Дмитрий Мазепин: поглотитель

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Дмитрий Мазепин

Что помогает главе «Уралхима» выигрывать корпоративные войны


Одиннадцать лет Дмитрий Мазепин (состояние – $1,3 млрд) собирал свою агрохимическую корпорацию «Уралхим», борясь за активы с «Газпромом», «Сибуром» и «Фосагро».


К середине октября корпорация Мазепина поглотила «Уралкалий» – мирового лидера в производстве калийных удобрений. Сегодня перед ним перспективы реставрации самого большого картеля в мире по производству калийных удобрений, наподобие того, который был до середины 2013 г. с «Беларуськалием». Впрочем, до того, как картель может начать диктовать миру цены на удобрения, «Уралхим» рискует утонуть под грузом долгов: чистый убыток холдинга за 2014 г. превысил 81 млрд руб.


За картель!


Еще в 2005 г. «Уралкалий» и «Беларуськалий» образовали мощный картель, который контролировал 43% мирового производства калия – «Белорусскую калийную компанию» (БКК). Второй такой крупный игрок – Canpotex (включает компании Potash Corp., Mosaic Co и Agrium Inc.) – имеет долю в 30%. Летом 2013 г. «Уралкалий» вышел из трейдерского СП с БКК. Партнеры обвиняли друг друга в торговле за пределами совместного предприятия. Развал картеля вызвал шок на мировых рынках: цены на калийные удобрения обрушились с $400 до $300 за 1 т, мировые производители потеряли $20 млрд капитализации за один день. БКК дает около трети поступлений в бюджет Белоруссии, и белорусский президент Александр Лукашенко в ответ на этот демарш российского партнера приказал арестовать гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера в Минске и объявил в розыск через Интерпол основного акционера Сулеймана Керимова. Керимов и его партнеры продали акции «Уракалия» Михаилу Прохорову и Дмитрию Мазепину, Баумгертнера освободили, но российско-белорусский калийный картель восстановить не удалось. Лукашенко лично встречался с Мазепиным в апреле 2014 г. для обсуждения этого вопроса, но дальше разговоров дело не пошло.


«Сегодня БКК демпингует, чтобы увеличить свою долю на рынке», – говорит Константин Юминов, аналитик Райффайзенбанка. Так, крупную партию калийных удобрений Китаю белорусы продали из расчета $305 за 1 т, тогда как «Уралкалий» и Canpotex хотели поднять цену на $25–30. На рынке необходимо восстанавливать цены, а значит, и российско-белорусскую трейдерскую кооперацию, этого хотят и «Уралкалий», и БКК. К тому же Canpotex наращивают свою долю на рынке. Так, канадская Potash Corp. в очередной раз сделала предложение о поглощении германскому конкуренту – компании K+S AG. Но с реставрацией российско-белорусского картеля есть сложности.


«Разногласия по поводу сотрудничества «Уралкалия» и БКК, скорее всего, относятся к разделению долей в будущих продажах», – предполагает Георгий Буженица, аналитик Deutsche Bank. БКК хочет, чтобы его доля в совместном предприятии была значительнее, так как он впервые стал больше производить, чем «Уралкалий», говорят источники «Ко» в отрасли. Однако новый основной собственник «Уралкалия» Дмитрий Мазепин не намерен уступать. Доля БКК по итогам 2014 г. – около 16% мирового производства, доля «Уралкалия» – 19%. Но у последнего была авария на руднике «Соликамск‑2», и в этом году производство снизится с 12,3 до 10,8 млн т. Белорусы планируют выпустить не меньше прошлогоднего объема в 10,3 млн т, а по факту может оказаться и больше из-за демпинга. В прошлом году «Уралкалий» обозначил свою долю в 65%, но Лукашенко не согласился на 35% для БКК, доля белорусской компании тогда составляла не менее 42%, по расчетам «Церих кэпитал менеджмент». «Без кооперации ситуация у «Уралкалия» лучше, чем у БКК, но все равно не так хороша, как при кооперации, – констатирует Илья Балакирев, главный аналитик UFS IC. – Просто пока стороны не могут договориться: поскольку у Кремля сейчас есть куда более насущные задачи, решили отложить этот вопрос, пока Белоруссия не сделает первый шаг навстречу». Сами экс-участники СП не комментируют свои планы. Помимо аварийного рудника, у ключевого акционера «Уралкалия» Дмитрия Мазепина есть сложности и с обслуживанием долгов.


