Диапазон Кобзона

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Диапазон Кобзона Этого человека не пускают в Америку, но он туда и не рвется. Он депутат Госдумы, но от Думы ему ничего не надо. В студии "Русского радио" -- ведущий программы "Яблочко" Степан Строев и народный певец Иосиф Кобзон.

"Степан Строев: Как обычно, начну с эпиграммы поэта Александра Волыха:

Я дам совет хороший и простой 
Несчастным жертвам нашего музона: 
Вы можете назвать себя "звездой", 
Но только не в присутствии Кобзона. 
Каким бы ни был ваш диапазон, 
Пускай с тремя октавами в обхвате, 
В России есть одна "звезда" -- Кобзон. 
Его диапазона всем нам хватит. 
Иосиф Давидович, некоторые мэтры брюзжат, что нынче и культуры у нас маловато, и талантов не так много. 
Иосиф Кобзон: Я бы не сказал так насчет культуры. Молодые ведь тоже могут сказать: мол, нам претит смотреть на вас -- застегнутых на все пуговицы, с галстуком, без бороды, без усов. Кстати, в мое время не было на эстраде красивых исполнителей в таком количестве, как сейчас. У нас там были красивые, так скажем, мужчины -- Сережа Захаров, Муслим Магомаев. Были и девушки красивые у нас -- Соня Ротару, Эдита Пьеха. Но сейчас-то сплошь и рядом: как увидишь, так женись. Все красивые -- ориентацию бы еще сохранять так, как надо. 
С.С.: Ни для кого не секрет, что вы являетесь одним из самых состоятельных людей страны. По крайней мере, одним из тех, кто не стесняется декларировать это. 
И.К.: Ну, в общем, если говорить о нашей стране, наверное, я отношусь к этой категории. 
С.С.: И не стесняетесь декларировать свое состояние. 
И.К.: Нет, нет стесняюсь. 
С.С.: Два с половиной миллиарда в прошлом году -- такую сумму вы декларировали в налоговой инспекции. В одном из ваших интервью эта сумма значилась... 
И.К.: Не может такого быть. 
С.С.: Вы не называли никаких цифр? 
И.К.: Нет, цифры называл. Они есть, но только ни в коем случае не два с половиной миллиарда -- это вы что-то очень много назвали. 
С.С.: Может, данные неточные, но я пользуюсь информационными источниками. 
И.К.: Вообще, это очень смешно, когда мы публикуем рейтинги богатых людей. Когда на Западе публикуют такие рейтинги, все понятно, потому что они берут данные в банках с разрешения конкретного гражданина. Откуда эти данные у наших журналистов? 
С.С.: Собственно, я не об этой сумме хотел вас спросить. Могли бы вы вспомнить тот максимум, который вам удалось единовременно получить или пришлось потерять? Ваши максимальная потеря и максимальное приобретение? 
И.К.: Сейчас каждый исполнитель называет придуманную им цену, и идет торговля между теми, кто заказывает выступление артиста, и самим артистом, который, так сказать, называет себе цену. Далее происходит интересная вещь: даже когда артист выступает в каких-то структурах, которые должны следить за этим,-- скажем, в налоговой полиции, МВД, ФСБ и так далее,-- благодарные наши слушатели в этих структурах несколько стыдливо отдают исполнителям гонорары в конвертах, понимая, что толкают нас на преступление. Так чего ж нам показывать гонорары, которые нигде не учтены? Поэтому и была скандальная история с Филиппом Киркоровым, который показал десять миллионов, потому что остальные попробуй докажи. Если уж тот, кто дает, не признается, тому, кто получает, и вовсе не резон. 
С.С.: Иосиф Давидович, если вы не против, я подниму телефонную трубку и первого дозвонившегося к нам услышу. 
Звонок в студию: Иосиф Давидович, я слышал в каком-то вашем интервью, что московский мэр Лужков вас спас. Хотелось бы знать, от кого или от чего он вас спасал? 
С.С.: Ваши хорошие отношения с Юрием Михайловичем не секрет ни для кого -- такой вот оборот. 
И.К.: Давайте говорить не о моих отношениях с нашим уважаемым и дорогим мэром. Я просто выполняю общественные функции советника по культуре нашего мэра. 
Что касается вопроса, то была трудная для меня минута, когда журналистская кампания захлестнула все газеты, когда писали о том, что Кобзон связан с мафией. Вот в эту минуту какие-то люди убедили нашего президента в том, что Кобзон относится к клану сомнительных людей. Естественно, президент обратился к нашему мэру с просьбой, чтобы тот исключил из своего круга общения Кобзона. В этот трудный для меня момент (я не погибал, хотя были большие моральные проблемы) меня мэр, что называется, спас. Он продолжал со мной общаться и оставил меня в сфере своего внимания и общения, за что я ему безмерно благодарен. 
Но, должен вам сказать, я не в коей мере не претендую на определение "ближайший друг" -- нет, нет, нет. У нас достаточно дистанцированное общение, я знаю свое место. 
С.С.: С Юрием Михайловичем вы теперь вроде как коллеги по сфере деятельности -- вы тоже деятель государственного масштаба, депутат Государственной думы. 
И.К.: Я вас сразу поправлю: не просто деятель, а заместитель председателя комитета по культуре Государственной думы. 
С.С.: В этой связи, Иосиф Давидович, вопрос от журнала "Профиль". Дело в том, что вы действительно знаменитый и по праву любимый народом певец. Как вы себя чувствуете среди депутатов, многие из которых просто заняты ничегонеделанием, самолюбованием. А считают себя хозяевами жизни... 
И.К.: Это их проблемы -- кто себя считает хозяевами жизни. Мне ничего от Государственной думы не нужно -- никаких благ, никаких привилегий, даже депутатского иммунитета. Но я резко изменил свое отношение к этому законодательному органу, когда присмотрелся. Знаете, почему-то мы, наблюдая за работой Государственной думы, оцениваем депутатов по телевизионным версиям. Но ведь работа в основном ведется в комитетах, и вот там она ведется достаточно профессионально -- там политические коллизии, которые наблюдаются в Думе при обсуждении законов, при утверждении законов, отходят на второй план. И я отношусь с уважением к Думе, во всяком случае к тем депутатам, которые конструктивно работают, а не просто числятся там. 
С.С.: Иосиф Давидович, общественное мнение для вас имеет значение? Насколько вы склонны прислушиваться к тому, что говорят о вас люди? 
И.К.: Многие мне советуют: мол, что ты обращаешь внимание, мало ли кто что говорит -- и о президенте пишут, и о премьере пишут, и о ком угодно пишут, и никто на это не обращает внимания. Возможно, чиновников это и не волнует. Но я человек, который непосредственно был связан со всей страной, потому что нет уголка, в котором я бы не побывал, и я не могу оскорблять людей -- если они вдруг узнают, что они не с тем общались, они не того любили, они песни не того слушали. Конечно же, это меня беспокоит "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации