Дизайнер Алена Ахмадуллина шьет себе дело

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Модельер использовала партнера на $3,4 млн

Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::01.06.2010, Мода "от купюр", Фото: "Коммерсант"

Дизайнер Алена Ахмадуллина шьет себе дело

Владимир Демченко

Compromat.Ru

Алена Ахмадуллина

Серьезный скандал разразился в мире российской высокой моды. Недавние партнеры — дизайнер Алена Ахмадуллина и актриса Оксана Лаврентьева — решили разделить бизнес. В этом не было бы ничего необычного, если бы в процессе "развода" не выяснилось, что в течение нескольких лет сотни тысяч долларов тратились на личные нужды Ахмадуллиной. Все зашло так далеко, что владелица модной марки уже в ближайшее время может стать подследственной. И, по мнению адвоката Оксаны Лаврентьевой Александра Добровинского, не исключено, что в дальнейшем Алене придется шить совсем другую одежду и совсем в других, не столь отдаленных, местах.

Все началось со знакомства молодого, уверенного в себе дизайнера Алены Ахмадуллиной и актрисы Оксаны Лаврентьевой. Последняя интересовалась модой и, попав под обаяние Алены, решила помочь. Ахмадуллина предложила Оксане софинансировать ее новый проект, и та нашла весьма солидную сумму — 17,5 млн рублей.

Странные фирмы

Время шло, надежды на успех таяли. К концу прошлой весны стало понятно, что дела Алены обстоят не лучшим образом. Весь ее бизнес оценивался в 60 тыс. долларов — не больше. А на балансе компании Ахмадуллиной были только швейные машинки и старые компьютеры. Тем не менее, когда Алена снова обратилась за помощью к Оксане, та ей не отказала. Во-первых, пожалела подругу. А во-вторых — ей просто не хотелось терять уже вложенные деньги. Ей казалось: если вложить еще, можно будет все-таки "поднять" бизнес. Стороны договорились создать совместное предприятие — Алена согласилась внести в него свои активы, а Оксана выкупила половину этого СП за 2 млн долларов.

В июне 2009 года подруги заключили акционерное соглашение и стали партнерами. При этом бренд Alena Akhmadullina после многочисленных просьб в активы СП не вошел — он остался у Елены Асфировны Ахмадуллиной (так зовут дизайнера по паспорту). Таким образом, за 2 млн долларов Оксана Лаврентьева стала акционером СП, состоящего из трех ООО с общим уставным капиталом 30 тыс. рублей. Их учредителем выступала не сама Алена, а какие-то, видимо, близкие ей люди. Гендиректор одной из этих фирм зарабатывал всего 2 тыс. рублей в месяц. Так что фирмы были весьма странные.

Ощущение и уверенность

И тем не менее полгода Лаврентьева собственными средствами финансировала марку Alena Akhmadullina, хотя по логике деньги в СП должны были поступать 50 на 50. Во второй половине декабря 2009 года Лаврентьева предоставила дизайнеру два займа — 4,1 млн рублей и 4,8 млн рублей — со сроками возврата соответственно до 1 февраля и до 30 июня 2010 года. Первый заем до сих пор не возвращен. А всего, по оценкам адвоката Добровинского, с июля 2009 года по январь 2010 года размер инвестиций Оксаны составил около 3,4 млн долларов.

Однако, сведя в начале этого года дебет с кредитом, Лаврентьева пришла к выводу, что расходы СП (всего 4,2 млн долларов) превысили доходы (около 800 тыс. долларов) в 5 (!) раз. Стало ясно, что финансировать компанию дальше бессмысленно. К тому же появилось стойкое ощущение, что подруга просто использует Оксану.

Лаврентьева прекратила вкладывать деньги в дело. В процессе разбирательств она убедилась, что все деньги СП уходят в основном на личные нужды Ахмадуллиной. Так что ощущение превратилось в уверенность. По мнению Александра Добровинского, вся история с созданием СП могла быть "разводкой" с самого начала.

Когда Лаврентьева попросила вернуть деньги, то получила отказ. Она была вынуждена забрать зимнюю коллекцию Алены, которая тоже шилась на деньги Лаврентьевой. Только так можно было хотя бы частично компенсировать финансовые потери. Вот почему Ахмадуллина на Московской неделе моды выступила с видеоинсталляцией — ей просто не с чем было выйти на суд публики.

Менее процента

Адвокат Оксаны Лаврентьевой Александр Добровинский уверен, что документы, имеющиеся в его распоряжении, указывают на злоупотребления и могут стать доказательствами хищений со стороны Алены Ахмадуллиной. Юристы, представляющие интересы Оксаны, намерены обратиться с заявлением в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела. Александр Добровинский убежден, что при положительном для заявителя исходе доказательств может быть достаточно для реального, а не условного срока.

Между тем в интернет-блоге дизайнера любой желающий может найти пост на тему "Что происходит с моей компанией". Текст изложен сухим официально-деловым стилем, во всех своих бедах Алена обвиняет Оксану Лаврентьеву.

"Сотрудничество [с Лаврентьевой] подразумевало инвестирование в новые проекты и получение прибыли уже от вложенных средств, а не от денег, на которые была выкуплена доля в компании", — пишет Алена. Однако в стане Оксаны Лаврентьевой эти слова опровергают: 2 млн долларов были перечислены на счет совместной компании и должны были, по договоренности сторон, уберечь бренд Alena Akhmadullina от финансовой катастрофы. То есть пойти на развитие модного дома — ни на что больше.

Ахмадуллина пишет также о новой линии одежды, которую начала разрабатывать Оксана. По мнению Алены, это делалось чуть ли не на ее деньги и по ее лекалам. В окружении Лаврентьевой эти заявления считают по меньшей мере странными.

— Напротив, Оксана создавала свою линию уже на личные средства, — говорит близкий к Оксане Лаврентьевой источник, не пожелавший называть себя. — Те два миллиона кончились еще в октябре 2009 года. Наработками Ахмадуллиной она не пользовалась, потому что считала их откровенно слабыми, и никого из сотрудников не увольняла. Оксана создала новую фирму и предложила сотрудникам перейти в нее. Те, кто не захотел, остались у Ахмадуллиной. Так что Лаврентьева просто пытается спасти бизнес и сохранить команду.

Судя по всему, во время совместной работы Лаврентьева постоянно пыталась призвать Алену учиться жить по средствам. Но безуспешно. Например, в своем интернет-дневнике Алена припомнила партнеру отказ спонсировать ее участие в Парижской неделе моды. Этот факт сторонники Оксаны признают. Но добавляют, что Алена оценила поездку в 300 тыс. долларов. При этом аналогичные дефиле других модельеров стоят 30-50 тыс. Естественно, Оксана сочла такие запросы неоправданно высокими.

Ахмадуллина часто упрекает Лаврентьеву в меркантильности. По сути, это единственное обвинение, которое она может предъявить. Но будь Оксана меркантильной, она бы никогда не допустила, чтобы самое ценное — бренд Alena Akhmadullina — остался за рамками совместного бизнеса. Сейчас, когда в общей компании остались только бэушные оверлоки, Ахмадуллина может полностью распоряжаться брендом. Так что на жертву она никак не похожа.

Впрочем, с брендом не все так просто. Эксперты американского агентства Russian Trends Watch (RTW) выяснили, что в США и Великобритании о марке Alena Akhmadullina знают менее 1% опрошенных. А такой ажиотаж вокруг бренда в России объясняют не креативностью и профессионализмом команды Ахмадуллиной, а ее способностями к самопиару и умением подать себя на светских тусовках как законодателя мод, не имея к этому практически никаких оснований.

Произошедшее с Оксаной Лаврентьевой — далеко не первая история, когда "раскрученная" персона злоупотребляет доверием тех, на чьи средства существует. Но, пожалуй, впервые инвестор пытается защитить свои интересы и восстановить справедливость. Получится ли? Мы будем следить за дальнейшим развитием событий.