Проблемный кредит


В декабре 2013 г. холдинг «Уралхим» купил 19,9% акций «Уралкалия» у партнеров Сулеймана Керимова, заняв у «ВТБ Капитала» $4,5 млрд (243 млрд руб.) под залог купленных акций. 30 июня 2015 г. этот пакет акций стоил втрое дешевле – только 85 млрд руб. Произошло нарушение финансовых условий кредита, и «ВТБ Капитал» был вправе потребовать его досрочного погашения или забрать заложенные акции себе. Но «ВТБ Капитал» при резком падении стоимости акций «Уралкалия» не потребовал досрочного погашения этого кредита, говорится в полугодовой отчетности «Уралхима». Впрочем, подобное нарушение кредитных условий в 2014 г. произошло дважды, и оба раза «ВТБ Капитал» не требовал погашения задолженности. «ВТБ Капитал» и «Уралкалий» не комментируют ситуацию. В «Уралхиме» говорят, что «обеспечением по кредиту являются не только купленные акции, но и другие активы компании, и этого достаточно, чтобы обеспечить данный кредит». «В такой ситуации возможен последующий залог, когда имущество, заложенное в одном банке, перезакладывается в другом, – говорит партнер юридической фирмы Lidings Андрей Зеленин, – или залогодателем выступает третье лицо. Возьмите тот же «Мечел»: он всем должен, но при этом продолжает работать».


Возникает вопрос: а имело ли смысл занимать $4,5 млрд, чтобы сегодня оказаться в ситуации, близкой к дефолту по кредиту с обесценившимся втрое пакетом акций? «В долгосрочной перспективе «Уралкалий» интересен, – убежден Илья Балакирев. – Это самая эффективная компания в мире среди производителей калийных удобрений. Но стоит учитывать, что сделка носила явно политический характер. Важно было убрать Керимова из акционеров, чтобы помириться с президентом Лукашенко. Это сделали, хотя кооперацию с БКК так и не восстановили». Поскольку сделка политическая и Мазепин заплатил за свои акции очень высокую цену, «ВТБ Капитал» не будет жестко придерживаться обязательств по кредитному договору, считают эксперты.


Большой долг «Уралхима» – не единственная проблема нового собственника «Уралкалия».


Авария и buy back


Не только миллиарды, потраченные на «Уралкалий», вызывают головную боль у Дмитрия Мазепина. В ноябре 2014 г. затопило рудник «Соликамск‑2», который в 2014 г. обеспечил компании 18% добычи калия. Акции «Уралкалия» на этой новости подешевели в 1,3 раза. Чтобы восполнить потерю, «Уралкалий» заявил, что готов потратить $4,5 млрд до 2020 г. на постройку двух новых шахт и модернизацию старых. После этого «Уралкалий» объявил третий по счету buy back, или программу обратного выкупа акций, чтобы сделать компанию частной и быстрее принимать управленческие решения. Говоря о последствиях аварии в Соликамске, старший аналитик Национального рейтингового агентства Павел Мартынюк отмечает, что для компании они оказались не столь масштабными, как ожидалось – авария была локализована, а объемы производства в 2015 г. снизились незначительно, «что может свидетельствовать о высокой эффективности управления компанией».


Григорий Бурлуцкий, портфельный управляющий ООО «УК «Кастом кэпитал», отмечает, что, несмотря на действие внешних негативных факторов и аварии, компания в 2014 г. продолжила реализовывать главную стратегию по увеличению объемов производства и продаж калия, основы которой были заложены еще в середине 2013 г., при старом руководстве. Реализация этой стратегии позволила «Уралкалию» нарастить объем продаж калия в 2014 г. на 24% по сравнению с 2013 г., доведя уровень загрузки мощностей до рекордного. К сожалению, авария на руднике негативно отразилась на показателях компании уже в 2015 г. – объем продаж сократился на 7,5% в первом полугодии по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.


