Диссертации Зюганова и Березовского исчезли, Путина ксерокопировать"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Диссертации Зюганова и Березовского исчезли, Путина - "можно даже ксерокопировать"

А кандидатскую Грызлову писал циник

Оригинал этого материала
© Русский "Newsweek", origindate::07.06.2004, "Сланцы Путина"

Артем Вериндуб

Генерал армии Виктор Казанцев мечтал о карьере ученого еще тридцать лет назад, когда в звании лейтенанта тянул лямку командира взвода в Закавказье. Мечте было суждено осуществиться лишь после второй чеченской войны. В 2000 г. Казанцев стал кандидатом философских наук, защитив диссертацию «Межнациональные конфликты на Северном Кавказе в контексте современных геополитических реалий». 9 марта 2004 г. президентского полпреда в Южном округе Казанцева отправили в отставку—тут-то и пригодилась кандидатская диссертация. Сейчас генерал читает лекции в Ростовском университете и на днях должен защитить докторскую.

Страсть российских политиков к получению ученых степеней выглядит странно—когда успевают заниматься наукой люди, все время которых, по идее, должно уходить на политическую борьбу или управление страной? Но тяга к знаниям неистребима. Политики защищаются, и будут защищаться.

Кандидат экономических наук Владимир Путин защитил диссертацию «Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений» в 1997 г., незадолго до того, как покинул пост вице-мэра Петербурга. Защита прошла в стенах Горного института, ректор которого Владимир Литвиненко впоследствии стал руководителем питерского предвыборного штаба Путина.

Кандидатскую Путина можно подержать в руках в подмосковных Химках, где находится хранилище диссертаций Российской государственной библиотеки. Правда, в каталоге диссертации президента нет, только работы трех его однофамильцев. Библиотекари говорят, что текст изъят из открытого доступа, но его можно найти у заведующей. Заведующая отделом диссертаций Валентина Иванова очень сердится и в присутствии корреспондента Newsweek звонит подчиненным. «Почему карточки Путина до сих пор нет в каталоге?» —грозно спрашивает она.

Действительно, диссертацию президента незачем держать под замком. «Мы звонили в администрацию президента, —рассказывает Иванова. — Спрашивали, можно ли держать работу в открытом доступе. Сказали, можно. Можно даже ксерокопировать». По ее словам, прикоснуться к этому труду желают многие. Хотя от миллиона других диссертаций путинская отличается лишь тем, что на титульном листе стоит автограф президента. «Расписался, когда посещал наше центральное здание. Мы ее туда возили»,—хвастаются библиотекари.

В популярном научном труде речь идет о горючих сланцах, бокситах, фосфоритах, суглинках, торфе и сапропеле. Президент в ту пору оценивал деятельность не НК ЮКОС, а ПО «Глинозем» и СПЗ «Сланцы», так что не стоит искать в диссертации свидетельства провидческого дара главы государства. Нет в ней и научных открытий. На одном из минералогических интернет-форумов работу обсуждали и пришли к выводу: добротная, но больше похожа на методичку. Зато Литвиненко оценил ее гораздо выше: «Смело могла бы претендовать на докторскую», — восхищался он после защиты.

Однако на подготовку докторской у президента сейчас совсем нет времени, как и у лидера президентской партии «Единая Россия» Бориса Грызлова. Кандидатом политических наук Грызлов стал, будучи еще министром внутренних дел: защитил в Петербургском государственном университете диссертацию «Политические партии и российские трансформации: теория и политическая практика».

Жаль, что спикеру Госдумы недосуг продолжать свои научные изыскания: его кандидатскую читать гораздо интересней, чем президентскую. Например, он признается, что «Единство» победило на выборах 1999 г., играя на теме войны. «Создатели и лидеры блока, политтехнологи, на него работавшие, чутко среагировали на изменение иерархии общественных тревог в российском массовом сознании, особенно после террористических актов в Москве и Волгодонске, — пишет соискатель. Увлекшись поиском научной истины, Грызлов буквально слово в слово повторяет то, что твердили в то время злые языки: «Отсутствие идеологии—тоже идеология, — сказано в его диссертации. — За спиной трех богатырей [Сергея Шойгу, Александра Карелина и Александра Гурова. — Newsweek] ясно виднелась фигура исполняющего обязанности строгого, но справедливого царя, спасающего Россию от угрозы чеченского терроризма...»

Если Путину с Грызловым пришлось временно оставить науку ради государственных забот, то другим политикам успешно удается совмещать сразу две карьеры. В последнее время защитили диссертации госсекретарь Союза России и Белоруссии Павел Бородин, министр связи Леонид Рейман, приморский губернатор Сергей Дарькин, депутат Госдумы Геннадий Райков и бывший сенатор Иван Стариков. Причем Райков ради этого даже пропустил съезд «Народной партии», на котором его сместили с поста лидера.

Наиболее гладко прошла защита министра Реймана. Докторскую диссертацию «Формирование и развитие рынка инфокоммуникационных услуг» единогласно одобрили все члены научного совета петербургской Инженерно-экономической академии. Никто не стал спорить с крупнейшим специалистом в своей области, который к тому же уже давно формирует и развивает этот самый рынок.

Госсекретарь Бородин тоже писал на знакомую тему, хотя спустя несколько дней после защиты уже не смог вспомнить, как называется его кандидатская. «Аудит собственности, амнистия вывезенных средств и много чего еще», —так воспроизводит он название своего труда. У Бородина был хороший помощник-академик Георгий Осипов, возглавляющий Институт социально-политических исследований РАН. В издательстве института, как и полагается соискателю ученой степени, госсекретарь опубликовал несколько книг (Осипов указан в соавторах). Две книги—«Россия: современный взгляд» и «Что надо сделать, чтобы гигантский потенциал России заработал на россиян»—вышли еще в 2001 г., когда бывший управделами Кремля сидел в американской тюрьме.

Депутат Райков, который преподавал в вузе еще в 70-е, хвастается, что студенты до сих пор занимаются по его учебнику «Электрохимическая обработка твердых сплавов». Однако два месяца назад Райков защитил в родном Тюменском нефтегазовом университете диссертацию на довольно неожиданную тему— «Формирование гражданских ценностей молодежи в процессе создания многопартийной системы современной России». На исследования молодежи Райков, по его словам, «потратил последние пять лет». Вывод неутешителен: только 4% молодых людей интересуются гражданскими ценностями, остальные 96% живут потребительскими. Еще более сокрушительные выводы наверняка содержатся в докторской «Историко-правовые аспекты приватизации нефтяных компаний», которую Райков готовится защищать в сентябре.

А вот спикер Совета федерации Сергей Миронов ни одной диссертации не защитил, зато имеет дипломы горного инженера, экономиста, государственного служащего и юриста, а сейчас получает пятое высшее образование—философское— чтобы вскоре приняться за шестое.

Но в Госдуме ученых больше, чем в Совете федерации—просто потому, что депутатов больше, чем сенаторов. 218 из 450 кресел в палате занимают кандидаты или доктора наук (фракция «Единой России» также наполовину состоит из ученых мужей). Тем из народных избранников, кто не успел обзавестись ученой степенью и страдает теперь от комплекса неполноценности, восполнить пробел достаточно просто. «Ко мне три раза приходили средних лет мужчины и предлагали написать за меня диссертацию на любую тему, — вспоминает депутат Борис Виноградов. — И ведь какие лодыри! Могли бы посмотреть по спискам депутатов, кто из нас уже имеет степень. Я еще в 1987-м стал доктором технических наук, для чего 12 лет буквально прожил в лаборатории, по ночам вычисляя экспоненты».

Профессиональные изготовители диссертаций отрицают, что когда-либо имели контакты с политиками. «Мы никогда не выполняли заказы депутатов», —уверяет сотрудник сайга «Диссертация на заказ». Судя по рекламе в Интернете, написание диссертации от первой до последней строчки стоит порядка $25 000. «Политики и бизнесмены делают проще. Они приезжают на "брабусах" с соответствующими номерами в соответствующие институты и платят $30 000 прямо в кассу», — пожаловался работник другой службы «заказных» диссертаций.

Правда, иногда авторитет политика работает против него. Так произошло в апреле 1998 г. на социологическом факультете МГУ, где Владимир Жириновский, минуя статус кандидата, пытался стать сразу доктором философии. К зданию подъехала группа поддержки — автобус ЛАЗ с надписью «Дети», битком набитый членами ЛДПР. Диссертация «Прошлое, настоящее и будущее русского народа» вызвала много кривотолков, а источник во фракции КПРФ уверяет, что Жириновский звонил в правительство и угрожал голосовать против бюджета, если его работу не утвердит Высшая аттестационная комиссия (ВАК). Жириновский, разумеется, эту версию отвергает, хотя признает, что проблемы с комиссией у него были. «Очень долго члены ВАК сопротивлялись: тема их не устраивала, — вспоминает лидер ЛДПР. — С большим трудом удалось добиться принятия решения».

Сами депутаты допускают, что многие их коллеги могли получить ученую степень не вполне честно. «Проблема использования властного ресурса и взяток имеет место», —подтверждает замглавы думского комитета по образованию Олег Смолин. «А кто их будет ловить за руку? — говорит Екатерина Егорова из центра политического консультирования "Никколо-М". — Очень мало диссертаций заворачивается, потому контроля за качеством нет, так что если привлекаются хоть малейшие финансы, диссертация проскакивает со свистом».

У политтехнологов есть две версии объяснения того, что дают политикам диссертации. Те, кто защищается «для галочки», хотят украсить своими научными регалиями предвыборные плакаты и визитки, а защищающиеся «по-честному» борются с собственными комплексами. «Тому же Жириновскому диссертация была нужна не для пиара, а для души. Другие политики тоже делают это для себя. Например, чтобы доказать, что они не глупее подчиненных»,—считает аналитик агентства «ИМА-консалтинг» кандидат политических наук Андрей Вильде. Он не стал отвечать на вопрос, советует ли его фирма обзаводиться диссертациями, но сказал, что некоторые его коллеги советуют: «В избирательных кампаниях востребованы образы экономистов или юристов, а самый простой способ решить эту проблему—иметь статус кандидата соответствующих наук». «Избирателям понравилось, что Сергей Глазьев—самый молодой доктор экономических наук»,—напоминает Вильде. Доктор политических наук Егорова из «Никколо-М» говорит, что никогда не пыталась делать из политиков ученых, но присутствовала на защите диссертаций двух губернаторов. «Они были хуже, чем дипломные работы студентов, но весь ученый совет аплодировал. Понимали—перед ними настоящий губернатор. А в местной прессе потом много пишут об этом, чтобы люди знали, что губернатор у них не дурак», —вспоминает она.

Чтобы покончить с этим безобразием, бывший министр образования Владимир Филиппов в свое время предложил членам ВАК подумать, как ограничить доступ политиков к науке. Например, заставить депутатов-соискателей представлять рекомендательные письма от Госдумы. Эта идея политикам пришлась не по душе. Единственным, кто ее безоговорочно поддержал, оказался Жириновский. «Политики не должны получать ученые степени и звания»,—неожиданно заявил он Newsweek. Вопрос, почему же он сам подался в доктора философии, не поставил лидера ЛДПР в тупик. «Если бы сейчас мне пришлось защищать диссертацию, я бы, конечно, не пошел на такой шаг»,—сказал он, не уточнив, что именно ему теперь кажется предосудительным. Депутаты Виноградов и Смолин считают, что рекомендательными письмами бороться с депутатской тягой к знаниям бесполезно. «Неужели Филиппов думал, что Дума откажет в рекомендации своему депутату?» — задает резонный вопрос доктор философских наук Смолин. «Раньше Филиппов сам любил вручать политикам ученые звания, а вот я был членом президиума ВАК и давно уже ставил вопрос, не слишком ли много чиновников защищают диссертации»,— напомнил о своих заслугах в деле сохранения чистоты научных рядов доктор технических наук Виноградов, четыре года проработавший заместителем министра Филиппова.

Сам бывший министр не захотел комментировать свое предложение. После долгих раздумий отказался обсуждать эту тему и главный ученый секретарь ВАК Владимир Неволин.

Возможно, библиотеки не смогут сохранить для потомков все научные труды современных политиков. Получить диссертации Бориса Грызлова или Михаила Фрадкова легко, а вот с работами доктора философских наук Геннадия Зюганова или доктора технических наук Бориса Березовского возникнут проблемы. Их диссертации исчезли из каталога (куда, библиотекари не знают). Осталась карточка главы Счетной палаты Сергея Степашина «Партийное руководство противопожарными формированиями», но саму диссертацию не достать — в библиотеке ремонт, и старые работы не выдают.