Дикая «общага»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дикая «общага»

"На будущей неделе Хамовнический суд Москвы рассмотрит иски трех семей к государственному унитарному предприятию «Экспериментальный завод напитков в Хамовниках». В самом центре столицы четверть века живет дикой жизнью общежитие местного пивзавода. Десятки людей пытаются вырваться из стен родной «общаги». Безуспешно. Бывшие «лимитчики» сегодня не нужны никому: ни руководству предприятия, ни властям.

Общежитие, за которое отвечает ГУП «Экспериментальный завод напитков в Хамовниках», расположено в самом центре Москвы на улице Льва Толстого. Рядом роскошный ресторан и боулинг-клуб. По вечерам неоновый свет вывесок приятно отражается в блеске дорогих иномарок. До глубокой ночи слышны музыка и смех, веселые компании шумно вываливают из увеселительных заведений.
Детям, которые всю свою жизнь провели в общежитии пивзавода, тоже весело. Во дворе, окруженном колючей проволокой, они играют в свои незамысловатые игры. Среди обваливающихся кирпичных стен и торчащих отовсюду труб спряталась даже «песочница»: куча земли непонятного происхождения. 
Здание общежития построено в 1883 году. Не ремонтировали его, наверное, с середины прошлого века. Внутрь лучше не заходить: деревянные перекрытия вот-вот обвалятся, обшарпанные стены, искрящаяся проводка времен Эдисона, которую постоянно замыкает. «Хорошо, что горит она все время днем – успеваем учуять запах дыма и потушить. Вспыхнет ночью – все погибнем»,– говорит Галина Забродина, мать-одиночка, которая с двумя несовершеннолетними сыновьями ютится в малюсенькой комнатушке. Кстати, пожарных вызвать они все равно не могут: единственный телефон находится у коменданта и после шести вечера недоступен.
«Пожар – это еще не самое страшное,– говорит Гатиба Гаджиханова. – У нас однажды на головы кипяток полился: трубу прорвало».
Долго находиться в здании обычному человеку нельзя – от дикой духоты перехватывает дыхание. На стенах кухни и единственной душевой комнаты – жуткий грибок, плесень. Коридоры погружены во мрак. Кажется, что попал в какие-то катакомбы.
«Крыша постоянно протекает. Маленький дождик, и уже с потолка капает. А недавно, когда сильный ливень пошел, чуть потопа не было – сверху прямо водопад лился. Отопления нет, постоянный сквозняк. Как осень наступает, дети сразу болеть начинают. И никому никакого дела. А ведь мы ежемесячно по 800 рублей квартплаты отдаем. За что?» – жалуется Галина Забродина. 
«По вечерам в коридор страшно выходить – крысы бегают. Да такие огромные. Боимся, что малышей сожрать могут», – добавляет темных красок Гатиба Гаджиханова.
В конце семидесятых годов прошлого века около 20 семей из разных концов Союза приехали в Москву по лимиту и устроились на Хамовнический пивзавод. На основании трудового договора всех расселили по крошечным комнатушкам общежития, обещая впоследствии предоставить благоустроенные квартиры. Уже в то время общежитие было в аварийном состоянии, но люди надеялись на лучшее.
Обещанного ждали не три года, а гораздо больше. Лишь с 1990 года жильцы стали добиваться положенных им по закону квартир. В том же году санэпидстанция Ленинского района признала, что здание общежития непригодно для жилья, и вынесла постановление о закрытии «общаги». Но на дирекцию завода, которая должна была выделить людям новые квартиры, это не произвело ни малейшего впечатления. Тогда обитатели общежития на ул. Льва Толстого начали обивать пороги всевозможных инстанций в поисках правды.
«Мы все измучались. У нас маленькие дети, работа, а тут еще этот кошмар с жильем. С утра в туалет не попадешь – один на все общежитие. Вечером к плите не подойдешь – кухня тоже общая. Ни постирать по-человечески, ни помыться», – жалуется Гатиба Гаджиханова. 
«Мы писали всем, кому только можно, дописались и до президента, а нас снова отправляют в районную управу. В управе отфутболивают обратно – в вышестоящие инстанции,– перебивает ее Татьяна Гавамова. – Приходила к нам и Мосгоржилинспекция. Они нам вообще сказали: «Далеко не все москвичи так хорошо живут». Непонятно только, кого они имели в виду? Бомжей, наверное».
В 1998 году на дверях появилось объявление: «Жильцов общежития просят подготовиться к переезду. О сроках переезда будет дополнительно сообщено». Руководство пивзавода вдруг решило «позаботиться» о своих работниках и предложило им «благоустроенное» общежитие на Оренбургской улице. Некоторые сразу же отказались. «Зачем нам туда ехать, там такая же разруха. К тому же завод просто арендовал помещение, то есть предприятие платит – мы живем, нет – выметаемся на улицу», – говорит Гатиба.
Руководству завода строптивость жильцов не понравилась, и на недовольных подали в суд. «Все равно вы у меня переедете», – объявила им директор пивзавода Галина Плахова. И в 2001 году Хамовнический межмуниципальный суд постановил выселить всех из «общаги» на улице Льва Толстого. 
Люди не подчинились решению суда и остались жить практически в военных условиях – их начали выживать всеми возможными способами. Некоторых сократили, кому-то не платили зарплату, а кое-кого насильно вывезли приставы. «Мне вообще два года не давали работать. Целыми днями без дела сидела. Платили полторы тысячи рублей. Я, конечно, не выдержала и уволилась», – вспоминает Галина Забродина.
Для пущего веселья в «общагу» подселили гастарбайтеров, которые за мизерные деньги работают на заводе. «Они, как оккупанты, ведут себя просто по-хамски. Вечером напьются и начинают орать. Сломали унитазы, за свой счет пришлось новые покупать. По ночам тоже никакого спасу нет», – говорит Гаджиханова. 
Суды продолжаются и по сей день, теперь «по вновь открывшимся обстоятельствам» – недавно Московское городское бюро технической инвентаризации признало, что здание на ул. Льва Толстого вообще никогда не было жилым. Даже заселение двадцатилетней давности было незаконным.
«У нас волосы встали дыбом, когда мы узнали об обстоятельствах дела, – делится с «НИ» впечатлениями адвокат Ольга Кофанова. – Самое ужасное в том, что столичные власти вообще никак не реагируют на то, что в самом центре города на людях ставят эксперименты по выживанию. Несчастные сотрудники пивзавода и их семьи больше 20 лет прожили в нежилом помещении, по сути, в резервации, и им не хотят предоставить положенные по закону квартиры. Это ли не беспредел?»"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации