Джонни сдал диаспору

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Похищенный "вором в законе" Тариэлом Ониани бизнесмен рассказал, как из него выбивали $500 тысяч

Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::21.04.2010, Фото: "Коммерсант"

Джонни сдал диаспору

Елена Шмараева

Compromat.Ru

Тариэл Ониани

Похищенный вором в законе Тариэлом Ониани бизнесмен рассказал, как из него выбивали $500 тысяч. Грузинские криминальные авторитеты угрожали расчленить его 7-летнюю дочку, а самого Джонни Манагадзе били битой по голове и рукам. Предприниматель дал показания в суде, скрывая лицо от участников процесса.

Хамовнический районный суд Москвы в среду вновь заседал на выезде — допросить потерпевшего по уголовному делу, бизнесмена Джонни Манагадзе можно было только в Мосгорсуде. Предприниматель и его жена находятся под государственной защитой, их лица не показывают участникам процесса, допрос ведется по аудиосвязи из охраняемой комнаты. Потерпевшим зал видно на мониторе.

Манагадзе, по версии следствия, год назад похитил вор в законе Тариэл Ониани с сообщниками. За это преступление перед судом предстал сам Ониани (по российскому паспорту он Мулухов, под этой фамилией его судят), 43-летний гендиректор ООО «Русстройсервис» Сергей Абутидзе и 23-летний охранник ЧОП «Феникс-Гарант» Алексей Зубарев.

Накануне об обстоятельствах похищения мужа и вымогательства у него $500 тыс. рассказала жена Манагадзе Таисия Кочиева, а в среду в суде выступил сам потерпевший.

Московский предприниматель грузинского происхождения рассказал, что знает подсудимого Сергея Абутидзе с середины 1990-х годов. Отношения у предпринимателей раньше были неплохими, правда, Абутидзе любил хвастаться своими связями с криминальным миром, но приятель закрывал на это глаза. С конца 90-х никаких совместных дел Абутидзе и Манагадзе не вели, но около двух лет назад Каха (так потерпевший называл подсудимого Абутидзе) предложил ему долю в бизнесе. Приятели возобновили деловые отношения, снова стали чаще видеться, и тогда Манагадзе понял, что его деловой партнер находится в серьезной финансовой зависимости от вора в законе Ониани. Абутидзе получил от криминального авторитета $2 млн, которые должен был обналичить, но их у него отобрали мошенники.

— Ониани как порядочный вор в законе ему говорит: 200 тысяч я тебе прощаю, но 1 млн 800 тыс. придется вернуть, — описывал Манагадзе отношения подсудимых, ссылаясь на их «грузинский блатной воровской менталитет».

— Пусть не оскорбляет! — обиделся на «вора в законе» Ониани.

— Если для вора в законе «вор» это оскорбление, то я извиняюсь, — ответил голос с потолка.

— Досконально это не установлено в процессе, — попытался примирить грузинских бизнесменов прокурор, и допрос продолжился.

Манагадзе, отвечая на вопросы гособвинителя Антона Каретникова, рассказал, как Абутидзе уговаривал его познакомиться с Ониани. «Я ему прямо говорил: может, они раньше людям и помогали, но теперь они просто пиявки», — описывал Манагадзе свое отношение к криминальным авторитетам вообще и к Ониани в частности. Потерпевший также добавил, что в грузинской диаспоре в Москве рано или поздно «у всех возникали проблемы с ворами в законе».

На взгляд Манагадзе, Ониани похитил его за пренебрежительное отношение к криминалитету и к себе лично, а надоумил его никто иной как Абутидзе: задолжав авторитету, решил выслужиться.

А кандидатура приятеля подходила потому, что тот собирался продавать дом на Рублевском шоссе и, по расчетам Абутидзе, у Манагадзе уже должна была быть на руках крупная сумма денег — аванс за пока не проданную недвижимость.

Дальше бизнесмен довольно близко к тексту пересказывал то, что содержится в материалах дела: как Абутидзе назначил ему встречу, как приехал туда не один, а с бандитами-грузинами, охранниками из ЧОПа и самим Тариэлом Ониани. «Тут он сам появился, как всегда красивый, элегантный, говорит: «Давай быстро в машину и поехали!» — описал Манагадзе знакомство с вором в законе. В своих показаниях потерпевший наконец-то пролил свет на роль охранника Зубарева, который, в отличие от двух других подсудимых, находится под подпиской о невыезде. Зубарев, которому в марте прошлого года было 22 года, работал у Ониани охранником. Вечером 18 марта он был на Смоленской площади, где похитили Джонни Манагадзе, и вместе с другими охранниками заталкивал его в микроавтобус. В дальнейшем бизнесмен его не видел, в истязаниях Зубарев, согласно материалам дела, не участвовал.