16 октября текущего года через buy back было выкуплено 21,98% акций, в том числе и 12,5% у китайского инвестфонда Chengdong Investment Corporation за $2,1 млрд. Ранее, в апреле, «Уралкалий» выкупил через buy back 7,9% акций у крупнейшего до недавнего времени совладельца компании – группы «Онэксим» Михаила Прохорова – за $660 млн. В итоге у Прохорова осталось 20%, почти столько же, сколько у Мазепина. «Уралхим» Мазепина бумаги не продавал ни в апреле, ни в октябре. Квазиказначейским пакетом в 33,54% акций голосуют топ-менеджеры компании – а все они люди Мазепина, включая гендиректора ПАО «Уралкалий» Дмитрия Осипова. Это означает, что при равенстве пакетов акций у Прохорова и Мазепина контролирует ПАО Мазепин. «Онэксим» не комментирует итоги buy back и причину инвестиций в «Уралкалий».


До последнего времени эксперты полагали, что Мазепин хочет получить полный контроль над «Уралкалием», а Прохоров ищет покупателей. При этом сам Мазепин пока не в состоянии выкупить акции Прохорова. «Мазепин не может выкупить даже втрое обесценившийся пакет акций Прохорова в 20%, – говорит Олег Петропавловский, аналитик группы «БКС», – для этого нужно 75 млрд руб. У «Уралхима» и без того огромные долги. Кроме того, обслуживание кредита «ВТБ капитала» создает проблемы для заемщика, так как залог сильно упал в цене».


Недовольные buy back миноритарии «Уралкалия» обвиняли Мазепина в обвале рынка акций компании, чтобы получить контроль над ней. «Ожидаемая цена акций при обратном выкупе была выше, чем реальная, – констатирует Илья Балакирев. – акции выкупались по $3,2 (210 руб.) Котировки падали после корпоративных сводок, снижения цен на минеральные удобрения, ухода с западных площадок, неясной ситуации с аварийными активами».


Дмитрий Осипов говорил, что восстановительные работы на аварийной шахте «Соликамская‑2» не могут гарантировать от затопления смежную шахту «Соликамская‑1» – основной добывающий актив компании. Финансовый директор «Уралкалия» Антон Вищаненко настаивал на необходимости увеличения капитальных затрат почти в три раза – с 14 млрд руб. в 2014 г. до 33,6 млрд руб. в 2015 г. После обрушения акций «Уралкалия» в августе 2013 г., когда картель с «Беларуськалием» был разрушен, его акции больше не восстанавливались до прежних уровней (240–250 руб. на ММВБ). Так, в начале ноября они стоили на ММВБ только 154–156 руб. Некоторые аналитики считают, что прежних котировок больше не будет. А есть еще и такая проблема, как Березники – город, стоящий на шахтах «Уралкалия». Солевые растворы размывают рудники и разрушают дома. Новые хозяева компании, Дмитрий Мазепин и Михаил Прохоров, выделили деньги на строительство жилья, перечислив в 2013–2014 гг. в бюджет области 3,2 млрд руб. В 2015 г. деньги не переводились. Председатель ПРОО «Гражданский надзор» Роман Коротаев говорит, что жилье строится, но люди хотят получить доплату за старое жилье при переезде. Что касается новых хозяев, то, по словам Коротаева, «Мазепин гораздо менее одиозная фигура, чем, например, предыдущий хозяин «Уралкалия» Дмитрий Рыболовлев». В Березниках люди долго обсуждали роскошные апартаменты в Нью-Йорке и остров в Греции, которые Рыболовлев купил свой дочери, продав акции «Уралкалия» после аварии на руднике, находящемся в этом городе.


Между тем «Уралкалий» до 2020 г. намерен сократить 20% персонала. Цены падают, производство в этом году будет сокращено на 300 000 т, чтобы остановить дальнейшее снижение цен. Новые владельцы ориентируются на канадскую Potash Corp., персонал которой – 3000 человек, тогда как на «Уралкалии» трудятся более 10 000 работников.


Что такое «Уралкалий»


Это около 20% мирового рынка калийных удобрений, поставки в 60 стран, самая низкая в мире себестоимость производства, собственный парк вагонов-минераловозов, Балтийский балкерный терминал, 25% порта в бразильском городе Антонина. Только 10% продукции продается на внутреннем рынке, остальное идет на экспорт. Аналитики UBS подсчитали, что собственный вагонный парк и морская инфраструктура позволяют «Уралкалию» обеспечивать самый низкий в мире уровень затрат на доставку поташа – $107/т, – а в плане торговых возможностей с ним может сравниться только Canpotex.


