушение было организовано мною, то труп брата там бы не нашли. Это точно. Вы же знаете, что чеченцы никогда не бросят тело! Даже на войне всегда идут под пули, чтобы забрать труп. Это и по телевизору показывают, я ничего не придумываю. Нужно быть не только дебилом, а еще и инфузорией туфелькой, чтобы на такое дело послать своего брата, да еще с такой же фамилией. И потом еще я ему сказал: "Салават, не забудь взять с собой паспорт, пожалуйста". Не смешно ли?

Представьте себе ситуацию. Правительственная трасса. Через каждые десять метров стоят фээсбэшники. Понятно, что утром на работу едут все коммерсанты и чиновники, у которых минимум по одной-две машины вооруженных охранников. Если какая-то начнется стрельба, если кого-то увидят в маске, их тут же начнут расстреливать все, правильно? Кто же в таком месте будет стрелять?! Нет, появляется Матросов и открывает пальбу по бронированной машине из обыкновенного пистолета. Чушь все это.

Хорошо, пусть его (Салавата.– Ъ) подельники не были чеченцами. Допустим, пошел мой двоюродный брат на это дело. Но он же не такой дебил, чтобы с собой брать паспорт. Потом злоумышленники сжигают автомобиль. По логике, они и брата моего должны были сжечь. Но они его оставили. За BMW никто не погнался. Что им мешало забрать тело и где-нибудь спрятать, а паспорт забрать? Тут много вопросов.

– Как складывались ваши отношения с господином Орджоникидзе? Почему первое и второе покушение на этого чиновника связывают с вашим именем?

– Я не знаю, почему в эти покушения впутывают меня. Никаких особенных отношений с господином Орджоникидзе не было. Те проекты, которые мне доверял мэр города на начальном этапе, конечно, соприкасались с ним. Но после того как я их успешно реализовывал, передавал их городу, у меня не было надобности общаться с господином Орджоникидзе. Он там дальше продолжал курировать то, что было наработано моими коммерческими структурами.

– То есть поводов для каких-то натянутых отношений или конфликтов у вас с ним не было?

– С моей стороны не было.

– А с его?

– Это вопрос к нему. Кстати, в четверг вечером у меня была назначена встреча с мэром Москвы Юрием Лужковым. Думаю, что наш разговор мог иметь не совсем хорошие последствия для господина Орджоникидзе. Он знал об этом и сделал все, чтобы я не встретился с мэром.

– О чем вы собирались говорить?

– О новых проектах по развитию города. А Иосиф пытался воспрепятствовать моему сотрудничеству с правительством города... Несколько дней назад мне хотели подбросить наркотики. Не получилось – меня не оказалось в Москве. Словом, за мной охотились. Полагаю, что следующий удар будет нанесен по моему брату Хусейну, который управляет гостиницей "Россия".

– Выстраивается целая цепочка криминальных событий, в которых так или иначе фигурирует ваше имя. Кому-то вы стали неугодны?

– Я не знаю кому, видимо, есть поплавок какой-то, из меня сделали одиозную фигуру, которая всем уже надоела. Это мое мнение.

– Кто-то хочет отнять у вас бизнес?

– Может быть, но открыто мне об этом никто не говорит. Если кто-то там работает какими-то методами, действует, то я не могу за них судить... Если бы меня хотели убить, то сделали бы это просто. Но задача, видимо, состояла в другом – скомпрометировать меня и вытеснить из бизнеса.

– Но вы сами-то что ощущаете?

– Ничего не ощущаю, кроме того, что пытаются сделать со мной и вообще со всей моей семьей. С родом Джабраиловых. Нашли еще одних инакомыслящих в Москве... Все очень просто, у нас слишком хорошо получается решать те задачи, которые ставят перед нами. Объектами, которыми мы занимаемся, мы умеем грамотно управлять, мы умеем вести работу современно. А главное, мы умеем работать, не тратя государственные деньги, мы можем на ровном месте из убыточных предприятий делать высокоприбыльные. А некоторым дядям, облеченным властью или занимающим какое-то положение, видимо, это не очень на руку. Им выгодно показывать, что надо много тратить народных денег для того, чтобы какой-то объект поднять. Например, гостиница "Рэдиссон-Славянская" была убыточным предприятием, $15 млн долгов имела. Мы все вернули. Потом этот объект, сделав его высокоприбыльным, я передал городу. Еще пример. Почти $800 млн вбухали в строительство подземного торгового комплекса "Охотный ряд – Манежная площадь". Они бы так и оставались в земле, если бы этот объект не доверили мне. Я пришел на том этапе, когда все было построено, и в мои задачи входило найти арендаторов, собрать с них деньги за полгода вперед, привлечь их. Я со своей командой смог сделать всю работу за четыре месяца. И благодаря тому, что мы умеем оперативно, качественно работать, объект был вовремя сдан. Борис Ельцин назвал его восьмым чудом света. Отношения к финансированию объекта моя группа не имела, никогда не получала никаких гонораров. У меня был оклад, так как я был замгендиректора, вот и все. Объект построили, сдали, нашли инвестиции, передали вновь городу. Я не знаю, может быть, слишком хорошо у меня получалось. И это кому-то не понравилось.

– Высказывались предположения, что ваши отношения с господином Орджоникидзе стали портиться из-за того, что подконтрольные вам предприятия недоплачивали в городской бюджет.

– Все это ерунда. Моя фирма ничего не должна была отчислять, я поднимал те предприятия, которые были 100-процентной собственностью города Москвы. Я вспомнил, когда перестал со мной общаться господин Орджоникидзе. В тот день, когда я выдвинул свою кандидатуру на пост президента, по мобильному телефону мне позвонил господин Орджоникидзе и дословно сказал следующее: "Ну что ты из себя вообще пупа земли возомнил?" И все, он положил трубку. Тогда я не придал этому значения, а сейчас понимаю, что им надо показать общественности, что я монстр. Технологии, как это делается, известны.

– Тот разговор с Иосифом Орджоникидзе действительно был последним?

– Один раз мы встретились, но уже после того, как на него было совершено первое покушение.

– И как прошла встреча?

– Он долго не хотел со мной общаться, но я настоял, его просили знакомые, потому что мне надо было понять для себя, почему и что произошло. Ну он со мной поговорил чуть-чуть и потом сказал, что он не будет больше общаться. Это его дело. Ну не будет – так не будет. Я просто думал, что у нас помимо деловых сложились с ним еще и человеческие отношения, потому что он виделся с моими детьми, я вижусь с его детьми, с женой время от времени.

– Из правоохранительных органов с вами кто-то пытался контактировать?

– Со мной никто пока не разговаривал, потому что они не считают нужным со мной говорить. Видимо, у них другое задание: нанести следующий мощный удар.

Пресс-секретарь мэра Москвы Сергей Цой, ознакомленный с содержанием интервью господина Джабраилова, от комментариев воздержался.

"Они пытались пробить броню, стреляя в одну точку"

На вопросы Ъ ответил один из участников оперативно-следственной группы по делу о покушении на Иосифа Орджоникидзе.

– Следствие не считает, что нападение на Иосифа Орджоникидзе было инсценировкой. Точно установлено, что в покушении участвовали четверо. Двое из них были ранены. Потом двое других оттаскивали на себе раненых. Увидели, что один уже при смерти, и решили его бросить: нести тяжело было.

– То есть обстоятельства смерти Салавата Джабраилова уже точно установлены?

– Пока нет. У Джабраилова сквозное ранение, пулю мы не нашли, тем не менее можем с большой долей уверенности сказать о том, что он был убит из пистолета охранника Орджоникидзе.

– Как вы вообще оцениваете действия телохранителя?

