Дима Из Тени

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Северный Каттани" в щупальцах спрута

Напомним, что 20 июня 2001 года, неожиданно для многих главой петербургской Контрольно-счетной палаты стал доселе неизвестный в питерской политике проректор Юридической Академии Дмитрий Буренин. Уже спустя несколько месяцев, многие из поздравлявших его тогда депутатов пожалели о своем выборе, еще больше пожалели об этом в Смольном. Фактически все самые громкие скандалы уходящего года, были связаны именно с Дмитрием Бурениным и его ревизорской деятельностью.

На фоне бурных последних полутора лет предыдущая биография Дмитрия Буренина покрыта мраком. Прежде он был абсолютно непубличным человеком, до памятного 20 июня его имя не было известно широкой публике и практически не упоминалось в прессе. Позже скандалы, связанные с деятельностью главы КСП, затмили все его прошлое.

Между тем подробности жизни «неистового контролера» наводят на весьма интересные размышления. Итак, рожденный в городе Ейск Краснодарского края, Дмитрий Буренин в 1983 году поступил на экономический факультет Ленинградского Университета, каковой закончил в 1988 году. В 1989-90 годах работал в Межотраслевом государственном объединении «Энергомаш». Согласно официальной биографии прошел путь от экономиста до директора внешнеторгового объединения «Внешэнергомаш». С 1991 по 1993 год был заместителем генерального директора холдинговой компании СП «Ньюпол», которая занималась созданием и управлением банковскими системами.

А потом одновременно начался период самостоятельного бизнес-плавания Дмитрия Буренина и его продвижение по карьерной лестнице в мэрии Петербурга. Причем, как выясняется, связи у молодого чиновника и бизнесмена были самые серьезные.

Так в начале 90-х Дмитрий Буренин выступил соучредителем АОЗТ «Тандем». Его деловым партнером был некий Игорь Щербаков, который в те же годы выступил в качестве соучредителя фирмы «Дизайн-Стиль», другим учредителем которой был известный петербургский бизнесмен Михаил Мирилашвили. Последующие бизнес-связи Дмитрия Буренина, косвенно доказывают, что он был знаком с Мирилашвили и его деловыми партнерами. Так например на Тверской 8, где зарегистрирован «Тандем» находились фирмы входившие в сферу коммерческих интересов Мирилашвили. А тот же «Дизайн-Стиль» вместе с «Ньюполом», где трудился Буренин, выступили соучредителями фирмы под названием «Автостиль».

Опыт внешнеэкономической работы для Дмитрия Буренина не прошел даром, вскоре он выступил учредителем ТОО «Интернейшнл Бизнес Концепт СП-б» петербургского представительства российско-люксембургской компании. Возглавила его жена Буренина. Чуть позже появилось еще одно совместное предприятие — фирма «Изабель» где уже управляла одна супруга Дмитрия Буренина, фирма специализировалась на торговле французской парфюмерией.

Что же до административной карьеры Дмитрия Алексеевича, то по косвенным признакам можно понять, что он мог и, вероятно, имел плотный контакт со многими авторитетными бизнесменами и в частности партнером Мирилашвили — Александром Ебралидзе. Дело в том, что как явствует из официальной биографии Дмитрия Буренина, с 1993 по 1997 год он был заместителем генерального директора Департамента торговли продовольствия и услуг мэрии.

Помимо прочего департамент, где работал Буренин, ведал всей рыночной торговлей. Более того, Дмитрий Буренин входил в состав комиссии по определению доли государственной собственности в имуществе бывших колхозных рынков образованной в январе 1995 года. И именно в те времена Александр Ебралидзе приобрел славу бизнесмена контролирующего самые крупные городские рынки и к нему прицепилось совершенно не соответствующее масштабу деятельности прозвище Алик-рынок.

После этого не стоит удивляться, что в 1996 году Дмитрий Буренин назначается главой комиссии по наведению порядка на городских рынках. Правда, пробыл он на этом месте недолго и в 1997 году ушел из администрации. Как он сам рассказывает, за этот год на него было совершено покушение «но Буренин выжил и продолжил работу». К сожалению более подробной информации об этом покушении нет. Как считается, ушел он потому, что саму комиссию расформировали. Однако по слухам, Дмитрий Буренин просто не ладил с супругой нового губернатора Владимира Яковлева, которая всегда оказывала влияние на кадровую политику в Смольном. Косвенно это подтвердил и сам Буренин: при назначении главой КСП его спросили, какие у него отношения со Смольным, он ответил, что сложные. Отстраненный чиновник, впрочем, не лишился опеки со стороны Александра Ебралидзе, во всяком случае, об этом свидетельствует тот факт, что до своего назначения главой КСП трудился Буренин в структурах контролируемых этим бизнесменом.

Рывок в контролеры

Первую попытку вернуться во власть Дмитрий Буренин предпринял еще в 1998 году, когда участвовал в выборах депутатов Законодательного Собрания в 48 округе. Победил тогда молодой «яблочник» Игорь Артемьев, а Буренин набрал всего 5 с небольшим процентов.

Потерпев фиаско, Буренин вернулся в структуры Ебралидзе. Он был назначен руководителем некоего ЗАО «Аквапарк Конфектор». Учредители у этой компании были весьма примечательные: «Центр делового и гуманитарного сотрудничества» – головная структура в бизнес-империи Александра Ебралидзе, Констант-банк, к которому на тот момент бизнесмен имел непосредственное отношение и «Ленстройжилсервис» — фирма, к которой непосредственное отношение имел очень влиятельный депутат-строитель Владимир Гольман. Об этом бизнесе Дмитрий Буренин не рассказывает в своей автобиографии, может, стесняется того, что фирма, которую он возглавлял и зарегистрирована была на Мойке 59, там, где находится знаменитый «Талион-клуб» лелеемый Ебралидзе.

Зато в официальной биографии говорится, что до назначения главой КСП Дмитрий Буренин был проректором по экономическим вопросам Санкт-Петербургской Юридической Академии, которая принадлежит все тому же Центру Делового и Гуманитарного сотрудничества.

Там и пробыл Дмитрий Буренин вплоть до лета 2001 года, когда его кандидатура неожиданно появилась в списках претендентов на пост главы КСП. Как говорят, на этот пост Дмитрий Буренин был назначен с подачи спикера городского парламента Сергея Тарасова. О близких отношениях последнего с Александром Ебралидзе неоднократно упоминалось в прессе. Поддержал Буренина и депутат Станислав Зыбин, его непосредственный начальник – ректор Юридической академии.

От заказа коммерческого к политическим

Судя по всему, с прежними связями Буренина был связан и первый скандал, который он инициировал едва вступил в должность. Раздавая интервью сразу после своего назначения, Дмитрий Буренин обещал, что будет вести кропотливую работу и не намерен продолжать политику своего предшественника Германа Шаляпина, а именно устраивать из проверок проводимых КСП публичные скандалы.

- Я не пойду к журналистам, с результатами проверки, — обещал он, — а сначала представлю их депутатам или в прокуратуру. Зачем сообщать, если нет полной уверенности в правоте? – говорил он в первых своих интервью.

Уже в ноябре депутаты ЗакСа предъявили Буренину претензии из-за слишком плотного общения с прессой. К этому моменту в разгаре была кампания против главы Комитета по здравоохранению Анатолия Когана. Последний, как мы уже писали (см. «Лекарственные войны на берегах Невы»), был обвинен в том, что по его инициативе в марте 2000 года комитет финансов Смольного по взаимозачетной схеме приобрел лекарственные препараты на сумму 9,342 млн. руб., погасив при этом несуществующую задолженность. По версии КСП, инсулиновые препараты приобретались по ценам, завышенным в 2,6 раза. КСП пришла к выводу, что комитет по здравоохранению «причинил бюджету ущерб в сумме не менее 5 млн. рублей». Тогда же господин Буренин раскрыл подробности этой сделки и сообщил депутатам, что для этого вице-губернатор Каган «подписал заведомо подложную накладную», а затем акт приемки лекарств, находившихся в это время во Франции.

Позже в прессу просочилась версия Анатолия Кагана об их первой встрече с Бурениным. Якобы еще весной 2001 года (Буренин еще не был главой КСП, но вероятно такие планы уже были у его покровителей), Каган получил письмо с фотопортретом Буренина и предложением встретиться. Удивившись, вице-губернатор на встречу согласился. При встрече последнему было заявлено, что на него существует целая папка с компроматом, и есть прямой смысл договориться по-хорошему. Кроме того, было сказано, что у визитёра всё схвачено в УБЭПе и вице-губернатору будет светить уголовное дело вне зависимости от того, чем закончится ревизионная проверка его комитета. По словам Кагана, Буренин требовал по 250 тыс. долларов США за снятие каждого из пунктов «обвинения» содержащихся в материалах проверки комитета по здравоохранению контрольно-счетной палаты Санкт-Петербурга. Каган якобы выставил Буренина вон, а через пару месяцев УБЭП возбудил уголовное дело по факту халатности руководителя комитета по здравоохранению.

Впрочем, сам Дмитрий Буренин все это категорически отрицает.

Казалось бы, версия немного надуманная. Однако по слухам, знаменитый инсулиновый скандал, за который Каган поплатился постом председателя Комздрава и получил уголовное дело, вспыхнул из-за вполне конкретных коммерческих интересов.

