Директор преткновения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала
© Вслух.Ру, origindate::14.11.2008

Директор преткновения

Cкромному директору НИИ "Агроприбор" Юрию Юнаеву удалось одним махом рассорить сразу двух глав федеральных ведомств, одного высокопоставленного "силовика" и депутата Госдумы, парализовав при этом реализацию важной правительственной программы

Что бы не говорили наши завистники, Россия – страна безграничных возможностей. Особенно, для бюрократов. Сложный государственный механизм так устроен, что заклинить его может любая мелкая сошка. А уж для интриганов в отечественных ведомствах и вовсе поле непаханое работы. Взять, хотя бы, скромного директора НИИ «Агроприбор» Юрия Юнаева. Этому государственному служащему удалось одним махом рассорить сразу двух глав федеральных ведомств, одного высокопоставленного «силовика» и депутата Госдумы, парализовав при этом реализацию важной правительственной программы

Гендиректор ОАО «НИИ Агроприбор» Юнаев совсем непохож на яблоко раздора. Ни румянца тебе, ни свойственной этому фрукту свежести. Так, обычный мужчинка средних лет, ума и возможностей. Тем не менее, именно этот чиновник сумел перессорить два правительственных клана, именуемых в белодомовских курилках «боксерами» и «дзюдоистами». А именно, глава Федеральной службы охраны Евгений Муров, возглавляющий по совместительству российскую Федерацию бокса, повздорил с главой Минсельхоза Гордеевым, президентом Федерации дзюдо. И если у начальника ФСО группа поддержки представлена силовиками, то на стороне Гордеева выступают настоящие спортсмены вроде депутата Шестакова, возглавляющего региональную Федерацию боевых искусств «Будо».

Роковую роль в развязывании конфликта сыграл случай. ФСО, обеспечивающая безопасность высших руководителей государства, в связи с предстоящей реконструкцией четырнадцатого корпуса Кремля, должна была срочно сменить штаб-квартиру. В соответствии с внутренними правилами и элементарной логикой, помещения подразделений ФСО должны располагаться в непосредственной близости от главного охраняемого объекта, Кремля. А в центре Москвы, как известно, свободное помещение найти трудно. Выбор был невелик: всем условиям соответствовало здание государственного ОАО «Агроприбор», расположенного на Скаковой улице. Из его 10000 квадратов силовикам предназначалось 4500. Работу по обеспечению переезда правительство поручило Минэкономразвития и другим заинтересованным федеральным органам исполнительной власти. Решение о передаче в собственность Российской Федерации неиспользуемой площади в 4377 кв. м., и восьми строений общей площадью 2149 кв.м. было принято в октябре 2007 года. Правда, выполнить его оказалось непросто. Выяснилось, что гендиректор «Агпроприбора» Юнаев, узнав о готовящейся передаче собственности, оперативно продал часть помещений.

Даже на первый взгляд, обстоятельства сделки тянули на громкое уголовное дело. Но истинные масштабы нехитрой операции становилось понятны при внимательном изучении реквизитов продавца и покупателя государственной недвижимости. По всему выходило, что господин Юнаев продал помещения вверенной его попечению госкомпании коммерческим структурам, к которым сам имел непосредственное отношение. Заинтересованность руководства «Агроприбора» в этой сделке не вызывала сомнений. А значит, налицо была ее злонамеренность. Перечень нарушений, допущенных при продаже части здания на Скаковой, звучит не хуже обвинительного заключения. Государственное имущество Юнаев продавал в спешке, своим и не торгуясь. Судите сами: по самым скромным оценкам, рыночная стоимость квадратного метра офисного здания в районе станции метро «Белорусская» стоит не меньше пяти тысяч долларов США. Гендиректор «Агроприбора» продал 7794 «квадратов» аффилированной фирме «Фаворит Проект» за 296702 000 рублей, из расчета 1553 за метр. И даже эти деньги государство не получило: при установленном в договоре сроке оплаты по договору в течении трех месяцев, на сентябрь 2008 года покупателем было оплачено только 55 миллионов рублей. Имущественный вред, причиненный акционерному обществу, составил сотни миллионов рублей. И это – без учета прибыли, которую госбюджета получил бы при продаже зданий по рыночной стоимости.