– Он вел себя неправильно. Машина была защищена не немецкой или шведской броней, а чешской, которая считается наиболее прочной, ее нельзя прострелить не только из пистолета, но даже из автомата. Охране не надо было вступать с нападавшими в огневой контакт, а заблокировать двери и выруливать из сектора обстрела. В данной ситуации охранник не должен был проявлять личную храбрость, хотя она и достойна уважения, а спасать жизнь охраняемому объекту. А так нападавшие могли его (охранника.– Ъ) убить, ворваться в салон и застрелить Орджоникидзе.

– Застрелить? Но ведь они шли с обычными пистолетами на броневик!

– Мы пришли к выводу о том, что нападавшие не знали, что машина была хорошо бронированной. Они пытались прострелить капот, чтобы вывести из строя двигатель. Стреляли по находившимся в салоне людям через стекла. А когда поняли, что пули не пробивают, стали вести огонь в одну точку, но броня все равно выдержала.

"Версию Джабраилова мы обсуждали на месте покушения"

Начальник управления мэрии Москвы по взаимодействию с правоохранительными органами Николай Куликов.

– Вчера Умар Джабраилов заявил, что его брата похитили и убили для инсценировки покушения на господина Орджоникидзе.

– Это не новость для меня, так как еще в четверг, когда я осматривал место преступления, то там же высказал именно это предположение, с которым теперь выступает Умар Джабраилов. Я это просто предвидел, а что он еще может в данном случае сказать?

– А как вы, как бывший руководитель столичного ГУВД, можете объяснить участие брата Умара Джабраилова в покушении на столичного чиновника?

– У них наверняка была полная уверенность в успехе задуманной операции. Да плюс к этому огромная наглость, видимо, связанная с тем, что Салават Джабраилов некоторое время назад работал у своего брата в службе безопасности. BMW, на которой они следовали за машиной Иосифа Орджоникидзе, в потоке не могла вызвать каких-либо подозрений, так как была снабжена милицейскими номерами и проблесковым маячком. Кроме того, преступники следовали не от дома Орджоникидзе, а появились только в потоке машин. Да и место преступления было заранее спланировано: недалеко пустырь, где можно бросить машину, 100 метров до поворота на другую улицу. А кроме того, рядом железнодорожный переезд и оживленная улица Ивана Франко. Мы думаем, что именно там преступников ждала другая машина, на которой им удалось скрыться.

– Ее вычислили?

– Нет.

– Но даже будучи уверенными в успехе, преступники не должны были исключать и возможность провала задуманного. И в этом случае Салават с головой выдает своего брата-предпринимателя?

– Судя по почерку преступления, они были почему-то уверены в стопроцентном успехе с примесью безнаказанности и наглости. Это все, что я могу сказать.

***

Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::21.06.2002

Все подстроено

Хусейн Джабраилов обвинил Иосифа Орджоникидзе в убийстве брата

Владимир Демченко

[...]
Однако родной брат Умара Джабраилова, первый заместитель гендиректора гостиницы "Россия" Хусейн Джабраилов согласился встретиться с корреспондентом "Известий".

- Я считаю, что моего брата убили. И организовал это убийство именно Орджоникидзе, - заявил Хусейн Джабраилов "Известиям". - Все покушение подстроено от начала до конца. Если бы мы хотели что-нибудь сделать, неужели мы послали бы на это дело своего брата. Мы знали, что у Орджоникидзе бронированная машина, его секретарь сам звонил нам и спрашивал, какая степень защиты лучше: шестая или восьмая. Неужели в этой ситуации мы бы стали использовать "стечкин" и "макаров"? Они машину сожгли, но почему тогда труп не сожгли вместе с ней? Если бы они сразу не подожгли машину, ее бы не скоро нашли, так что у них было время и документы у него забрать, и еще что-нибудь сделать. И вообще, если бы с Салаватом были чеченцы, то они бы прекрасно знали, что у нас с ними будет кровная месть, если они бросят его тело.

По словам Хусейна Джабраилова, он и Умар действительно практически не общались с убитым Салаватом.

