Добыча власти из нефтяной скважины

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::18.11.2002

Добыча власти из нефтяной скважины

«Альфа-групп» пытается улучшить свой имидж. Что этому мешает?

Моисей Гельман,
главный редактор газеты «Промышленные ведомости»

Converted 13763.jpg

[...] Дорожное движение с некоторой натяжкой можно сравнить с рыночной экономикой. Правила движения, как и законы, действующие в государстве, при их соблюдении обеспечивают более или менее равные для всех условия безаварийных поездок на любые расстояния. Однако как на дорогах, так и в экономике подобные правила писаны не для всех, и, что характерно, виноватые в их нарушении часто остаются безнаказанными. По факту сегодня в России созданы правовые и экономические условия, например, для безнаказанного захвата чужой собственности. Развилась целая индустрия такого «бизнеса», в который втянуты многие государственные чиновники, сенаторы, депутаты и сотрудники правоохранительных органов. Особенную известность на этом поприще приобрел международный консорциум «Альфа-групп», превратившийся за последние годы в мощный финансово-политический конгломерат, исправно увеличивающий свои активы с помощью, мягко говоря, весьма спорных методов. А все начиналось с приобретения «Альфой» на инвестиционном конкурсе «Тюменской нефтяной компании», ставшей инструментом для последующих захватов чужой собственности. Как показала проверка, проведенная Счетной палатой РФ, продажа 18 июля 1997 г. на инвестиционном конкурсе 40% пакета акций «ТНК» сопровождалась договоренностями «победителя» конкурса с некоторыми его организаторами, в том числе правительственными чиновниками. Государству был нанесен значительный материальный ущерб, по этому поводу было возбуждено, затем прекращено и снова возбуждено уголовное дело.

Как приватизировали «ТНК»

ОАО «ТНК» было образовано в виде вертикально интегрированной компании. Его основным нефтедобывающим предприятием являлось ОАО «Нижневартовскнефтегаз» («ННГ»), 38% акций которого, принадлежавших государству, было внесено в уставный капитал «ТНК». Продажную цену выставленных на инвестиционный конкурс 40% акций (уставного капитала) «ТНК» — у государства оставалось 49,9% — Российский фонд федерального имущества (РФФИ) установил в сумме 145 млрд рублей («старых»). Минимальную стартовую сумму инвестиций для участников конкурса определили в размере 160 млн долларов. Ко времени его проведения у «ТНК» и ее «дочек» накопились громадные задолженности по платежам в федеральный бюджет, а также во внебюджетные фонды. Поэтому Борис Ельцин обязал тогда правительство и главу Госкомимущества Коха запретить передачу акций победителю конкурса до выполнения им всех инвестиционных обязательств, а также погашения им всех долгов дочерних предприятий «ТНК» перед бюджетом и внебюджетными фондами. Однако поручение президента так и не выполнили. Из пяти стартовавших участников победителем оказалось ЗАО «Новый холдинг». Но не только потому, что оно предложило самую большую сумму инвестиций — 810 млн долларов. Есть такое подозрение, что и благодаря «новым технологиям», очень похожим на сговор с организаторами конкурса.

Зарегистрирован был «Новый холдинг» всего за три недели до конкурса, а учредили его две компании, аффилированные с «Альфа-групп», большая часть капитала которых контролируется иностранными лицами. Уже одно это обстоятельство нарушало условия действовавшего тогда президентского указа, согласно которому иностранным инвесторам нельзя было продавать более 15% акций акционерного общества. Один из учредителей «Нового холдинга» — ООО «Альфа-Эко» — прямо входит в «Альфа-групп». Что же касается уставного капитала «Нового холдинга», то он равнялся 86 млрд рублей («старых»). Следует заметить, что стоимость сделки по описываемой приватизации «ТНК» была близка к 5 трлн рублей. Однако «Новый холдинг» не представил справку об источниках всех этих своих средств, чистоту которых обязаны были проверить МВД, ФСБ и Госналогслужба. Представленная вместо нужной другая справка касалась суммы всего лишь в 262 млрд рублей. Уже поэтому сделка не должна была состояться. Но то были ягодки.

Как выявила Счетная палата, Госкомимущества и РФФИ сознательно более чем на 1,5 порядка занизили стоимость выставленного на продажу пакета акций «ТНК». А пакет этот как минимум, если учитывать только имущество, оценивался в 3 трлн рублей. С учетом же извлекаемых запасов нефти и газа, числившихся на балансе «ТНК», стоимость выставленных на продажу акций возрастала не менее чем на 5,5 трлн рублей в ценах 1997 года, или на 920 млн долларов по тогдашнему курсу. Итого — 8,5 трлн рублей против полученных бюджетом за акции даже не 145 млрд, а за вычетом комиссионных ГКИ и РФФИ — всего 117,4 млрд рублей, то есть государство потеряло свыше 8,18 трлн рублей, или около 1,4 млрд долларов. Менее чем за месяц до проведения конкурса его инвестиционные условия были существенно изменены. Из минимальных стартовых 160 млн долларов 90 млн почему-то требовалось теперь внести конкретными активами. В эти активы вошли установка первичной переработки нефти, уже работавшая в технологической цепочке Рязанского НПЗ (40 млн долларов), пакет акций ОАО «ОКБ бесштанговых насосов» (35 млн долларов) и 16 патентов технологий добычи нефти (15 млн долларов). Спрашивается: для чего и почему все это должен был заранее приобрести в зачет суммы инвестиций участник, претендовавший на победу в конкурсе? Ведь он тогда автоматически его выигрывал. Так и оказалось: все эти материальные активы перед конкурсом уже принадлежали либо самому будущему «победителю» конкурса, либо аффилированным с ним лицам и его учредителям.

Таким образом, «Новому холдингу» почему-то заранее были созданы преимущества перед другими участниками, которые никак не смогли купить оговоренное имущество, — его бы владельцы не продали. К тому же стоимость этих активов была существенно завышена: установки на Рязанском НПЗ — почти в 60 (!) раз, а акций «ОКБ» — в 45 раз. Что касается установки переработки нефти, она вообще-то была собственностью ОАО «Рязанский НПЗ» — дочернего предприятия «ТНК». Но незадолго перед описываемым конкурсом эту установку почему-то передали в уставный капитал некоего ЗАО «Санрайз», после чего ее купило «Альфа-Эко», соучредитель «Нового холдинга», за… 3 млн рублей, то есть за 517 тысяч, а не за 40 млн долларов. Эти предконкурсные манипуляции явились предметом судебного рассмотрения, которое к концу 1997 г. не было завершено. И так как на установку наложили арест, ее формально нельзя было передавать «ТНК», что влекло за собой невыполнение соответствующего условия конкурса. Следовательно, только по этой причине РФФИ не имел права передавать акции «ТНК» «Новому холдингу». Но «победителя», тем не менее, внесли в реестр акционеров. При этом, как следует из документов компетентных органов, он не выполнил еще одно важное условие — не погасил всю задолженность «ТНК» и «дочек» внебюджетным фондам. Вопреки президентскому поручению ее «забыли» включить в договор купли-продажи акций.

Самотлор по цене гостиницы «Москва»

Если кто-либо попытается вынести из частного магазина без оплаты или лишь частично — для «панамы» — оплатив какой-либо товар, его ждут суд и тюремные нары. Даже если это окажутся бутылка водки и кусок колбасы стоимостью всего в пару сотен рублей. Но зато у государства можно безнаказанно красть имущество, стоящее многие миллиарды долларов, а также обкрадывать коллег по бизнес-сообществу.

Хотя Счетная палата по результатам проверки продажи акций «ТНК» и рекомендовала в декабре 1997 года Генпрокуратуре привлечь виновных в нарушениях по организации конкурса к ответственности — только на фокусе с оценкой акций государство попрощалось с 1,4 млрд долларов, — уголовное дело об их мошенничестве возбудили лишь летом 2000 г. Однако, как только начались допросы высокопоставленных участников этой сделки, видимо, сработало «телефонное право», и в конце прошлого года дело «по понятиям» закрыли. Но весной нынешнего года Управление Генпрокуратуры по Центральному федеральному округу отменило решение о прекращении дела «ТНК», и расследование вяло возобновилось.

Сведущие люди объясняют это возможным воздействием некоего нефтяного гиганта, недовольного бесцеремонным поведением «ТНК» на рынке, возможно «ЮКОСа». Причин для конфликтов между «коллегами» по бизнесу много. Достаточно вспомнить, как «ТНК» завладела частью акций «Славнефти», обанкротила «Кондпетролеум», «Черногорнефть», «Югранефть», «Роспан»... Первой же жертвой новых хозяев «ТНК» стала ее собственная «дочка» — ОАО «Нижневартовскнефтегаз», разрабатывающее Самотлорское месторождение. Это оказалось возможным благодаря все тем же «новым технологиям», использованным при проведении инвестиционного конкурса по продаже пакета акций «ТНК».

Проанализируем материалы проверки приватизации «ТНК», проведенной Счетной палатой. Видим, что идея с обязательным приобретением инвестором специально оговоренных материальных активов на явно завышенную сумму — 90 млн долларов — позволила «альфистам» «сэкономить» значительную часть заявленных ими инвестиций. Другая их часть — денежная — в сумме 720 млн долларов должна была быть перечислена на специально открытый счет, с которого могли оплачиваться только капвложения в «ТНК». Однако инвестиционные средства, выплаченные «Новым холдингом» РФФИ, почему-то оказались на расчетных счетах «ТНК» в трех банках, одним из которых был, конечно же, Альфа-банк Петра Авена. Но вместо 720 млн на эти счета перечислили почему-то лишь 660,7 млн долларов в рублевом эквиваленте.

Следует заметить, что в качестве дополнительных «комиссионных» ГКИ и РФФИ из перечисленных «Новым холдингом» инвестиционных средств 3,24 млн долларов перевели в свое распоряжение. Из перечисленной ей суммы «ТНК» выплатила 188 млн долларов, погасив задолженность своих «дочек» по налоговым платежам только в федеральный бюджет. Что же касается оставшихся 470 млн долларов, или примерно 2,7 млрд деноминированных рублей, до сих пор неизвестно, куда они делись.

Может быть, их использовали в качестве оборотных средств? Однако, как следует из официального бухгалтерского отчета «ТНК», в 1998 г. сумма денежных оборотных средств и высоколиквидных активов компании равнялась всего лишь 1,835 млрд рублей, зато убытки превысили 426 млн долларов. Замечу, что инвестиции по конкурсу предназначались для увеличения капитализации акций, в том числе оставшегося у государства пакета в 49,8% уставного капитала «ТНК», и тем самым увеличения налогооблагаемой базы компании.