Вывод экспертов Московского территориального управления Росимущества был однозначен: по всем признакам, реализация государственной недвижимости была проведена незаконно. Дальнейшие действия территориалов были вполне предсказуемы: материалы проверки были направлены в Департамент экономической безопасности МВД России, а центральному аппарату Росимущества предложено обратиться в суд с требованием вернуть незаконно отчужденную собственность государству. Руководство федерального агентства по управлению федеральным имуществом, в лице господина Петрова, встретило эту инициативу без особого восторга. Если впадает в задумчивость чиновник масштаба Петрова, значит, это кому-нибудь нужно. Конечно, прижать Юнаева особого труда не представляло. Проблема была в другом: гендиректор «Агроприбора» слыл человеком общительным и предприимчивым, а потому связи у него были самые обширные. Обижать таких бывает себе дороже.

Юнаев, тем временем, готовил первую линию обороны: необходимые документы «терялись» в кипах бухгалтерской отчетности, а нужные сотрудники неожиданно и надолго брали бюллетень. К скандалу подтягивалась «тяжелая артиллерия» друзей и знакомых. К примеру, депутат Госдумы от партии «Справедливая Россия» Василий Шестаков направил в защиту гендиректора «Агроприбора» специальный запрос на имя руководителя Росимущества Петрова. За своего подопечного настойчиво хлопотал министр Гордеев. А сам Юнаев, как человек без комплексов, обратился с просьбой о содействии напрямую к Петрову.

Текст этого послания заслуживает цитирования. «В целях стабилизации финансового состояния Общества и дальнейшего развития материально – технической базы, - пишет господин Юнаев в своем официальном письме Петрову, - единогласным голосованием Совета директоров…. Было принято решение о реализации части здания….» К тому же, продолжает гендиректор «Агроприбора», «…. Ведется работа по реализации инвестконтракта», реализация которого «… позволит осуществить строительство за счет средств инвестора офисно – деловых комплексов общей площадью 108 тыс. метров….». Как специально отмечает Юнаев, концепция развития ОАО, в соответствии с которой «Агроприбор» так вольно обращается с государственной недвижимостью, полностью поддержана министром сельского хозяйства Гордеевым. И все бы хорошо, продолжает Юнаев, если бы не «…интерес различных структур в отношении активов Общества с целью дальнейшего его поглощения с использованием рейдерских схем».

Названия этих «структур» Юнаев называет с редким для чиновника бесстрашием. Прежде всего, пишет он, «….заместителем руководителя Территориального управления Росимущества по г. Москве Зотовым и начальником Управления имущества организаций коммерческого сектора Уваровым была инициирована кампания, направленная на очернение руководства и дискредитацию самого Общества». А затем, продолжает Юнаев, «….были предприняты попытки отчуждения недвижимого имущества Общества путем издания директив Совету директоров ОАО «РНИИ «Агроприбор» о безвозмездной передаче недвижимого имущества Общества сторонней организации». Кого именно имел в виду господин Юнаев, ясно без лишних объяснений.

Трудно сказать, поверил ли господин Петров в рейдерскую сущность Федеральной службы охраны, или нет, но у его подчиненных дела пошли наперекосяк. Арбитражный суд Москвы, рассмотрев представленные Росимуществом документы, претензии государства удовлетворить отказался. Служители Фемиды действовали в точном соответствии с законом: составленный ведомством Петрова иск изначально не мог иметь судебной перспективы. Дело в том, что главным аргументом юристы Росимущества сделали факт нарушения Юнаевым закона «Об акционерных обществах», в соответствии с которым крупная сделка, в которой речь шла более чем о 25% активов компании, требует соответствующего распоряжения Росимущества. Юнаев, продавая здания, такой санкции не получил. Зато его бухгалтерия смогла доказать в суде, что многомиллионная сделка для «Агроприбора» крупной не была. Учитывая тот факт, что за одно только здание на Белорусской Юнаев выручил 296702 000 рублей, выкладки счетоводов смотрелись лукаво.