- Наша семья жила в самом Грозном, а они - в селе Новые Атаги, - вспоминает Хусейн Джабраилов, - к сожалению, мы всегда очень мало общались. Его отец, наш дядя, погиб в автокатастрофе в Грозном в 98-м году. Салавата за последние 10 лет я видел всего раза три. Он сначала жил в Тольятти, потом в Киеве. Он был коммерсантом. Перегонял автомобили в Грозный, в Киев, в Москву. У него было еще 3 брата, один из которых живет в Минске. В Москву Салават приехал всего месяцев восемь назад, где-то снимал квартиру. Несколько раз приходил ко мне, приносил какие-то проекты. Он все время пытался наладить какой-то бизнес. Так же как и его брат Паша, который тоже приходил с какими-то идеями бизнеса в Белоруссии. Но мы работаем только в Москве, и нас это не заинтересовало.

Брат Умара Джабраилова подтверждает наличие трений между руководителем группы "Плаза" и Иосифом Орджоникидзе. По его словам, они не общаются с тех пор, как Умар выдвинул себя кандидатом на пост президента России, чем Орджоникидзе был сильно недоволен. Однако, по словам Хусейна, Умар Джабраилов и сейчас обладает большой информацией относительно деятельности Иосифа Орджоникидзе. Именно это, считает замдиректора "России", заставило вице-мэра пойти на инсценировку покушения с использованием Салавата Джабраилова. [...]

***

Оригинал этого материала
© "Комсомольская правда", origindate::21.06.2002

Хроника покушений на Орджоникидзе и его близких

19 февраля 2000-го два киллера, вооруженных автоматами, в Леонтьевском переулке, в 500 метрах от мэрии Москвы, расстреляли автомобиль «Ниссан-Максима». Водитель Иван Петрин погиб на месте, а сам Иосиф Николаевич был тяжело ранен.

Весной 2000 года была обстреляна машина помощника Орджоникидзе Вячеслава Борульника. Водитель Борульника был ранен в руку, чиновник не пострадал.

10 апреля 2001-го на Кутузовском проспекте двое грабителей ворвались в салон «Меседеса-500», за рулем которого сидела Кетеван Орджоникидзе, жена вице-премьера. Бандиты два часа колесили с пленницей по городу. Затем супругу вице-премьера выкинули из машины, сняв с нее золотые украшения.

***

Орджоникидзе знал, кому перешел дорогу, но говорить об этом не захотел

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::25.06.2002

[...] Cледователи уже в ближайшее время намерены пригласить на беседу потерпевшего - Иосифа Орджоникидзе.

Между тем последний уже сделал заявление, что вопреки появившейся информации, он не отказывается сотрудничать со следствием. При этом вице-мэр напомнил, что и после первого покушения, когда «меня вызывали на допросы, я отвечал на все вопросы следователей и прокурора полно, конкретно и исчерпывающе'. Однако правоохранительные органы явно не разделяют эту точку зрения. Во всяком случае в Моспрокуратуре 'ГАЗЕТЕ' заявили, что дело о первом покушении на Орджоникидзе не закрыто, но каких-либо подвижек в нем нет. При этом собеседник дал понять, что успех расследования во многом зависел от самого вице-мэра, который «наверняка знал, кому перешел дорогу, но говорить об этом не захотел».

Совершенно очевидно, что и теперь Орджоникидзе будет послушно являться на допросы и отвечать на вопросы следователя. А поскольку очередное покушение на него, как заявили в мэрии, «продолжение первого», то это означает только одно - откровенничать со следствием вице-мэр не станет и в этот раз.

Тем временем московское правительство предпринимает очередные шаги к тому, чтобы уберечь руководителя департамента внешнеэкономических связей Иосифа Орджоникидзе от третьего покушения. В пару к его бронированному лимузину выделили «джип» сопровождения с проблесковыми маяками, а также еще несколько личных охранников.