Как говорят, еще с начала 90-х годов Дмитрия Буренина связывают достаточно близкие отношения с Александром Афанасьевым, председателем подкомитета по фармацевтической деятельности и лекарственному обеспечению Госдумы, ранее возглавлявшему компанию «Фармакор». Якобы с ним Буренин сотрудничал во время своей работы в комитете по торговле. Более того, Александр Афанасьев плотно сотрудничал и со Станиславом Зыбиным (по слухам именно он финансировал избирательную кампанию депутата ЗакСа). По информации из фармацевтических кругов Афанасьев уже давно находился во враждебных отношениях с Анатолием Каганом, который еще активнее, чем его предшественник Александр Редько, пытался потеснить Центральную фармацевтическую базу и «Фармакор» с рынка поставок медикаментов бюджетным учреждениям Петербурга. Комментарии излишни…

За инсулиновым делом последовали известные разоблачения Комитета Финансов и его председателя, ряда «губернаторских» депутатов ЗакСа и т.д. Сейчас в политической элите уже сложилось устойчивое мнение, что в какой-то момент Дмитрий Буренин привлек внимание полпредства и попал под их опеку. Пошел ли он к ним добровольно, как под более надежную защиту, нежели авторитетный бизнес или же изначально экс-сотрудники ФСБ напомнили Буренину о его прошлом – точно не известно.

Однако теперь в неформальном общении глава КСП не отвергает своего тесного контакта с некоей Наталией, с которой он постоянно консультируется. Некоторые полагают, что фамилия у нее Чаплина, впрочем, это лишь слухи. В любом случае уж слишком очевидно совпадение интересов ведущего войну со Смольным полпредства и направления ревизорских атак Буренина.

Продвинувший Буренина Сергей Тарасов, быстро «разлюбил» главу КСП и предпринял немало усилий для снятия Буренина с должности. В прессе полагали, что спикер выполнял волю Смольного и разгневанного Александра Ебралидзе. Однако ничего не вышло. Возможно, связано это с изменением позиций и самого Сергея Тарасова. Ведь если раньше его называли близким соратником губернатора и проводником смольнинских идей, то в последнее время он открыто демонстрировал свой отход от губернатора. Уже в июле 2002 года Тарасов позволял себе публично критиковать действия городской исполнительной власти. В частности, заявил, что губернатор, не подписав около половины законов, принятых городским парламентом, рискует получить от депутатов обращение в суд.

По слухам одновременно Сергей Тарасов начал активно искать пути сближения с полпредством президента, поиски эти не могли не сказаться на его отношении к деятельности господина Буренина. Во всяком случае, до сего дня снять «ревизора» так и не удалось.

Сложнее всего в нынешней ситуации, как мы у

же писали Александру Ебралидзе. Последний, по слухам, не очень доволен такой самодеятельностью спикера ЗакСа. Нет у него желания ссориться со Смольным, впрочем, и с Тарасовым расходиться тоже не хочется. К тому же на минувших выборах Ебралидзе, как говорят, поддерживал именно «губернаторских» кандидатов.

После выборов ситуация только усложнилась, чтобы ни говорили о том, что Смольный не сумел набрать в ЗакСе необходимого большинства своих депутатов, проиграло выборы именно полпредство. Планируя провести в ЗакС более 20 своих депутатов, помощники Черкесова мало того, что не выполнили этой задачи, так еще и почти в полном составе потеряли организованную ими накануне выборов фракцию «Невский диалог». В битве Смольного и полпредства, похоже, наступил критический момент, когда у федеральной вертикали есть все шансы надломиться, и все крупные силы города, похоже, осознают это.

В этих условиях положению Дмитрия Буренина не позавидуешь. Он успел испортить отношения с депутатским корпусом, городской администрацией, да и вообще всеми с кем можно и приобрел статус «непризнанного гения». Если раньше к его словам прислушивались, реагировали, возмущались, негодовали, то теперь его внимательно слушают, оставляют без комментариев. А тут еще и провальное участие в выборах – Буренин так и не смог составить достойную конкуренцию главе БалтОНЭКСИМбанка Юрию Рыднику, заняв третье место с 15 процентами голосов.

В одной из аналитических передач, известный петербургский социолог Дмитрий Гавра, на вопрос, почему так тускло выступил Буренин, и неужели населением не востребован образ «Робин Гуда», ответил, что образ-то востребован, только вот господин Буренин на него никак не тянет. Учитывая все рассказанное нами, стоит согласиться, что комиссара Каттани из господина Буренина не вышло. Поговаривают, что отставка Буренина не за горами, а вернуться к прежним партнерам у него уже вряд ли получится…