Акции «Уралкалия» распределяются так: у «Онэксима» – 20%, «Уралхиму» принадлежит 19,99%, 12,61% заложено у «ВТБ Капитал», на квазиказначейские бумаги приходится 33,54% (квазиказначейские акции образуются в результате перемещения собственных акций эмитента на баланс его дочерних компаний), в свободном обращении – 13,54%. Чистая прибыль «Уралкалия» по РСБУ за девять месяцев выросла на 46%, до 38,6 млрд руб.


Корпоративные войны


Дмитрий Мазепин неоднократно участвовал в корпоративных войнах. Когда в июне 2008 г. он купил у «Фосагро» 72% ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» (ВМУ), производителя фосфатных удобрений, цены на них упали в два раза. В марте 2009 г. кипрская компания Мазепина ACF-Agrochem Finance Limited стала оспаривать в московском арбитраже эту сделку. Основной довод истца – акции ВМУ приобретены по цене выше рыночной (сумма сделки – $358,6 млн), компания не платит дивиденды, это наносит акционерам ущерб. Иски были отклонены. Кроме того, мазепинский «Уралхим» был должен 3 млрд руб. за 24% акций ВМУ, предъявленных по оферте миноритарием этой компании Shades of Cyprus (связан с «Фосагро»). Мазепин не платил оферту два года. Потом ВМУ и «Фосагро» спорили о цене основного сырья для производства фосфатных удобрений – апатитового концентрата. «Фосагро» – монопольный поставщик апатита в России. В 2014 г. «Фосагро» прекратила поставки сырья, в итоге выручка ВМУ упала почти на 80%, а убыток составил 376 млн руб., завод не работал три месяца. В спор вмешался Минпромторг, и только в сентябре этого года стороны пошли на мировую, и поставки апатита на ВМУ были возобновлены.


Но самая первая акционная война у Мазепина была с «Газпромом». В ноябре 2004 г. «Газпром» намеревался купить госпакет в 38,8% акций Кирово-Чепецкого химкомбината (КЧХК), однако проиграл на аукционе. Вскоре около 60% КЧХК оказалось у ООО «Конструктивное бюро» Дмитрия Мазепина. В 2005 г. «Газпром» на три месяца перекрывал поставки газа для КЧХК, чтобы получить контроль над химкомбинатом, но Мазепин выдержал натиск газового монополиста. Он поднял Кирово‑Чепецк на митинги, получил поддержку тогдашнего губернатора Кировской области Николая Шаклеина, лично встречался с местными журналистами, чтобы рассказать, как «Газпром» душит градообразующее предприятие, крупнейшего налогоплательщика области. Сегодня завод минеральных удобрений Кирово-Чепецкого химкомбината (ОАО «ЗМУ КЧХК») входит в «Уралхим», а завод по производству фторпластов КЧХК – в другой холдинг, «Галополимер», который также контролирует Дмитрий Мазепин.


Как Мазепину удается выигрывать корпоративные войны у таких игроков, как «Газпром» и «Фосагро»? Кто его поддерживает? Мазепин работал в Российском фонде федерального имущества (РФФИ); позже руководитель этой госструктуры Владимир Малин помогал предпринимателю купить госпакет акций КЧХК, с которого он начал строить свой агрохимический холдинг. Кроме того, тогда Мазепин всех заверил, что действует на КЧХК в интересах «Газпрома», у которого были планы на укрупнение химического бизнеса. На сегодня КЧХК производит удобрений больше, чем другие предприятия «Уралхима», как следует из его отчета за 2014 г. А в 2008 г. Мазепин удивил экс-губернатора Кировской области Владимира Сергеенкова высокими дивидендами, начисленными самому себе на КЧХК: «В 2008 г. собственник Мазепин только дивидендов получил 5 млрд руб., а фонд заработной платы на 14 000 рабочих составил 1,8 млрд руб. Так, в среднем по России собственники взяли в качестве дивидендов от чистой прибыли примерно 25%. Мазепин же берет 75%».


Ссылки

Источник публикации