Тем не менее, представители Росимущества попали в довольно глупое положение: неправильно сформулированные, но верные по своей сути требования федерального ведомства последовательно отклонили все три арбитражные инстанции. На этом, собственно, Росимущество и успокоилось. Других основания для судебных исков ведомство почему-то не нашло, хотя их хватало с избытком. К примеру, юристы Росимущества проигнорировали тот факт, что Совет директоров «Агроприбора», собранный Юнаевым и проведенный с вопиющими нарушениями регламента, попросту был неправомочен согласовывать скандальную сделку. Ускользнула от внимания руководителей ведомства и явное несоответствие суммы, вырученной в ходе продажи недвижимости, рыночной стоимости зданий. Не обратили внимание подчиненные главы Росимущества Юрия Петрова на то, что государство так и не получила полностью даже этих денег. Зато возмутилась Федеральная служба охраны. Будучи стороной заинтересованной, ФСО более года непрерывно отлеживала действия Росимущества по защите государственных интересов в отношении знания на Скаковой, отметив крайний непрофессионализм рядовых сотрудников и высокопоставленных руководителей этого ведомства. Причем, было видно, что поразительная безынициативность и склонность к волоките носит явно неслучайный характер. Особенно возмутительной была провалившаяся попытка уволить гендиректора «Агроприбора».

Затеять процедуру увольнения Юнаева чиновники Росимущества решились только после прямого распоряжения правительства. В специальном распоряжении, под гербовой шапкой «Федеральное агентство по управлению государственным имуществом», заместитель главы ведомства Медведев подробно перечислил законы, в соответствии с которым государство могло решить судьбу руководителя акционерного общества, находящегося в федеральной собственности. На основании общего собрания акционеров ОАО «Российский научно-исследовательский институт сельскохозяйственных приборов», 100% акций которого принадлежат Российской Федерации, чиновник Росимущества постановил досрочно прекратить полномочия гендиректора Юрия Юнаева, избрав на его место Анатолия Дыгая. А ровно через четыре дня, 27 октября 2008 года, на свет появился другой документ. От прежнего он отличался только последним абзацем: перечислив все те же законы и постановления, заместитель руководителя Росимущества Медведев отменил собственное распоряжение об отставке Юнаева. Остается только догадываться, какие события разворачивались в кулуарах Росимущества в период с 23 по 27-е октября 2008 года. По замечанию одного из наших экспертов, суммы, вырученной за проданные здания в центре Москвы, хватило бы на любые «разборки». Итогом стал раздор на правительственном уровне, не хуже бессмертной гоголевской «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».

Кто станет победителем в этом «борцовско–боксерском» поединке, покажет время. Правда, некоторые прогнозы можно сделать уже сейчас. Разношерстная команда шустрого коммерсанта Юнаева терпит поражение «по очкам». Дело неудивительное, как говорят знатоки подобного рода единоборств. При всем уважении к господину Шестакову, бывшему спарринг – партнеру премьера Путина, интересы государства, подкрепленные нормами закона и решениями правительства, находятся в другой, высшей «весовой категории». Да и самому парламентарию, знакомому с понятием спортивной чести, должно быть, неловко защищать откровенных проходимцев. Об этом немаловажном обстоятельстве другу заигравшегося директора может напомнить главный «рефери» страны, высшее политическое руководство России. Мы тем временем будем следить за развитием событий. Благо, много времени это не займет. Для прекращения конфликта хранителю отечественной «вертикали власти» достаточно избавится от «яблока раздора», уволив раздражитель в лице мелкого чиновника Юнаева. К сожалению, своим непосредственным начальникам этот фрукт оказался явно не по зубам.