Джек-пот юриста-оборотня

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Паритет-Медиа", origindate::03.06.2010

Джек-пот юриста-оборотня

Сергей Белозеров после таинственной смерти директора "Красного пролетария" оформил на себя 65% завода-гиганта

Виктор Стулин

Во времена, когда руководство страны отчаянно пытается победить коррупцию на федеральном уровне, в самом центре Москвы происходят события, которые заставляют нас возвращаться в «лихие 90-е».

Завод «Красный пролетарий» (ныне — ОАО «КП») — гордость советской и российской промышленности, который существует уже почти 150 лет, по сути, единственный в Москве завод, который продолжает выпускать станки — всегда привлекал внимание сомнительных личностей, заинтересованных в быстрой наживе, причиной тому огромный имущественный комплекс, состоящий из недвижимых активов в Москве и Московской области — площадью почти в 100 000 кв.м.

При этом подобных «сомнительных личностей» — никогда не останавливал факт того, что завод является крупным налогоплательщиком, обеспечивает в сложный период мирового финансового кризиса не менее полутысячи москвичей рабочими местами и стабильной заработной платой, что от продукции завода — высокотехнологичных станков — зависит промышленный потенциал Российской Федерации.

Мошенники, как правило, люди обаятельные и способные войти в доверие практически к любым, даже очень сильным личностям. Именно такой сильной и харизматичной личностью и был бессменный руководитель завода «Красный пролетарий» — Юрий Иванович Кириллов, который смог провести завод через приватизацию, сохранив полностью производственный потенциал завода и сплотив вокруг себя трудовой коллектив.

С 2005 года помогать вести юридические дела завода пришел новый для команды Кириллова человек — Сергей Белозеров. Скромный юрист сразу понял, какие двери перед ним открывает должность юридического советника директора завода и как можно использовать положение в свою пользу, но для того, чтобы претворить план в жизнь, нужно было время, нужно было играть роль верного соратника Кириллова, помогать ему во всем, — эту роль Белозеров мастерски исполнял на протяжении нескольких лет. За прошедшие годы Кириллов Юрий Иванович увидел в Белозерове человека, болеющего за производство и пытающегося помочь сохранить завод от многочисленных «инвесторов», которые пытались захватить предприятие, полностью доверил Белозерову ведение корпоративных дел предприятия.

Группа акционеров завода, куда входил не только Юрий Иванович Кириллов, но и топ-менеджмент, распоряжалась пакетом в 65%. Для сокрытия от сторонних лиц, готовых предпринять любые меры ради получения акций завода, данный пакет, а так же акции других менеджеров предприятия были переданы (по рекомендации Белозерова) в номинальное держание ЗАО «ИНГОСДЕП». Ни Кириллов, ни топ-менеджмент на момент передачи акций в номинальное держание не знали, что владельцем ЗАО «ИНГОСДЕП» является сам Белозеров С.В.

В конце ноября 2009 года Юрий Иванович Кириллов был убит на Кипре. Убийца не найден — этот факт, как и обстоятельства совершения преступления, указывают на неслучайность трагедии.

Далее события начали разворачиваться стремительно — практически сразу после убийства Кириллова Белозеров приезжает на ОАО «Красный пролетарий» и сообщает действующему менеджменту о том, что неплохо было бы им покинуть свои места: мол, он, Белозеров, новый собственник завода и именно он владеет 65% акций (скромно умалчивая о том, как был получен этот пакет).

Последующие события, происходящие на фоне активной борьбы с коррупцией, объявленной президентом России, поражают цинизмом и беспринципностью служителей Фемиды. Непонятным образом один за одним принимаются судебные решения — принимаются в нарушение законодательных норм, что вызывает вопросы в отношении действующих судей Арбитражного суда г. Москвы, в частности судьи Лобко Вячеслава Анатольевича. Судя по решениям этого господина — Арбитражный суд Москвы работает и ночью, и в выходные дни — в общем, в любое удобное для «клиента» время. Так, судья Лобко, получив ходатайство со стороны Белозерова о применении обеспечительных мер виде запрета на передачу реестра акционеров, в ту же минуту, отложив все остальные свои процессы, берется за дело и ночью выносит определение, которое так нужно Сергею Белозерову для проведения незаконного собрания акционеров.

Белозеров, потеряв надежду договориться с упрямыми менеджерами, — людьми, которые всю жизнь отдали любимому предприятию, — готов на отчаянный шаг: с нарушением всех возможных законных норм и используя заведомо украденный пакет акций, провести собрание акционеров с целью назначить нового генерального директора и совет директоров ОАО «Красный пролетарий», а также получить право подписывать любые документы от имени общества, в том числе и по распоряжению недвижимым имуществом. Оценивая все действия, к настоящему моменту уже совершенные Белозеровым, можно быть уверенным, что на и этом он не остановится, и что после «грязного» собрания последует и физический захват завода.

Ну, а реальные владельцы предприятия — топ-менеджмент и коллектив завода, готовясь к обороне родных стен, выясняют есть ли у Белозерова «покровитель-инвестор», не скупящийся на щедрое финансирование столь масштабных действий и предпочитающий до поры до времени оставаться в тени, или скромный адвокат Сергей Белозеров решился на это рискованное предприятие в одиночку?