Но, погасив суммарную задолженность своих дочерних предприятий федеральному бюджету, новые хозяева «ТНК» при этом существенно переплатили НДС «Рязанского НПЗ», а задолженность «Нижневартовскнефтегаза» погасили далеко не полностью, оставив за ним свыше 555 млрд рублей долга. Сделано это было, как показали дальнейшие события, для установления в последующем полного контроля над «ННГ».

Уже в июле 1997 г. тогдашние первые люди правительства Анатолий Чубайс и Альфред Кох направили грозное письмо руководству «ТНК» с требованием не допустить повторного избрания гендиректором «ННГ» Виктора Палия из-за «плохого экономического положения предприятия». Говорят, Палий был неугоден новым хозяевам. А вскоре еще одно из первых лиц в правительстве Борис Немцов запретил «ННГ» экспортировать свою нефть без разрешения «ТНК», т.е. «Альфы». То было грубейшее, противозаконное вмешательство в текущую деятельность хозяйствующего субъекта, обрекшее его на разорение и полное подчинение «ТНК».

В начале 1998 г. владельцы контрольного пакета акций «ННГ» и около 10% акций «ТНК» продали их «Новому холдингу» за 600 млн долларов. Таким образом, его учредители из «Альфа-групп» заполучили в свои руки контрольный пакет акций «ТНК» и стали полностью контролировать ее дочерние предприятия.

Благодаря росту цен на нефть на мировом рынке «ТНК» согласно отчетности в 1999 г. получила около 240 млн долларов чистой прибыли. Почти половина этой суммы причиталась в виде дивидендов государству по его акциям, доля которых составляла 49,9% всего пакета. Однако за неделю до окончания года, итоги которого были совершенно очевидны, РФФИ продал на аукционе принадлежавшие государству акции «ТНК» всего за… 270 млн долларов. А фактически за 30 млн, так как 240 млн тут же вернулись их покупателю в виде чистой годовой прибыли.

Победителем на аукционе, как нетрудно догадаться, оказался все тот же альфовский «Новый холдинг». Но и это не все. Из полученной за акции суммы друзья «Альфы» в правительстве 180 млн долларов тут же направили на инвестиции… в «ТНК».

Спрашивается: на каком основании средства из доходов федерального бюджета были использованы для финансирования абсолютно частной компании?

Таким образом, за почти 90% акций «ТНК» государство получило всего 90 млн долларов — примерно в такую сумму оценивается строительство новой гостиницы в центре Москвы.

На большой дороге

Получив контроль над товарными и финансовыми потоками «дочек» «ТНК», новые хозяева этого «семейства» вышли на принципиально иные масштабы деятельности. Вскоре их жертвой оказалось небольшое предприятие «Тура Петролеум» («ТП»), учрежденное в 1996 г. на паритетных началах (по 50% акций) канадской компанией Black Sea Energy и АО «Тюменьнефтегаз» — еще одной «дочкой» «ТНК». «Тура Петролеум» было создано для освоения небольшого Кальчинского нефтяного месторождения. Лицензия на него в 1995 г. принадлежала «Тюменьнефтегазу», а в январе 1997 г. лицензию местные органы переоформили на «Тура Петролеум».

К весне 1998 г. канадцы вложили в освоение месторождения около 43 млн долларов, благодаря чему добыча нефти за два года возросла вдвое, достигнув в 1998 г. 500 тысяч тонн. Как мне известно, в мае 1998 г. владельцы «ТНК» предложили канадцам выйти из бизнеса и продать свою долю в «Туре» всего за… 5 млн долларов либо купить долю «Тюменьнефтегаза» за 75 млн долларов, то есть выкупить почти за двойную цену свои же собственные вложения. Судебные разбирательства по этому поводу, длившиеся целый год, закончились 1 июля 1999 г. ликвидацией «Тура Петролеум», и ее имущество в обеспечение иска «ТНК» еще через год — в мае 2000 г. — выставили на продажу по цене… меньше 10 млн долларов. Покупателей, естественно, кроме истца, не нашлось — ведь лицензия на месторождение была в его руках, — и все имущество «Туры» перешло к «ТНК».

Канадцы еще пытаются возместить свой ущерб, оцененный ими, включая упущенную выгоду, в 100 млн долларов, через Международный арбитражный суд в Стокгольме. Но даже при положительном для них судебном решении канадцы не надеются, что «ТНК» его исполнит. Ведь российские «правила движения» писаны не для всех.

Похищение «дочек» «Сиданко»

Удачный опыт использования «Тюменской НК» хозяйственных связей и обязательств своих «дочек» для перевода чужой собственности в свою получил дальнейшее творческое развитие в поглощении ею значительной части нефтяной компании «Сиданко». Начиналось все с инициирования в сентябре 1998 г. банкротства дочерних предприятий этой компании — «Кондпетролеум» и «Черногорнефть», запасы которых составляли половину запасов «Сиданко» и добывающих в сумме около 9 млн тонн нефти в год. Но мы подробно рассмотрим поглощение только «Черногорнефти», потянувшее за собой захват ЗАО «Корпорация «Югранефть», одним из учредителей которого была «Черногорнефть».

«ТНК» убедила тогда многих кредиторов «Черногорнефти» передать ей доверенности представлять их на собраниях кредиторов и одновременно скупала долговые обязательства «Черногорнефти». В июле 1999 г. внешний управляющий кандидата в банкроты в ущерб другим кредиторам решил в первую очередь погасить долг американскому Эксимбанку. Для этого «Черногорнефть» получила во Внешторгбанке кредит 17 млн долларов под гарантии… «ТНК», которая тогда добивалась у Эксимбанка кредита 600 млн долларов. Так что возврат долга был очень похож на что угодно, но только не на простую финансовую операцию. А затем арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа по ходатайству того же внешнего управляющего постановил погасить вне очереди долг «Черногорнефти» перед ЕБРР в сумме 9 млн долларов.

В результате у «ТНК» оказалось 60% долговых обязательств «Черногорнефти» на сумму 45 млн долларов. Это позволяло «альфистам» контролировать не только комитет кредиторов, но товарные и финансовые потоки попавшего в западню должника. Чтобы его удушить окончательно, «ТНК» за бесценок скупала нефть своей жертвы и тем самым искусственно превратила «Черногорнефть» в неплатежеспособного банкрота. В конечном итоге это позволило внешнему управляющему отказывать в погашении долгов кредиторам и затем выставить имущество должника в ноябре 1999 г. на аукцион. И хотя стоимость «Черногорнефти», по некоторым оценкам, была близка к одному млрд долларов, имущество банкрота купила за 172 млн долларов «дочка» «ТНК» — АО «ТНК-Нижневартовск».

Аналогичная участь ожидала и «Кондпетролеум». Эту «дочку» «Сиданко» начали банкротить в сентябре 1998 г. «ТНК» также добилась назначения там внешним управляющим своего ставленника, который, расторгнув прежние договоры с материнской компанией, направил всю добываемую будущим банкротом нефть в подконтрольные «Альфе» фирмы. «Кондпетролеум» очень скоро оказалось неплатежеспособным предприятием, внешний управляющий через суд добился решения о распродаже его активов, и в октябре 1999 г. они были проданы на торгах примерно за треть их фактической стоимости.

Купила их, конечно же, «дружественная» «ТНК» компания, специально зарегистрированная для этого незадолго до торгов. Всем прочим, подавшим заявки на участие в аукционе, «не повезло».

Обобранные американские инвесторы (акционеры) «Сиданко», среди которых значится и «Бритиш Петролеум Амоко» («БП Амоко»), подали иск в верховный суд Нью-Йорка против «ТНК» и ряда аффилированных с «Альфой» лиц. Следует заметить, что в это же время американский Эксимбанк намеревался выдать «ТНК» гарантии на связанный закупками американского оборудования кредит 600 млн долларов. Напомню, «ТНК» добилась для этого возврата Эксимбанку долга «Черногорнефти». Поэтому, кроме подачи упомянутого иска, «БП Амоко» начала масштабную кампанию, чтобы заблокировать выдачу кредита «ТНК». Усилия эти увенчались успехом. В конце декабря 1999 г. госсекретарь США Мадлен Олбрайт подписала обращение, в котором указала, что «отказ Эксимбанка в предоставлении гарантий по кредитам «ТНК» в ответ на жалобу «БП Амоко» относительно явно коррумпированного характера банкротств «Кондпетролеум» и «Черногорнефти» соответствовал бы национальным интересам и служил бы ясным и важным шагом в поддержку политики, проводимой Соединенными Штатами».

То было прямое указание не только Эксимбанку, но и американским гражданам из числа хозяев «Альфа-групп». Предупреждение было услышано, и «ТНК» согласилась возвратить активы «Черногорнефти» в «Сиданко». После чего «ТНК» выдали упоминавшийся кредит. Видимо, в награду за соблюдение «национальных интересов США». Но вместе с тем «ТНК» смогла заполучить пакет акций этой компании, принадлежавший холдингу «Интеррос», основательно его потеснив. И теперь совместно с «БП Амоко» распоряжается активами «Сиданко», не потерявшими своей ликвидности.

Нужна ли России вторая «НОГА»?

Распорядившись имуществом «Черногорнефти», «альфисты» перешли к поглощению ЗАО «Корпорация «Югранефть», соучредителем и акционером которого являлась «Черногорнефть». Вторым учредителем и акционером «Югранефти» была опять же канадская компания «Норекс Петролеум Лимитед». В аренду «Югранефти» до конца 2007 г. государство передало сравнительно небольшое, с трудноизвлекаемыми запасами Мало-Черногорское нефтяное месторождение. Добывалось там 350—400 тысяч тонн нефти в год. Со дня образования компания проводила только предварительную подготовку нефти. А окончательную доводку ее качества до требуемых параметров осуществляла в своих товарных парках «Черногорнефть». После чего нефть «Югры» в смеси с готовой продукцией еще нескольких компаний направлялась в магистральный нефтепровод для транспортировки покупателям. Чем и воспользовались новые хозяева «ТНК».

Незадолго до «аукционной» продажи имущества «Черногорнефти» ее внешний управляющий обвинил «Югру» в недостоверности учета состава поставляемого ею сырья. Из-за этого якобы «Черногорнефть» при подготовке продукции вынуждена была добавлять в нее для кондиции много своей товарной нефти и поэтому несла значительные убытки. Замечу, что после захвата «Черногорнефти» ее новые хозяева потребовали для компенсации своих «убытков» отдавать им 20% добываемого «Югрой» сырья. Лишь после нескольких демаршей канадского правительства и ноты в МИД России, а также под давлением российского Министерства по антимонопольной политике «ТНК-Нижневартовск», заменившая «на хозяйстве» «Черногорнефть», стала сдавать нефть «Югры» от имени «Югры». Однако «делиться» с канадцами, видимо, надоело, и 29 июня 2001 г. вооруженные люди захватили офис дирекции «Югранефть» в Нижневартовске. Они силой изгнали оттуда генерального директора Людмилу Кондрашину, отобрав у нее печать и финансово-хозяйственные документы компании.

Следует обратить внимание на удивительную оперативность рассмотрения судебных исков со стороны «Альфы». Не успела «ТНК-Нижневартовск» подать 25 июля 2001 г. иск об аресте акций «Югры», принадлежащих «Норекс», как уже на следующий день «просьбу» эту суд удовлетворил. Причем ответчика даже «не успели» предупредить о судебном слушании. После захвата офиса «Югры» спустя несколько дней вооруженные лица захватили ее производственную базу, отключив связь предприятия с внешним миром. Потеряв всякую надежду найти справедливость в российских судах, «Норекс Петролеум» обратилась в феврале 2002 г. с иском в окружной суд Соединенных Штатов в Южном округе Нью-Йорка. Захваченные у нее активы, включая денежные средства, оборудование, нефтяные запасы и товарные долги «ТНК» и ее «дочек», «Норекс» оценила в сумму свыше 500 млн долларов, а в качестве компенсации за понесенный ущерб требует взыскать убытки в трехкратном размере, то есть в сумме 1,5 млрд долларов.

Рассмотрение этого иска в американском суде, возможно, обернется для России худшими последствиями, чем скандал с фирмой «НОГА». Ряд представителей российских властей, фактически являющихся соответчиками тех, против кого выступила «Норекс Петролеум», тоже могут быть призваны к ответу в нью-йоркском суде. Ведь речь в иске идет о незаконном захвате чужой собственности, осуществленном «посредством предъявления фиктивных полномочий, применения силы вооруженными частными лицами в условиях коррумпированности местных властей». Так что решение по иску может оказаться приговором нашей стране в неблагонадежности.

Как отмываются доходы

Следует обратить внимание, что среди физических и юридических лиц, перечисленных в иске «Норекс», значится компания «Краун Файнэнс Фаундэйшн», зарегистрированная в Лихтенштейне. Она является истинным владельцем «Альфы», куда стекаются все финансовые потоки членов группы. Далее деньги перетекают в США, в том числе на счета лиц, указанных в иске «Норекс». В иске перечислено несколько фирм со словом «Краун», включая «Краун Рэйд энд Файнэнс», зарегистрированную на Гибралтаре. Именно через гибралтарскую «Краун» «альфистами» и их американскими партнерами осуществлялся экспорт нефти «дочек» «ТНК», а также нефти других компаний, становившихся ее жертвами. В «Краунах» — а это группа компаний, контролируемых и управляемых теми же лицами, которые указаны в иске «Норекс, — оставались немалые суммы, отсутствовавшие в официальной отчетности «ТНК».

Вот как в иске «Норекс» описана схема увода от налогов и отмывания денег, полученных от незаконной продажи нефти. Покупателем нефти у «ТНК» официально значилась гибралтарская «Краун», приобретавшая ее по существенно заниженным относительно рыночных ценам. Это позволяло занижать действительную прибыль и тем самым платить не только меньше налогов в российскую казну, но и меньше дивидендов акционерам «ТНК» и ее «дочек». Правда, платили меньше не всем. Меньше всего доставалось Российскому государству, владевшему до конца 1999 г. почти половиной пакета акций «ТНК», и еще некоторым американским акционерам.

В то же время «Аксес», «Ренова» и «Альфа», хозяева «ТНК», получали более чем сполна. Делалось это следующим образом. Гибралтарская «Краун» являлась на самом деле посредником. Она перепродавала нефть по первоначальной цене еще одному клонированному «Крауну» — компании «Краун Коммодитиз», зарегистрированной в Великобритании, которая и сбывала нефть на бирже в Лондоне уже по рыночным ценам. Затем значительная часть выручки переводилась владельцу «Альфы» — ее головной компании лихтенштейнскому «Крауну», а также в офшорные компании, подконтрольные «Альфе» и группе «Краун» в оплату за некие фиктивные услуги. Эти «затраты», как полагают в «Норексе», позволяли британской «Краун» существенно занижать свою прибыль и тем самым обманывать еще и британскую казну.

Как утверждается в иске «Норекс», деньги за фиктивные услуги переводились через банки США и выплачивались в том числе крупными суммами отдельным лицам в виде скрытых зарплат и премий, с которых не уплачивались налоги в России, Великобритании и США. Казалось бы, российские компетентные органы в интересах страны и поддержания ее авторитета должны были заинтересоваться фактами, изложенными в иске «Норекс Петролеум». Ведь вскоре после силового захвата «Югры» председатель совета директоров «Норекс», обворованного владельца «Югры» А. Ротзанг обратился в МВД России с заявлением о неправомерных действиях «ТНК».

По этому факту следственный отдел при ОВД Пресненского УВД Центрального административного округа Москвы 10 декабря 2001 г. возбудил уголовное дело о мошенничестве. Но уже 20 декабря прокуратура того же московского ЦАО отменила постановление о возбуждении этого дела. Не помогло его открытию и последовавшее обращение МВД в Генпрокуратуру. Зато Следственное управление при УВД того же ЦАО Москвы по заявлению «ТНК» 13 ноября 2001 г. возбудило уголовное дело против бывшего руководителя «Югры» и руководителей ее владельца, которых обвиняют «в причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием».

6 июня 2002 г. в московском представительстве «Норекс» был произведен санкционированный прокурором ЦАО Москвы обыск, изъяты документация представительства и почему-то его печать. Обо всем этом сообщает первый заместитель министра внутренних дел — начальник Службы криминальной милиции Р. Нургалиев в письме, написанном в связи с выполнением поручения правительства разобраться с захватом «Югранефти». Поручение было дано Минэнерго после обращения через российский МИД посла Канады Ирвина к заместителю председателя правительства и сопредседателю российско-канадской межправительственной экономической комиссии Виктору Христенко. Вот что написал в заключение своего письма посол: «Полагаю, что последний инцидент (обыск в московском представительстве «Норекс Петролеум». — Прим. авт.) послужит негативным сигналом канадскому деловому сообществу в отношении инвестиций и ведения бизнеса в России».

Жертвой «ТНК» оказалась еще одна канадская компания — Black Sea Enerdy, о чем сказано выше. У нее захватили имущество в нефтяной компании «Тура Петролеум». Иск к «ТНК» об этом находится в Международном арбитражном суде в Стокгольме. Но «негативных сигналов» канадскому деловому сообществу, и не только ему, от «ТНК» послано гораздо больше двух. Поэтому деликатно высказанные послом Канады сомнения в дальнейшем благоприятном развитии экономических отношений между нашими странами, скорее всего, оправдаются. И не только между нашими странами. Безнаказанность агрессивных действий членов «Альфы» демонстрирует всему мировому деловому сообществу как опасно вести бизнес в России.

Как становятся миллиардерами

Оценить действенность и эффективность описанной в иске «Норекс» схемы увода «ТНК» денег за рубеж с их последующим отмыванием можно, в частности, по данным официальной отчетности этой компании за 2000 год. Они опубликованы в журнале «Нефтегазовая вертикаль» в № 12 за 2001 г. В 2000 г. вся выручка «ТНК» со всеми ее «дочками», включая добычу и реализацию нефти и газа, а также производство и сбыт различных моторных топлив и мазута, составила 54,081 млрд рублей. Однако, если подсчитать возможную выручку «ТНК» от реализации только лишь одной нефти внутри страны — 11 926 тысяч тонн по цене в среднем 1280 рублей за тонну — и за рубежом — 11 858 тысяч тонн по цене в среднем 160 долларов за тонну при среднегодовом курсе 28,3 рубля за доллар, то окажется, что суммарная выручка за нефть должна была составить почти 69 млрд рублей. Это уже на 15 млрд рублей, или на 530 млн долларов, превышает официально объявленную выручку компании, полученную от реализации всех видов добываемой и производимой ею продукции.

Но это не все. В том же 2000 г. «ТНК» реализовала почти 8733 тысячи тонн нефтепродуктов, из них 4868,4 тысячи тонн — за рубежом. Если взять минимальные средневзвешенные цены в среднем за год внутри страны — 4500 рублей за тонну нефтепродуктов, а на экспорт — 180 долларов за тонну, то выручка от реализации нефтепродуктов должна была составить 42,2 млрд рублей. Замечу, все указанные цены приведены в Статистическом ежегоднике Госкомстата за 2000 г.

Таким образом, получается, что возможная выручка «ТНК» в 2000 г. более чем на 57 млрд рублей, или 2 млрд долларов, то есть более чем вдвое, превысила указанную в ее отчетности и составила, по оценке, свыше 111 млрд рублей, или 3,92 млрд долларов против 54 млрд рублей, или на 1,9 млрд долларов, по отчету. Неужто сработали себе в убыток?

Правда, согласно бухгалтерскому балансу дебиторская задолженность «ТНК» за 2000 г. увеличилась почти на 21 млрд рублей. Поэтому с учетом этой задолженности компания получила в оплату своей продукции, возможно, не на 57 млрд, а примерно на 46 млрд рублей больше того, что указано в ее отчете. Но за тот же год кредиторская задолженность «ТНК» возросла почти на 43,35 млрд рублей, что более чем вдвое превысило прирост «дебиторки». Так что по поводу действительно полученной выручки — это как считать.

Налог, выплаченный «ТНК» в 2000 г. с балансовой прибыли, составил лишь 16,91% вместо положенных 24%. Но и балансовая прибыль «ТНК», указанная в ее отчетности в сумме 9,2 млрд рублей, вызывает большие сомнения. Ведь даже при вытекающей из отчетных данных рентабельности в 20% балансовая прибыль «ТНК» в 2000 г. должна была превысить 22 млрд рублей, или 777,4 млн долларов, и с нее в казну требовалось выплатить не 1,55 млрд, а свыше 5,28 млрд рублей, или 186,5 млн долларов. Да и НДС при этом с внутренних продаж более чем вдвое «усох»— по моей оценке, около 6 млрд рублей, или свыше 212 млн долларов. Если эти расчеты верны, то «потерянная» выручка «ТНК», только в 2000 г., по оценке, превысившая 2 млрд долларов, и может вывозиться «Краунами» за рубеж для последующего дележа. Вот, возможно, почему председатель совета директоров «Альфа-групп» Михаил Фридман за несколько лет вошел в круг миллиардеров.

Осечка с «Роспаном»

Руководство «ТНК» не скрывало своих намерений существенно расширить газовые активы компании. И начала осуществлять их с атаки на «Роспан», контрольный пакет акций которого первоначально принадлежал «Газпрому». ЗАО «Роспан Интернэшнл» принадлежат лицензии на эксплуатацию Восточно-Уренгойского и Ново-Уренгойского месторождений с глубоким, до 4 км, залеганием пластов газа — свыше 560 млрд куб. м — и газового конденсата — 96 млн т. Контрольный пакет акций «Роспана» выкупила «ИТЕРА» в начале 1999 г., когда на «Роспане» ввели внешнее управление.

Вскоре «ИТЕРА» восстановила там добычу газа и тем самым платежеспособность кандидата в банкроты. А к концу 1999 г. вдвое снизилась его задолженность кредиторам, и почти со всеми из них в начале 2000 г. удалось договориться о заключении мирового соглашения. Однако один из кредиторов – «Нафта-Энергия» — вдруг предъявил договор комиссии, согласно которому «Роспан» должен был якобы выплатить, но не выплатил «Нафте» почти 70 млн долларов. Независимая экспертиза доказала несостоятельность этих претензий, тем не менее несколько судебных инстанций доводы экспертизы проигнорировали, и указанная выше сумма была включена в кредиторскую задолженность «Роспана».

Длительное время «ИТЕРА» безуспешно пыталась в рамках законодательства прекратить банкротство и тем спасти «Роспан» и его работников. Но в события вмешалась «ТНК», которая в начале 2001 г. выкупила долговые обязательства «Роспана» у нескольких его кредиторов, в том числе и у «Нафты», что составило около половины кредиторской задолженности кандидата в банкроты. Вся же она теперь равнялась 3,2 млрд рублей, из которых 1,2 млрд рублей «Роспан» задолжал «ИТЕРЕ».

К слову, нынешние акционеры «Нафты» — давние партнеры «Альфы». Во время банкротства «Черногорнефти» они продали свою часть «кредиторки» этой компании «Альфа-Эко», то есть «ТНК». Не исключено, что этим же тандемом и был устроен фокус с внезапно возникшей задолженностью «Нафте». В августе 2001 г., чтобы прекратить процедуру банкротства «Роспана», «ИТЕРА» выделила 2 млрд рублей для погашения задолженности предприятия другим кредиторам и перевела их на счет частного нотариуса. Но «ТНК» и несколько «дружественных» ей кредиторов отказались получать деньги и через один из межмуниципальных судов Москвы добились… ареста упомянутого счета.

Следует заметить, что такое судебное решение явилось беспардонным нарушением статьи 313 Гражданского кодекса РФ, согласно которой лицо, рискующее потерять свое право на имущество должника, может за свой счет удовлетворить требование кредитора, а тот обязан принять возвращаемый ему долг. Но, похоже, «ТНК» позволено почти все, а ее хозяева явно желали заполучить «Роспан» целиком.

О том, какие громадные убытки несут государство и акционеры «Роспана» из-за незаконных действий «ТНК» и в каком положении оказались работники загнанного в угол предприятия, говорить не приходится. Видимо, разуверившись в том, что власть защитит их права, руководство «ИТЕРЫ» продало принадлежавший ей пакет акций «Роспана» компании «ЮКОС», сохранив при этом возможность последующего выкупа их половины.

Так что судьба «Роспана» пока весьма туманна.

Между тем над «ТНК» с «Альфой», похоже, собираются тучи.

Тучи на горизонте

Противостояние «альфистам», видимо, не ограничится только появлением перед ними тяжеловеса «ЮКОСа» и исками в зарубежные суды ограбленных канадских компаний. Эти иски вполне могут быть дополнены свидетельскими показаниями в судах аудитора «Альфы» и «ТНК» — компании «Прайсвотерхаус Куперс» («ПВК»).

Дело в том, что «ТНК» начала было в прошлом году размещать на рынке свои еврооблигации на сумму 500 млн долларов, а положительное заключение по этому проекту дал ее аудитор. И вдруг «ТНК» еврооблигации эти отзывает, так как в главном офисе аудитора в Нью-Йорке обнаружили в заключении своего московского представительства некие неточности. И поползли слухи: мол, виновата во всем «ПВК». Хотя заключение по проекту еврооблигаций было написано на основе сведений, предоставленных самой «ТНК». Но «Прайсвотерхаус Куперс» является аудитором и газового монополиста. В прошлом году – неужели просто совпадение? – один из мелких акционеров подал иск в арбитражный суд о признании недействительным аудиторского заключения о бухгалтерской отчетности «Газпрома» за 2000 г.

«Неточность» только с еврооблигациями могла выглядеть случайностью. Но две «неточности» смотрелись бы уже как «устойчивая неисправность», ставящая под сомнение репутацию как аудитора, так и его клиентов. Ведь окажись вторая «неточность» тоже правдой, свидетельские показания аудитора вряд ли вызовут доверие на предстоящих судебных слушаниях в Нью-Йорке по иску «Норекс» к «ТНК», «Альфе» и прочим лицам, захватившим «Югранефть». А «ТНК», похоже, водила за нос аудитора не только при выпуске своих еврооблигаций, но и в своей бухгалтерской отчетности, и в отчетности по экспорту нефти, и с аффилированными посредниками, а чем подробно говорится в упомянутом иске «Норекс». Так что у ответчиков по иску есть все основания опасаться разъяснений «ПВК» по всем этим делам. Вместе с тем, окажись вторая «неточность» правдой, возник бы грандиозный скандал вокруг «Газпрома». И тогда «ПВК» не отмылась бы и от прокола с еврооблигациями: не до того было бы. Однако иск о признании недействительной бухгалтерской отчетности «Газпрома» за 2000 г. суд отклонил, а недавно не удовлетворили и соответствующую кассационную жалобу по этому поводу. К тому же, напомню, возобновлено уголовное дело по факту мошенничества при приватизации «ТНК». Так что, похоже, для «Альфы» с «ТНК» могут наступить не самые лучшие времена.

Овечий облик для волка

Известно, что в среде дореволюционного российского купечества царили законы корпоративной этики высочайшего уровня. И если кто-то из представителей этого сословия начинал лукавить с коллегами по цеху, с ним переставали здороваться и вести дела.

Руководитель «Альфа-Групп» является членом бюро президиума РСПП. Но РСПП — не корпорация купцов царской России. Поэтому «альфистам» и им подобным обобранные члены РСПП жмут руки, а в частности, президенту «Альфа-Групп» Михаилу Фридману они даже доверили руководство комиссией по судебно-правовой реформе. Воистину «козла пустили в огород». И не одного.

Большинство российских промышленников и предпринимателей прекрасно осознают, что их капиталы могут приумножаться главным образом внутри страны, на внутреннем российском рынке. Но для этого необходимо создать на нем условия для цивилизованных отношений, ликвидировав в первую очередь террор и грабежи, а также мздоимство многих чиновников и депутатов, являющихся соучастниками групп, подобных «Альфе». Так что же мешает здоровой и прагматичной части российского делового сообщества консолидироваться, став центром кристаллизации гражданского общества, и совместно с президентом страны изгнать «козлов из огорода»? Для этого совершенно не обязательно «мочить их в сортире». Нужно лишь, пока еще не совсем поздно, власть употребить.

Между тем лидеры «профсоюза олигархов» намерены начать масштабную пропагандистскую кампанию в СМИ по улучшению имиджа российских бизнесменов за рубежом. Неужели не осознают, что никакими, даже хорошо проплаченными публикациями не заменить истинной деловой репутации? Ведь с началом судебного рассмотрения в Нью-Йорке того же иска «Норекс» к «Альфе» весь наложенный на нее имиджевый грим отвалится.

***

В ОКРУЖНОЙ СУД СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ ЮЖНЫЙ ОКРУГ НЬЮ-ЙОРКА

Норекс Петролеум Лимитед
Исковое заявление

Истец против
Аксесс Индастриз, Инк., Реновы, Инк.,
Леонарда Блаватника, Виктора Вексельберга,
Альфа Групп Консорциум,
Краун Файнэнс Фаундэйшн, КТФ Холдингз Лтд,
Альфа Файнэнс Холдингз, С. А.,
Краун Люксембург Холдингз, С. А., Эллиота Спитца,
Тюменской нефтяной компании,
Саймона Кукеса, Иосифа Бакалейника,
ЛТ Энтерпрайзес Лимитед,
Сандвелл Энтерпрайзес Лимитед,
Истмаунт Пропертиз Лимитед и
Астонз Корпорат Менеджмент
— Ответчиков.

1. <…> Указанные лица разработали план действий («Незаконная Схема»), целью которого является захват значительной части российской нефтяной промышленности посредством установления контроля и использования «Тюменской нефтяной компании», а также ее дочерних и аффилированных структур («ТНК»). Вся эта деятельность осуществлялась с использованием криминальной организации, структура которой показана в Приложении А.

2. Незаконная Схема включила в себя незаконный захват («Незаконный захват») «Югранефти» — другой российской нефтяной компании, в которой «Норексу» принадлежала большая часть акций. Незаконный захват был осуществлен «ТНК» посредством предъявления фиктивных полномочий, применения силы вооруженными лицами в условиях коррумпированности местных органов власти, судебных и правоохранительных органов, которые отказались вмешаться и обеспечить защиту прав «Норекса».

5. С целью осуществления Незаконной Схемы Блаватник, Вексельберг, Кукес, Бакалейник и Спитц при помощи своих партнеров и компаний, контролируемых ими прямо или косвенно, в сговоре с «Альфа-Групп» совершили или пытались совершить многочисленные преступные действия, которые включают взяточничество, вымогательство, мошенничество с использованием средств почтовой и иных видов связи, отмывание денег, незаконные финансовые операции, нарушение Закона о передвижениях и налоговое мошенничество. Этим не ограничивается перечень действий, которые осуществлялись для дальнейшего развития Незаконной Схемы.

6. По информации и убеждению, Незаконная Схема заключалась в даче взяток российским должностным лицам с целью обеспечить «Аксесс/Ренове» и «Альфе» возможность установления контроля над «ТНК» в процессе ее приватизации в 1997 и 1999 годах, а также захвата и удержания контроля «ТНК» над «Югранефтью».

8. В ходе указанных коррумпированных банкротств некоторые Ответчики организовали продажу нефти банкротившихся предприятий «Тюменской нефтяной компании» и поставки ее на экспорт для «Краун-Групп», принадлежащей «Альфе», по ценам значительно ниже рыночных. Затем они организовали мошеннические аукционы по продаже активов компаний-банкротов с целью получения контроля над их нефтяными запасами в ущерб «Сиданко» и ее акционерам <…>.

(Выдержки из иска.)