Дирекцию переехали

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дирекцию переехали Чеченские власти теперь сами смогут решать, что, кому и почем восстанавливать

"В минувший вторник сбылась давняя мечта чеченского руководства: федеральное казенное предприятие «Дирекция по строительно-восстановительным работам в Чечне» распоряжением российского правительства целиком и полностью передано республике. Это означает, что Чечня добилась очередного расширения своих полномочий, получив возможность практически полностью контролировать финансирование строительства, ведущегося на ее территории. Дирекция, созданная в мае 2001 года и функционировавшая в качестве самостоятельного предприятия под эгидой Госстроя России, задумывалась как инструмент, с помощью которого федеральный центр мог бы не допустить повторения грандиозных афер с восстановлением Чечни после первой войны. Тогда восстановление финансировалось из государственного бюджета через полтора десятка уполномоченных банков, которые распоряжались полученными средствами по своему усмотрению. До подрядчиков деньги могли не дойти вообще. Контролировать составление проектно-сметной документации и принимать готовые объекты по сути также было некому. В результате на бумаге в Грозном были восстановлены чуть ли не все разрушенные здания, некоторые -- по несколько раз. В реальности же руины так и оставались руинами, а первый президент России Борис Ельцин, встретившись с ичкерийским лидером Асланом Масхадовым после окончания войны, вынужден был произнести сакраментальную фразу о средствах, израсходованных на восстановление: «Куда эти деньги делись, черт его знает!» После второй войны разрушения оказались куда более существенными, но федеральный центр не торопился повторять ошибки с финансированием и весьма скупо расходовал средства на восстановление. Ежегодный объем финансирования федеральной целевой программы восстановления экономики и социальной сферы Чечни в течение ряда лет не превышал 4,5 млрд руб. Расходование большей части этих денег как раз контролировала федеральная дирекция. Дирекция заказывала проектно-сметную документацию, отбирала генеральных подрядчиков, отслеживала расход отпущенных казначейством денег и принимала готовые объекты. Конечно, часть строительства велась и до сих пор ведется в Чечне самой республикой, несколькими естественными монополиями и теми федеральными ведомствами, которые располагают собственными строительными возможностями, к примеру Министерством обороны. Дирекция обслуживала интересы 11 федеральных ведомств, каждое из которых выступало заказчиком своего перечня объектов на территории республики. В основном это были объекты социальной сферы -- жилые дома, инженерные коммуникации городов, школы, больницы и поликлиники. Конфликт интересов вокруг дирекции начался сразу же после ее создания. Федеральный статус этой структуры категорически не устраивал местные власти, которые хотели принимать участие в формировании перечней восстанавливаемых объектов, составлении проектов и смет и, разумеется, в распределении подрядов: несмотря на относительную скромность восстановительного бюджета по сравнению с предыдущей кампанией, по послевоенным чеченским меркам его освоение представлялось весьма привлекательной задачей. Вероятно, федеральное казенное предприятие (ФКП), созданное при Госстрое, не всегда работало безупречно, но его деятельность была явно более прозрачной, нежели сложные коррупционные взаимоотношения чеченских подрядчиков и чиновников. Однако глава администрации Чечни Ахмат Кадыров принялся все более настойчиво требовать, чтобы главный офис дирекции переместили с улицы Строителей в Москве в Грозный. Это якобы позволило бы кратно увеличить эффективность работы. Просьбы чеченского руководства до поры до времени встречали неизменный отказ -- в Москве прекрасно понимали, что как только офис переедет в Чечню, федеральный контроль за строительством станет невозможен -- из-за элементарного давления на сотрудников, которого невозможно было бы избежать даже внутри охраняемого федералами правительственного периметра. К слову, некоторые сотрудники дирекции подвергались покушениям во время командировок в Чечню. Тем не менее федеральное правительство весьма небрежно относилось к придуманному им механизму латания черной дыры в чеченском строительстве. Серьезные проблемы у дирекции начались в 2003 году: выяснилось, что после ухода первого директора Анатолия Попова премьером в чеченский кабинет министров его преемник не был надлежащим образом назначен. Поэтому исполняющий обязанности директора Михаил Фалилеев в течение нескольких месяцев был лишен права финансовой подписи. Минфин и Сбербанк по инерции принимали документы казенного предприятия до тех пор, пока на этот казус не обратила внимание Счетная палата. Аудиторы обвинили дирекцию в задержках финансирования и предложили вообще ликвидировать ФКП -- недоброжелатели Сергея Степашина и его бывшего подчиненного, нового чеченского премьера Сергея Абрамова, поспешили увидеть в этом проекте плод усилий недобросовестных чеченских лоббистов. В самой дирекции надеялись, что правительство не пойдет на столь радикальный шаг и просто оформит наконец распоряжение о назначении нового директора. Назначения ждал уже новый и.о. Владимир Трифонов. В апреле 2004 года официальное назначение наконец состоялось: директором стал Батухан Курбанов, долго работавший в одной из привлеченных дирекцией подрядных организаций. Но ФКП уже не смогло вернуть себе утраченных позиций главного строительного контролера Чечни. В мае 2004 года погиб Ахмат Кадыров. Это стало толчком к пересмотру всей программы восстановления Чечни -- теперь головной организацией этого федерального проекта стало Минэкономразвития, немедленно предложившее заморозить большинство стройплощадок и пересмотреть их список так, чтобы бюджетные средства не распылялись по «ненужным» объектам и расходовались более эффективно. Пересмотр перечня и формирование новой программы восстановления не закончены до сих пор, а сотрудникам дирекции остается только сожалеть о замороженных стройках: в условиях Чечни остановка строительства означает, что потом его надо будет просто начинать заново. В тот же период, после гибели Кадырова-старшего, федеральные власти словно в знак посмертной признательности чеченскому президенту вдруг обнаружили податливость в некоторых спорных вопросах взаимоотношений с республикой. В частности, появились первые поручения о переводе дирекции из Москвы в Грозный. Грозненские чиновники за минувший год даже несколько раз объявляли об этой смене адреса как о свершившемся факте. Но теперь война за строительство, похоже, действительно окончена: после воскресной сочинской встречи главы государства с чеченскими руководителями правительство поспешило оформить окончательную передачу ФКП в республиканское ведение. Новым директором стал бывший заместитель руководителя предприятия Муса Эдилов -- его кандидатура рассматривалась еще год назад. «Если бы с момента своего создания федеральное казенное предприятие работало в Чеченской Республике, это позволило бы контролировать объемы и качество выполняемых работ и практическое использование денежных средств», -- удовлетворенно пояснил вчера президент Чечни Алу Алханов. А премьер Сергей Абрамов, приехавший вместе с чеченским «поездом дружбы» в Новосибирск, добавил: «Естественно, передача дирекции в ведение чеченского правительства свидетельствует о том, что федеральный центр видит способность руководства республики взять на себя полную ответственность за решение сложных задач восстановления экономики и социальной сферы». Передача дирекции в Грозный означает фактическое ее упразднение как инструмент федерального контроля -- г-н Абрамов по сути и не скрывает этого, говоря, что предприятию дадут закончить начатые объекты, а затем полностью реформируют. Теоретически это вполне укладывается в сценарий ускоренного превращения Чечни в обыкновенный российский регион. Но в последнее время федеральный центр слишком часто принимает желаемое за действительное на этом нелегком пути"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации