Добегались

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пять российских легкоатлеток отстранены от участия в Олимпиаде

1217573839-0.jpg Международная федерация легкой атлетики (IAAF) вчера проинформировала Всероссийскую федерацию легкой атлетики (ВФЛА) о временном отстранении от участия во всех соревнованиях под ее эгидой, включая открывающуюся через неделю Олимпиаду в Пекине, российских легкоатлеток Елены Соболевой, Дарьи Пищальниковой, Гульфии Ханафеевой, Татьяны Томашовой, Юлии Фоменко, Светланы Черкасовой и Ольги Егоровой. Причиной стало несовпадение ДНК в допинг-пробах, взятых у спортсменок в прошлом и нынешнем году, что вызвало подозрение в их подмене. Санкции в отношении этих легкоатлеток являются очень сильным ударом по всей олимпийской сборной России. Ведь пять из них являлись реальными претендентками на медали Олимпийских игр, в том числе золотые.

Вчера Международная федерация легкой атлетики (IAAF) официально сообщила о том, что за нарушения допингового характера семь легкоатлеток из России — Елена Соболева (бег на 800 м и 1500 м), Татьяна Томашова (1500 м), Юлия Фоменко (1500 м), Гульфия Ханафеева (метание молота), Дарья Пищальникова (метание диска), Светлана Черкасова (800 м) и Ольга Егорова (1500 м и 5000 м) — временно отстранены от участия во всех соревнованиях под эгидой IAAF, включая Олимпиаду в Пекине. Всем этим спортсменкам инкриминируется нарушение пунктов 32.2 (b) и 32.2 (e) регламента международной федерации. В них говорится о «мошенничестве, связанном с заменой проб мочи».

В пресс-релизе IAAF сказано о том, что решение о санкциях в отношении спортсменок является результатом расследования «сроком длиною больше года», а принято оно на основании сравнительных исследований ДНК в пробах. От дальнейших комментариев IAAF вплоть до принятия окончательного решения по делу российских спортсменок воздержалась, заметив лишь, что у спортсменов есть право в течение 14 дней потребовать проведения слушаний в национальной федерации.

Новость об отстранении от официальных стартов семи российских легкоатлеток является сильнейшим ударом по всей олимпийской сборной России, которая из-за решения IAAF наверняка недосчитается нескольких крайне нужных в борьбе с США и Китаем в командном зачете Олимпиады медалей. Пять из этих спортсменок — Елена Соболева, Гульфия Ханафеева, Дарья Пищальникова, Татьяна Томашова и Юлия Фоменко — входили в состав олимпийской сборной России. При этом они не просто отобрались на Олимпиаду, а входили в число главных ее фаворитов. Действующая мировая чемпионка в закрытых помещениях Елена Соболева владеет лучшими результатами сезона в мире в беге и на 800 м, и на 1500 м. У действующей чемпионки Европы Дарьи Пищальниковой — лучший результат в метании диска. Гульфия Ханафеева в прошлом году некоторое время владела рекордом мира в метании молота. Татьяна Томашова стала в 2003 и 2005 годах чемпионкой мира, а в 2006-м чемпионкой Европы в беге на 1500 м и, как и Юлия Фоменко, по-прежнему входит в число лидеров в своей дисциплине.

Таким образом, вчерашний скандал, несомненно, вошел в список самых громких в истории не только российского, но и мирового спорта. Если брать легкую атлетику, то по масштабу потерь российская команда уступила разве что американской образца четырехлетней давности, которая перед Олимпиадой в Афинах и после нее лишилась более десяти звезд, уличенных в употреблении запрещенных препаратов производства калифорнийской лаборатории BALCO (см. справку). Отличает его от большинства других то обстоятельство, что формально на употреблении допинга или даже на связях с его распространителями семь легкоатлеток пойманы не были.

Как рассказал «Ъ» президент ВФЛА Валентин Балахничев, поводом для вынесения жестких санкций стало несовпадение ДНК в допинг-пробах спортсменок. Первые пробы мочи на ДНК у семи спортсменок легкоатлетической сборной России, по его словам, были взяты в рамках внесоревновательного допинг-контроля IAAF в апреле и мае 2007 года, затем некоторые из них были протестированы в сентябре во время чемпионата мира в Осаке, а остальные — на сентябрьском турнире в Цюрихе. После этого две спортсменки — Соболева и Фоменко — завоевали золото и серебро на зимнем чемпионате мира в Валенсии в марте этого года, остальные также участвовали в международных турнирах и продолжали подвергаться допинг-тестам. «Нам точно неизвестно, когда и по какой причине у IAAF закрались сомнения в идентичности двух проб — апрельско-майской и сентябрьской 2007 года,— сказал господин Балахничев.— То ли они были вскрыты сразу после летнего чемпионата мира, и результаты от нас утаивались, а спортсменки тем временем соревновались, то ли совсем недавно».

Так или иначе, 22 июля в Москве у всех подозреваемых спортсменок, за исключением отказавшейся от тестирования Ольги Егоровой, в присутствии главы антидопингового департамента IAAF Габриэля Долле были забраны контрольные пробы слюны и проанализированы в лаборатории судебной медицины Цюриха для определения профиля ДНК. Анализ доказал, что пробы мочи образца апреля-мая 2007 года не принадлежат вышеназванным спортсменкам. Все пробы были рассмотрены и ратифицированы независимым ДНК-экспертом.

«Согласно правилам IAAF, мы провели необходимые действия и уведомили спортсменов о ее решении,— заявил «Ъ» Валентин Балахничев.— И получили от них объяснения, суть которых сводится к тому, что они не признают обвинения. Тем не менее на президиуме ВФЛА мы были вынуждены принять решение об их отстранении от соревновательной практики и приступили к формальной процедуре расследования».

Одна из пяти несостоявшихся членов олимпийской сборной Елена Соболева рассказала «Ъ», что о письменном требовании IAAF отстранить ее от участия в Олимпийских играх узнала только вчера. «Я категорически не согласна с точкой зрения международной федерации, поскольку считаю, что у нее нет достаточно убедительных оснований для нашего отстранения,— заявил она.— Более того, назову происходящее провокацией, которая устроена специально для того, чтобы убрать перед самой Олимпиадой ее потенциальных медалисток. Все мы имели самые высокие шансы завоевать в Пекине награды. Конечно, опускать руки я не намерена и бороться за восстановление справедливости буду, для чего подала в ВФЛА письменное прошение о слушании моего дела. Я еще раз подчеркиваю, что не принимаю обвинений, которые мне предъявляет IAAF. Однако поскольку на первый план я ставлю интересы всей нашей легкоатлетической команды в целом, я принимаю требование IAAF о своем отстранении, не принимая ее обвинения. Я также прошу прощения у своих болельщиков за то, что меня обвиняют в том, в чем я не виновата».

Между тем все опрошенные «Ъ» чиновники, заинтересованные в том, как будут развиваться события, вчера были чрезвычайно осторожны в оценках. Так, ведущий российский антидопинговый эксперт Николай Дурманов сразу подчеркнул, что не будет выдвигать никаких версий, а готов говорить лишь о «технической стороне вопроса» в ситуации со спортсменками. «Речь идет о том, что в пробах не их ДНК, а следовательно, это не их пробы. IAAF на пустом месте столь серьезные обвинения выдвигать не может»,— уточнил господин Дурманов. Он также дал понять, что метод исследования ДНК, до сих пор не очень широко применявшийся в спорте, нельзя считать ненадежным: «Во всяком случае, в других сферах — в криминалистике, при определении отцовства — он применяется уже широко».

Пресс-атташе Олимпийского комитета России (ОКР) Геннадий Швец сказал, что «на данном этапе ситуация не входит в компетенцию ОКР»: «Она входила бы в нее лишь в том случае, если бы скандал случился непосредственно во время Олимпиады. Тогда мы предприняли бы какие-либо действия в соответствии с олимпийской хартией. Пока же это компетенция ВФЛА и главы Росспорта Вячеслава Фетисова, в чьем ведении находится российская антидопинговая лаборатория. Мы же можем только сожалеть о том, что Россия, возможно, недосчитается в Пекине медалей».

Дмитрий Тугарин, советник руководителя Росспорта Вячеслава Фетисова, входящего также в совет учредителей Всемирного антидопингового агентства (WADA), заявил, что «Росспорт и Российский антидопинговый центр сделали все от них зависящее, чтобы гарантировать чистоту российских спортсменов перед пекинской Олимпиадой»: «Мы проверили всех спортсменов, донесли до них всю необходимую информацию». Николай Дурманов также сообщил «Ъ», что, по его мнению, Росспорт и российские антидопинговые службы не имеют никакого отношения к взятию проб специалистами международных служб.

Отказался от подробных комментариев и знаменитый тренер Валерий Куличенко, который в тот момент, когда у российских легкоатлеток были взяты первые — «фальшивые» — пробы, возглавлял сборную России. Он был снят с должности непосредственно перед чемпионатом мира в Осаке, после того как дисквалифицированная рекордсменка мира в метании молота Татьяна Лысенко обвинила господина Куличенко в том, что тот снабжал ее содержащими запрещенный препарат пищевыми добавками. «Какое я имею отношение к сдаче проб? — удивился Валерий Куличенко.— Это же физическое действие. Я что, свою мочу сдавал?»

Чем закончится история с российскими легкоатлетками, Валентин Балахничев спрогнозировать затруднился, сказав лишь, что слушания в связи с этим инцидентом пройдут в ближайшее время. Зато он уверенно ответил на вопрос, как оценивает действия IAAF, назвав ее решение «не до конца обоснованным и непродуманным». «Оно нанесло большой вред и сборной России, и ВФЛА, и самой IAAF,— сказал Валентин Балахничев.— Спровоцирован скандал. Технический вопрос о подозрении россиян в нарушении антидопинговых правил перенесен в плоскость скандала в связи с предстоящими Олимпийскими играми. В любое другое время ажиотаж вокруг этой ситуации был бы гораздо меньше, и у нас было бы время разобраться в том, что происходит, а у спортсменок — оправдаться. Сейчас они даже не могут обратиться в арбитражный суд Международного олимпийского комитета, потому что не были дисквалифицированы. И даже если бы мы их дисквалифицировали, то суд, который 1 августа начнет работать в Пекине, отбросил бы иски, так как счел бы наше решение по дисквалификации скороспелым, и все равно перенес бы рассмотрение дела на потом. Так или иначе, ВФЛА, которая, безусловно, заинтересована в том, чтобы повезти в Пекин чистую команду, даст своим спортсменкам возможность бороться за себя. Мы будем предоставлять им полную информацию, давать различного рода консультации и советы, к их делам подключатся адвокаты ОКР. IAAF, на мой взгляд, не имеет веских доказательств того, что именно спортсмены произвели подмену».

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::01.08.08