Манагадзе считает, что бить его начали за то, что посмел ослушаться вора в законе: «Надо было сразу идти, а я сопротивлялся, кричал, пытался привлечь внимание окружающих». Бизнесмен вспоминает, что в тот вечер на автобусной остановке напротив здания МИДа, откуда его увезли на Рябиновую улицу, было много народа, но никто не обратил на происходящее внимания. Натянув пленнику шапку на глаза, его привезли в кафе «Рябина»: «Я понял, что кафе грузинское, они типовые, дизайн один и тот же».

«Сука, ты зачем кричал?» — сказал мне Ониани, и пошли удары битами по голове, по предплечьям, по рукам», — вспоминает Манагадзе.

Он говорит, что сообщники авторитета сначала избили его, а потом начали предъявлять требования.

Утром 19 марта бизнесмену разрешили позвонить жене, и Таисия Кочиева бросилась собирать деньги по знакомым. За два дня нужно было собрать $500 тыс. Ее супруга тем временем перевезли на съемную квартиру, где продолжали бить и угрожать. Чаще других битой орудовал этнический грузин по фамилии Пивень, его следователям найти не удалось, сейчас он числится в розыске. «Если твоя жена не начнет собирать деньги, я лично твоего ребенка разрежу пополам, сфотографирую и тебе принесу», — вспоминал Манагадзе угрозы своего мучителя. «А жену сначала изнасилую, потом разрежу на кусочки», — так, по словам бизнесмена, Пивень отговаривал пленника от идеи обратиться в милицию.

Ониани до освобождения Манагадзе больше не беседовал с ним лично — только по телефону, утверждает бизнесмен.

«Без всяких лишних движений принесешь оставшуюся сумму. После этого придешь ко мне в дом и станешь членом моей семьи», — якобы говорил Ониани похищенному после того, как жена передала бандитам первый транш выкупа — $218 тыс.

Такие обещания, считает Манагадзе, он заслужил тем, что «не сломался духом», пока его избивали, и «вел себя как мужчина».

Ониани и Абутидзе, пока Манагадзе давал показания, по очереди вскакивали со скамьи подсудимых и бросали возмущенные реплики. «Хочу посмотреть в его бесстыжие глаза!» — требовал бывший приятель и деловой партнер бизнесмена. «У меня столько к нему вопросов, что хватит на три дня», — зловеще обещал Ониани. Допрос потерпевшего продолжится на следующей неделе. Защита подсудимых настаивает, что Манагадзе оговаривает их подзащитных, потому что был должен Абутидзе денег. «А когда он пришел на Петровку и заявил, что сдаст Ониани, в МУРе ему уже рассказали, какие показания давать», — считает адвокат Абутидзе Денис Саушкин. Адвокат Ониани Николай Мдинарадзе пока не раскрывает полностью свою линию защиты. «Мой клиент даст показания и расскажет, как все было на самом деле», — обещает он.

["Время новостей", origindate::22.04.2010, "Пытки по-семейному": Тариэл Ониани (пользуется документами гражданина Грузии Давида Мулухова) известен как глава кутаисской преступной группировки и как один из самых влиятельных авторитетов на территории бывшего СССР. Еще в советские времена он восемь раз сидел в колонии, а в начале 90-х годов перебрался в Европу, обосновавшись сначала во Франции, а затем в Испании. В 2005 году он попал в поле зрения полиции Испании, которая провела масштабную операцию против «русской мафии» под кодовым названием «Оса». Тогда было задержано 30 человек — граждан Грузии, России, Украины и Испании, занимавшихся, по мнению полиции, отмыванием денег. Однако за день до начала операции Ониани успел скрыться и позже был задержан во Франции. Ему были предъявлены обвинения в отмывании средств «русской мафии» и организации преступного сообщества, но доказать вину Ониани французской полиции и не удалось, и он был отпущен.
После этого Ониани поселился в Москве, где «прославился» организацией в июле 2008 года крупной криминальной сходки. На Пироговском водохранилище теплоход, на котором проходила встреча около 40 воров в законе, спецназ штурмовал с вертолета. По одной из версий, сходка была организована для обсуждения разногласий с другим влиятельнейшим авторитетом — Асланом Усояном (Дед Хасан). В результате отечественный криминальный мир разделился на два враждующих лагеря. — Врезка К.ру]