Дмитрий Барановский: "Хуциев наш!"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Наша Версия", origindate::31.05.2010, Фото: "Коммерсант"

Дмитрий Барановский: "Хуциев наш!"

Кампанию против Никиты Михалкова срежиссировал известный рейдер

Николай Ларин

Compromat.Ru

Дмитрий Барановский

Каннский кинофестиваль, итоги которого вряд ли можно назвать утешительными для отечественной киноиндустрии, в очередной раз заставил задуматься о судьбах этого «важнейшего из искусств». Речь идёт не только о творческом кризисе, застигшем врасплох мэтров российского кино. На исходе зажиточных «нулевых» годов выяснилось, что кинематограф нуждается не только в поддержке, но и в защите со стороны государства. Дело в том, что киноиндустрия, аккумулируя и распределяя значительные денежные потоки, всегда балансирует на грани между чистым творчеством и предпринимательством. А потому, как это продемонстрировала скандальная атака бизнесмена Дмитрия Барановского на руководство Союза кинематографистов, весьма уязвима для рейдеров.

Как отметили кинокритики, масштабное полотно Никиты Михалкова «Утомлённые солнцем-2», так и не получив наград в Каннах, пользовалось большим успехом у фестивальной публики. Правда, мало кто отметил тот факт, что премьерные показы картины, вызвавшей ожесточённую общественную дискуссию, прошли ровно через год после скандального инцидента, едва не изменившего привычный облик российского кинематографа. Тогда, в мае 2009-го, тщательно спланированная попытка смещения руководства Союза кинематографистов чуть не закончилась установлением монополии отдельно взятой коммерческой структуры над целой отраслью искусства. Правда, точно оценить угрозу, которая нависла в тот момент над российской киноиндустрией, стало возможно только сегодня, после ареста организатора группировки «рейдеров-киноведов».

Кто кого. Съезд

Атака на творческий Союз кинематографистов началась внезапно, без обычных в таких случаях переговоров. Боевые действия были развязаны в суде. А именно в конце марта 2009 года, после начала работы Съезда кинематографистов, некий Андрей Столбунов, представившись адвокатом Марлена Хуциева, обратился в Пресненский суд Москвы с иском к организаторам форума. По мнению Столбунова, съезд деятелей кино не обладал должной легитимностью, а потому подлежал немедленному роспуску. Демарш неизвестного в кинематографических кругах юриста вызвал искреннее удивление руководства съезда. Как заявил по этому поводу глава Союза кинематографистов Никита Михалков, он «абсолютно убеждён, что Марлен Мартынович (Хуциев) все эти бумаги подписывал, не ведая, что он делает». Коллеги Михалкова придерживались того же мнения, а потому адвокат Столбунов был заподозрен в самозванстве, лишён права присутствовать на съезде, куда он, человек далёкий от кино, попал по доверенности, и буквально под руки выпровожен из зала заседаний.

Правда, на этом странная история не закончилась. Так и не добравшись до трибуны съезда, Столбунов сделал громкое заявление в эфире одной из радиостанций. По словам юриста, нарушения в работе Союза кинематографистов ставят под сомнение не только компетентность, но и законопослушность его руководства. А потому, дескать, он полон решимости добиться отмены решений съезда. Как писали, комментируя создавшуюся ситуацию, российские СМИ, адвокат заявил, что «в середине апреля просил возбудить уголовное дело в отношении Михалкова по ч. 2 ст. 129 УК РФ (клевета)» за его выступление на внеочередном съезде Союза кинематографистов. Естественно, ввиду абсурдности обвинений, дело никто возбуждать не стал. Но этого и не требовалось. Скандальный фон вокруг съезда уже был создан.

Тем не менее угрозы адвоката следовало воспринимать всерьёз. Как выяснили журналисты, за спиной малоизвестного юриста стояла мало кому известная, но бойкая межрегиональная общественная организация содействия защите гражданских прав «Справедливость», давно зарекомендовавшая себя в качестве своеобразного «общественного прикрытия» одного из наиболее жёстких игроков рынка слияний и поглощений. До сих пор эта организация, в числе руководителей которой значился известный в определённых кругах бизнесмен Дмитрий Барановский, больше интересовалась делами промышленных предприятий. И в перечень перспективных «объектов» для последующего «поглощения» Союз кинематографистов попал не случайно. Барановский, заполучив в ходе одного из корпоративных конфликтов акции ЗАО «Фильмэкспорт», имел собственные интересы в сфере киноиндустрии. Ведь помимо интеллектуальной собственности Союз кинематографистов владеет значительными материальными активами, которые оцениваются в сотни миллионов долларов. Речь идёт не только о финансовых средствах: союзу принадлежат здания в центре Москвы, а также подмосковные пансионаты и дома творчества.

