Диверсионные "Прямые инвестиции" Сбербанка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Б-Ф.Ру", origindate::29.10.2004, Фото: "КП"

Диверсионные "Прямые инвестиции" Сбербанка

Ключевой человек в Сбербанке – Алла Алешкина, первый зампред. правления и по совместительству любовница Андрея Казьмина

Ольга Сероштанова

Converted 17716.jpg

Председатель Правления Сбербанка России Андрей Казьмин

Человек в принципе склонен винить в своих бедах и неудачах кого-то другого, тем более человек, которого не раз обманывали и обворовывали. Так, у нас в стране главной народной забавой и в каком-то роде отдушиной стала критика «олигархов» - только ленивый не обвиняет во всех российских бедах хозяев ЮКОСа, Сибнефти, ТНК, металлургических империй. При этом все как-то забывают, что присвоенное общенародное имущество – это не только нефтянка и металлургия.

Нефть – ее ведь надо разведать, добыть, транспортировать; с металлом вообще проблем не оберешься, зато какой подарок – банк со стопроцентными госгарантиями, к которому население силком приучивалось на протяжении десятилетий. Какая борьба за долю рынка? 65% снимают все вопросы. Прекрасный бизнес, если бы не одно «но» - банк все-таки принадлежит государству, и определенные правила игры следует соблюдать. Между тем, главные проблемы, с которыми сталкивается Сбербанк – это именно проблемы со своим главным акционером – государством.

Иногда Андрей Казьмин государство любит, например, в случае, когда в 2003 году Сбер проиграл Банку Москвы тендер на обслуживание зарплатных проектов Большого театра. Тогда главному акционеру, то есть государству, в лице ни много ни мало Министра культуры от имени президента Сбербанка было направлено весьма жесткое письмо с требованием пересмотреть результаты тендера и просьбой «разобраться в сложившейся ситуации и рассмотреть вопрос о возможности сотрудничества ГАБТа и Сбербанка в области выпуска и обслуживания международных банковских карт».

Однако история убедительно показывает, что о государстве Сбербанк вспоминает только в том случае, когда от действий чиновников напрямую зависят прибыли банка. И поведение Казьмина в июле 2004 года – ярчайшее тому подтверждение. Сберегательный банк Российской Федерации сделал все возможное для разжигания банковского кризиса в этой самой Российской Федерации. Ничем не обоснованный отказ проводить платежи обрек десятки банков на смерть, всю банковскую систему страны – на потерю доверия граждан, а также причинил серьезные проблемы сотням физических и юридических лиц.

Парадоксально, но факт – государственный Сбербанк ведет себя, как наименее ответственный игрок на рынке, нацеленный на максимизацию прибыли любой ценой – ценой предоставления услуг и продуктов чрезвычайно низкого качества, ценой дестабилизации всего рынка (ресурсы и доля рынка делают его главным участником этого рынка), ценой сомнительных сделок в масштабах, угрожающих экономической безопасности страны (имя президента Сбербанка то и дело всплывает в контексте финансовых скандалов, связанных с выделенными Сбербанком кредитами).

Более того, Сбербанк начал активно играть на информационном поле. И эта игра его носит уже откровенно антигосударственный характер.

Большинство компаний имеют свои корпоративные издания, и это нормально. Таким образом они развивают корпоративную культуру, укрепляют лояльность сотрудников. Не редкость уже и клиентские издания, призванные продвигать продукты и услуги компании и ее партнеров, информировать об успехах и достижениях, продвигать позитивный имидж организации. У Сбербанка тоже есть клиентский журнал. Но журнал необычный. То ли из-за непомерного честолюбия Казьмина, то ли из-за того, что он воспринимает все российское общество как реальную или потенциальную клиентуру своего банка, журнал Сбера является полноценным средством массовой информации с тиражом 67 тысяч экземпляров. Казалось бы, ну если компания может себе позволить такой размах, то что же в этом плохого? Действительно, ничего. Если бы не то, ЧТО пишет в своем журнале Сбербанк. В эпоху ужесточения контроля над СМИ официальный журнал главного государственного банка страны строит свою редакционную политику на жесткой критике политики Президента и кабинета министров. Чтобы не быть голословными, приведем пару цитат из октябрьского номера «Прямых инвестиций».

«Но на самом деле судебной системе так и не удалось избавиться от основных пороков: она по-прежнему защищает государство от граждан, судьи полностью зависят от исполнительной власти. Совет Федерации уже подготовил законопроекты, которые подчинят судейское сообщество президенту».

«Судебная система в России – второстепенная ветвь исполнительной власти. Управляемое правосудие – по сути лишь модернизированная советская судебно-правовая система, которую использует исполнительная власть в своих целях».

Это цитаты из типичной для «Прямых инвестиций» статьи «Шаг вперед, два назад». Конечно, критика со стороны СМИ – это нормально. Но когда печатный орган государственного банка превращается в инструмент не всегда обоснованного наезда на власть – это уже слишком.

Идея сменить занимающего свою должность с 1996 года президента Сбербанка возникла не сегодня и не вчера. Но по-настоящему активно она стала обсуждаться совсем недавно. Сомнительные финансовые сделки и откровенно антигосударственное поведение нынешнего руководства Сберегательного банка требую безотлагательного решения. Кроме того, ни для кого не секрет, что собственно Казьмин уже ничего в банке не решает: ключевой человек в Сбербанке – это Алла Алешкина, первый заместитель председателя правления и по совместительству любовница Андрея Казьмина.

Наконец, для нынешней власти очень важно, чтобы ключевые посты занимали «свои» люди. А вот «своим» для нее Казьмин уж точно не является.

В марте 2004 года было принято решение Казьмина снять. На его место был определен полпред Президента Сергей Киреенко, который имеет опыт руководства банком (в свое время возглавлял крупный нижегородский банк «Гарантия»). Но Казьмин, которому терять, собственно, уже было нечего, вступил с властью уже в открытую конфронтацию, следствием которой стала масштабная кампания по дискредитации Киреенко. Есть основания предполагать, что 4 июня именно с подачи Казьмина было составлено нашумевшее [page_15128.htm фальшивое письмо пяти американских конгрессменов к государственному секретарю США Колину Пауэллу] с посланием, в котором попросили последнего повлиять на российское руководство с целью возобновить расследование уголовного дела № 18/221050-98. Авторов письма беспокоила судьба выделенного России в бытность Кириенко премьер-министром кредита МВФ в размере $4,8 миллиарда. Спустя каких-то несколько дней группа общественных деятелей — член Комиссии по правам человека при Президенте РФ Святослав Забелин, заместитель председателя партии «Яблоко» Сергей Митрохин, президент союза «За химическую безопасность» Лев Фёдоров и директор общественного фонда «Гражданин» Максим Шингаркин — обнародовали обращение к Президенту России с просьбой сменить руководство Госкомиссии РФ по химическому разоружению во главе с Кириенко. В адрес госкомиссии прозвучали обвинения в необеспечении прозрачности расходования финансовых средств. Авторы обращения считают, что «только смена руководства госкомиссии, повышение ответственности должностных лиц смогут устранить допущенные ошибки и обеспечить безопасность процесса уничтожения химического оружия».

Весной Казьмину удалось в своем кресле удержаться. По мнению экспертов, после июльских событий и «Прямых инвестиций» фрондирующему госбанкиру все же придется искать другое место. Впрочем, возможно, за него это сделает Главное управление исполнения наказаний.