Известно, что рейдеры идут на откровенный криминал и за меньшие суммы. Многие СМИ уже писали о многочисленных скандалах, сопровождавших деятельность «Справедливости» вплоть до ареста заместителя председателя её правления Барановского. Афганец, бывший снайпер легендарной 9-й роты, привык действовать предельно жёстко. Передел собственности, именуемый в просторечии рейдерством, принёс ему многомиллионное состояние. К середине «нулевых» годов Барановский контролировал такие предприятия, как столичный аэропорт Внуково, Брянский механический завод, компании «Клинволокно» и «Мелькомбинат в Сокольниках». Каждая новая операция по так называемому поглощению «объекта» неизменно сопровождалась криминальным скандалом. И всякий раз интересы рейдера лоббировал «свой человек» в руководстве атакованной компании. Что касается «Справедливости», то роль этой организации чётко обрисовал в одном из своих заявлений подмосковный губернатор. По словам Бориса Громова, «используя возможности Межрегиональной общественной организации «Справедливость», в СМИ развернулась кампания, дискредитирующая отдельных государственных служащих Московской области».

Сын за отца

«Грязную работу» брали на себя другие. Апофеозом рейдерской деятельности «бизнесмена-правозащитника» стала попытка прибрать к рукам стратегический оборонный завод «РАТЕП», одно из градообразующих предприятий подмосковного Серпухова. Тогда, весной 2003 года, попытка противостоять захватчикам стоила жизни сразу двум менеджерам отрасли. Расклад преступления был очевиден даже для обывателей. И.о. гендиректора концерна ПВО «Алмаз-Антей» Игорь Климов, в состав которого входил завод «РАТЕП», и коммерческий директор этого предприятия Сергей Щитко стали жертвами наёмного убийцы. Дмитрий Барановский получил пост в руководстве предприятия. «Засланный казачок» из совета директоров получил номинальную должность. Поговаривали, что этого человека использовали «втёмную». Тем не менее внакладе он не остался.

Конфликт рейдерской структуры и руководителей Союза кинематографистов развивался по той же схеме, что и в случае с «РАТЕПом», включая наличие «своего человека» и «тёмных разводок». Причём дело тоже могло закончиться трагически. После первых, пробных атак юриста Столбунова последовал залп «тяжёлой артиллерии». В народе такие акции принято называть «наездом». По словам самого Барановского, речь шла о простом предостережении. А именно, как уверял заместитель председателя правления «Справедливости», он «передал через общих знакомых просьбу Михалкову закончить поливать меня грязью». Как мы считаем, прозвучала эта «просьба» неприкрытой угрозой. Дело в том, что свои слова Барановский передал не самому Михалкову, а его родным. Причём сделал это в достаточно красноречивой форме «последнего предупреждения».

Особенности переговорного стиля Дмитрия Барановского Никита Михалков раскрыл в своём заявлении, направленном в адрес руководителей МВД 23 апреля 2009 года. Как пишет кинорежиссёр: «22 апреля моему сыну Артёму Михалкову позвонил его знакомый... Он сообщил, что общался с Дмитрием Барановским... и передал угрозу Барановского, что, если я в ближайшее время не извинюсь за свои высказывания на съезде в отношении Барановского, то Барановский предпримет в ответ самые жёсткие меры, и я пожалею о том, что с ним связался...». Правоохранительные органы, получив заявление Михалкова, полностью разделили его тревогу. Расследование обстоятельств инцидента подтвердили худшие подозрения режиссёра. Мы полагаем, что Барановский и Столбунов взялись за Михалкова всерьёз. А потому в приватных разговорах совершенно не стеснялись в эпитетах. Сегодня оценить их может каждый пользователь Всемирной сети, на просторах которой выложены записи переговоров руководителей «правозащитной» организации «Справедливость».

Мастера устного программирования

Как в своё время честно признал Столбунов, «выигрывает тот, у кого деньги, административный ресурс и так далее». Оказалось, что под многозначительным «так далее» адвокат подразумевал обычные рейдерские технологии, благодаря которым известный и заслуженный кинорежиссёр Марлен Хуциев стал пешкой в чужой игре. Причём без чёткого понимания своей роли и дальнейших перспектив.
Сотрудник «Справедливости»: Дмитрий, это вы?

Барановский: Привет, Влад. Извини. Можешь говорить? Не поздно? Скажи, пожалуйста, а ты не спрашивал вот у этих членов СК материалы о проблемах киноиндустрии и о возможных путях её развития?

В: Грубо говоря, продинамили меня. Почему я вот на последнем собрании говорю: «Ну давайте, мне надо писать, говорю, программу. Марлен Мартынович мне говорит: «Ты к (неразборчиво) подойди, он тебе всё даст». Я к нему подхожу, он говорит: «Влад, извини, я болею». И всё… Если бы они мне говорили: «Влад, вот у нас вот такая-то проблема в гильдии, например не хватает того-то», я бы описал эту проблему. И нашёл бы способ решения. Просто они не могут чётко сформулировать хотя бы тезисно. С ними встречаешься — они начинают про всё, что угодно, говорить. Поэтому вот такие вот трудности. А у Михалкова, да у него, у Михася, была эта, в его…

Б: У Киномихася.

В: Да, у Киномихася четвёртым вопросом рассматривали (пункт) «О программе Союза кинематографистов». И я перекопал страниц 25 текста — нету этого. То есть они все съехали с этого. Никто конкретно не может сказать, куда должен совет развиваться.

Б: То есть за 12 лет…

В: За 12 лет нет ни одного документа, Дмитрий.

Б: Документа нет. А ты не набирал в Интернете, может быть, какие-то выступления или какие-то статьи Михалкова на эту тему?

В: Докладываю: нету материалов. Я думал, что они лучше всех знают, эти старички. Поэтому решил мини-вопросы сейчас набросать. Какие там проблемы есть, да? Как вы видите молодёжную тему и так далее. И не у одного его, а Марлен Мартыновича, Разумовского и ещё кого-нибудь, троих взять. Потому что вот в прошлый раз мы вот сели, и ни о чём просто была встреча. Один убежал. Второй убежал.

Б: Ладно. Хорошо. Я завтра тебе отзвоню, скажу, где взять материалы, у меня есть с кем связаться. Выяснить эти вопросы.

Презрительное «киномихась», адресованное оскароносному режиссёру, выглядит совершенно невинно по сравнению с другими эпитетами «рейдеров-киноведов», которыми они оперировали в процессе обсуждения судеб российского кинематографа.


Сотрудник: Алло.

Барановский: Саш, ты не мог бы выяснить, кто мог бы проконсультировать по поводу написания программы отечественного кино?.. Это связано с Михалковым в том числе. Мы-то ведь выступаем за Хуциева и для того, чтобы сделать конструктивное предложение, как должен развиваться отечественный кинематограф. Представляешь, этот п..дрило, б..дь, с четырьмя кольцами, б..дь, на одной руке, за 12 лет, которые возглавлял кинематограф, и не сделал даже программу развития отечественного кино. М..дак. Кризиса дождался.

С: Сделаю.

Правда, «разборка» с «киномихасем» предполагалась вовсе не киношная. В разговоре с одним из своих подручных Барановский фактически сознаётся в том, что угрожал Михалкову. Причём делает это совершенно откровенно, бравируя своей «крутизной».


Барановский: Привет, Володь. Удобно говорить? Извини за поздний звонок. Это я. Твой старый, больной друг. Дмитрий.

В: Ой, Дима. Не может быть. Не узнал. Ну, наконец-то. Вот они, пошли денюжки. Слушаю тебя, дорогой.

Б: Да. Слушай, чего хотел спросить. Мы же там, на стороне Хуциева, выступаем против этого отмороженного.

В: Ага.

Б: Значит, кличку ему дали Киномихась. Представляешь, я там попросил передать знакомого Киномихасю, значит, что если он не прекратит меня поливать грязью, то его польют в ответ в 10 раз круче, и он это, написал заявление в милицию, представляешь. Сука. Я говорю, раньше на дуэль вызывали за это, за всякое говно, а теперь те, кто срут ещё и, б..дь, бегут в полицию жаловаться. Когда их... Всё перевернулось, короче. Значит, не мог бы ты посоветовать документы какие или людей, которые в этом являются экспертами. Нам нужно срочно составить программу развития отечественного кино, с инициативой которого должен выступить наш Хуциев…. Или материалы уже готовые. Может, кто-то сделал…

Программа развития отечественного кинематографа, о которой так много говорил Марлен Хуциев и которой, как теперь стало ясно, у него никогда не было, в самом деле служила в операции захвата отрасли маскирующей дымовой завесой. Как следует из слов самого Барановского, на роль этого основополагающего документа вполне сгодились бы некие «готовые материалы» «каких-нибудь экспертов». Истинной целью служили активы. Не случайно, что главным упрёком в адрес Михалкова, который смогли сформулировать сторонники Хуциева, стало якобы недостаточно эффективное управление собственностью Союза кинематографистов. Как говорится, «бизнес, ничего личного». Получив отпор на съезде, «правозащитники» приготовились к планомерной осаде Союза кинематографистов. Способов «принуждения к миру» в нашей стране существует достаточно. Последовательные и непрерывные финансовые ревизии, налоговые проверки и различные комиссии могут сломить кого угодно. Правда, в случае с Никитой Михалковым такой приём не сработал.

Счёт в пользу здравого смысла

Знаменитого режиссёра выручили всемирная известность и личное знакомство с руководителями страны. А ещё помогли российские СМИ, опубликовав серию журналистских расследований деятельности «правозащитников» из «Солидарности». К примеру, «Новая газета» обнародовала информацию о том, что «Дмитрий Барановский (кличка Беленький) возглавляет слаженную преступную группу, занимающуюся контрабандным оружейным бизнесом». «Наша Версия» вскрыла подоплёку рейдерских захватов, благодаря которым компания Барановского «Сигма» взяла под контроль ряд оборонных и коммерческих предприятий в Подмосковье. А «Комсомольская правда» тщательно исследовала обстоятельства атаки Столбунова и Барановского на Союз кинематографистов. Позициям рейдеров этот информационный залп нанёс поистине невосполнимый урон. Тем не менее лидеры «Справедливости» нашли в себе силы ринуться в контратаку.

Свобода российской прессы имеет жёсткие границы, установленные законом. А потому любой материал, опубликованный на страницах печатного издания, может стать поводом для судебного разбирательства. Правда, Столбунов и Барановский решили пойти другим путём. Направление ответного удара было обусловлено интересами бизнеса. На повестке дня стояло поглощение Союза кинематографистов. А потому мишенью для атаки стала раскрывшая планы рейдеров газета «Комсомольская правда». Выразив несогласие с обнародованными фактами собственных биографий, «киновед» Столбунов обратился в Общественную коллегию по жалобам на прессу. Отметим, не в суд. Суть претензий была сформулирована в стиле далёких 30-х годов. По мнению Столбунова, «Комсомольская правда», опубликовав статью «Интересное кино» «под видом сообщения о конфликте в Союзе кинематографистов», «распространяет через СМИ заведомо ложные сведения, порочащие честь, достоинство и подрывающие деловую репутацию руководителей МОО «Справедливость» в лице председателя правления А.Б. Столбунова и заместителя председателя правления Д.Р. Барановского». А именно пишет о том, что «Михалкову противостоит не Хуциев, а куда более мощная структура…», главной фигурой которой является Барановский. Кроме того, Столбунов выражал недовольство тем, что в статье перечислялись прежние «трофеи» рейдеров, а Марлен Хуциев был представлен человеком, которого «используют втёмную, дезинформируют и заставляют идти войной на Михалкова, ратуя за российский кинематограф».

Понятно, что в суд с такими претензиями было идти бесполезно. Имущественные скандалы и корпоративные конфликты, которым Дмитрий Барановский был обязан своим процветанием, оставили след не только на страницах российских изданий. А его попытка «поучаствовать» в делах Союза кинематографистов и вовсе стала предметом уголовного расследования. Тем не менее Комиссия по информационным спорам действует по собственным правилам, не руководствуясь буквой закона, а следуя морально-этическим принципам. Комиссия, выслушав мнение Марлена Хуциева и адвоката Столбунова, всё же отказалась видеть в публикациях «Комсомолки» «грубые нарушения действующего законодательства». Тем не менее изданию было рекомендовано более тщательно проверять публикуемые факты. Правда, эту работу за журналистов сделали следователи. Так и не «разобравшись» с Михалковым, Дмитрий Барановский угодил за решётку по обвинению в вымогательстве собственности у предпринимателя Алтунина. А в ходе расследования последнего дела рейдера вскрылась подоплёка его прежних «подвигов». Остаётся только сожалеть, что вольно или невольно в одну из последних афер рейдера оказались втянуты такие гранды отечественного кино, как Марлен Хуциев, Эльдар Рязанов и Алексей Герман. А также уважаемые представители медийного сообщества Всеволод Богданов, Михаил Федотов и многие другие их коллеги …

Конец фильма?

Победой законности такой исход назвать трудно. Безусловно, морально-этическая сторона спора руководителей Союза кинематографистов с пришлыми захватчиками теперь не вызывала никаких вопросов даже у самых щепетильных представителей информационного сообщества. Но даже самый суровый приговор, вынесенный рейдеру, вряд ли сможет компенсировать тот вред, который причинил российской кинематографической отрасли развязанный им конфликт. Даже год спустя после памятного демарша адвоката Столбунова творческое объединение деятелей кино так и не преодолело глубокого раскола, истоки которого можно проследить в расшифровках телефонных переговоров Дмитрия Барановского. И нет никаких гарантий, что на смену арестованному «киноведу» не придёт новый специалист в области криминальных «поглощений».

А потому не стоит удивляться «нулевому счёту» России на Каннском фестивале. Национальной гордостью кинематограф может стать только под защитой государства. Иначе вместо творчества российские кинорежиссёры и впредь будут вынуждены заниматься сутяжничеством.