Дожить до справедливости

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Александр с женой и дочкой

Уголовное дело об убийстве открывалось и закрывалось 26 раз. Только личное вмешательство министра МВД и председателя СК помогли отцу, боровшемуся за правду 13 лет...

Отец, потерявший единственного сына, боролся 13 и исполнил свою клятву перед сыном, данную на кладбище: отомстить законными методами. Во что бы то ни стало. Ему понадобилось 13 лет…

21 января Мосгорсуд на основе вердикта присяжных заседателей огласил приговор по делу о жестоком убийстве московского предпринимателя Александра Шагалова («Новая» подробно писала об этом деле — № 113 от 8 октября 2014 года). Дело это никому не известно, его исключительность лишь в том, что 13 лет убийцы ходили на свободе, жили, работали и весьма успешно избегали ответственности, используя связи в милиции, прокуратуре, запугивая свидетелей и давая взятки…

И, наконец, уникальность этого дела в том, что пожилому отцу убитого — Григорию Шагалову — удалось пробить эту стену и посадить виновных на скамью подсудимых.

Григорий Шагалов

Все эти годы он вместо прокуратуры и следствия, которые странным образом не замечали очевидных вещей, вел собственное расследование, собирал доказательства, улики, опрашивал свидетелей и пытался заставить следствие работать. Но вся эта титаническая работа обезумевшего от горя отца долгие годы была никому не нужна. Дело возобновляли и снова закрывали, отцу либо откровенно намекали, чтобы он заплатил деньги, либо также откровенно признавались: расследовать не будут. И только в 2011 году, когда отец умудрился добиться приема у руководства Следственного комитета и МВД, дело, наконец, сдвинулось с мертвой точки. Своего поста даже лишился господин Спасенных В.В., и.о. руководителя СК по Москве, который прекращал дело, работая еще в Гагаринской районной прокуратуре. Подозреваемых, которые почуяли неладное и бросились в бега, задержали в 2013-м.

Спустя год начался процесс в Мосгорсуде. Его итог: 25 декабря 2014 года коллегия присяжных заседателей единогласно признала виновными и не заслуживающими снисхождения родных братьев Андрея и Кирилла Никитенко. Как удалось установить, именно они в конце марта 2002 года убили своего бизнес-компаньона Александра Шагалова и совершили разбой.

Убийство случилось в собственной квартире Шагалова на улице Кржижановского. Убийц и жертву связывал общий бизнес — заправочные станции. После того как преступники расправились с Шагаловым (а убивали Александра с особой жестокостью: надели наручники, чтобы не сопротивлялся, душили электрическим кабелем, а затем перерезали ножом горло), они забрали из квартиры ключи от гаража, принадлежавшего другу семьи Шагаловых Александру Кнутову, в котором тот хранил крупную сумму денег. В ночь убийства был ограблен и гараж Кнутова на сумму 6 млн. рублей (по состоянию на 2002 год).

С 2002 года две прокуратуры — Гагаринская и прокуратура Юго-Западного округа — неоднократно закрывали уголовное дело «в связи с неустановлением лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности». Хотя еще в самом начале отец погибшего и друг семьи — тот самый Александр Кнутов — предоставили следствию улики, указывающие на то, что убийство совершили именно братья Никитенко. В частности, в вечер убийства 28 марта Шагалову звонил коллега по работе, но тот не смог с ним долго разговаривать, сославшись на то, что у него «в гостях Андрюха Никитенко»; на следующее утро 29 марта ни мобильный, ни домашний телефоны Шагалова на звонки не отвечали.

И, наконец, родные Шагалова нашли водителя братьев Никитенко, который подтвердил в прокуратуре, что в ночь с 28 на 29 марта подвозил тех к дому Шагалова и ждал около часа в машине, что Андрей просил его на случай, если того вызовут в прокуратуру, никому не рассказывать, куда они ездили.

Словом, вопросы к братьям у следствия по логике должны были возникнуть. Но после первого допроса Андрея Никитенко легко отпустили, и он лег в больницу (как выяснилось позже, при помощи родственника — заместителя главного врача). Более того — из Гагаринской прокуратуры исчезли вещественные доказательства: прежде всего скотч, в который убийцы замотали тело Шагалова (со скотча невозможно устранить отпечатки пальцев).

Даже когда появились детализации телефонных звонков братьев, подтвердивших, что они находились по тому адресу, где проживал Шагалов, следствие это не впечатлило. А отцу погибшего в прокуратуре открыто говорили, что поступал звонок из городской должностной службы: дело не расследовать.

Впрочем, один раз Андрея и Кирилла Никитенко все же задерживали — в 2005 году, когда показания на них дала их бывшая домработница. Свидетельница собственноручно отыскала отца покойного и сообщила ему, что Андрей Никитенко встречался с некой «ясновидящей» и рассказал ей (бывшая домработница слышала эту беседу) об убийстве бывшего компаньона из-за денег. Но вскоре свидетельница изменила показания (в прокуратуру она приехала вместе с родными братьев Никитенко и их адвокатом), заявив, что она оговорила бывших хозяев. И через месяц братьев отпустили…

На основе вердикта присяжных судья Мосгорсуда Николай Ткачук приговорил Андрея Никитенко к 21 году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, Кирилла Никитенко — к 19 годам. Кроме того, удовлетворены гражданские иски потерпевших на сумму более 12 млн. рублей в качестве возмещения ущерба и компенсации морального вреда.

И 21 января Мосгорсуд на основе вердикта присяжных заседателей огласил приговор по делу о жестоком убийстве московского предпринимателя Александра Шагалова («Новая» подробно писала об этом деле — № 113 от 8 октября 2014 года). Дело это никому не известно, его исключительность лишь в том, что 13 лет убийцы ходили на свободе, жили, работали и весьма успешно избегали ответственности, используя связи в милиции, прокуратуре, запугивая свидетелей и давая взятки… И, наконец, уникальность этого дела в том, что пожилому отцу убитого — Григорию Шагалову — удалось пробить эту стену и посадить виновных на скамью подсудимых.

Все эти годы он вместо прокуратуры и следствия, которые странным образом не замечали очевидных вещей, вел собственное расследование, собирал доказательства, улики, опрашивал свидетелей и пытался заставить следствие работать. Но вся эта титаническая работа обезумевшего от горя отца долгие годы была никому не нужна. Дело возобновляли и снова закрывали, отцу либо откровенно намекали, чтобы он заплатил деньги, либо также откровенно признавались: расследовать не будут. И только в 2011 году, когда отец умудрился добиться приема у руководства Следственного комитета и МВД, дело, наконец, сдвинулось с мертвой точки. Своего поста даже лишился господин Спасенных В.В., и.о. руководителя СК по Москве, который прекращал дело, работая еще в Гагаринской районной прокуратуре. Подозреваемых, которые почуяли неладное и бросились в бега, задержали в 2013-м.

Спустя год начался процесс в Мосгорсуде. Его итог: 25 декабря 2014 года коллегия присяжных заседателей единогласно признала виновными и не заслуживающими снисхождения родных братьев Андрея и Кирилла Никитенко. Как удалось установить, именно они в конце марта 2002 года убили своего бизнес-компаньона Александра Шагалова и совершили разбой.

Убийство случилось в собственной квартире Шагалова на улице Кржижановского. Убийц и жертву связывал общий бизнес — заправочные станции. После того как преступники расправились с Шагаловым (а убивали Александра с особой жестокостью: надели наручники, чтобы не сопротивлялся, душили электрическим кабелем, а затем перерезали ножом горло), они забрали из квартиры ключи от гаража, принадлежавшего другу семьи Шагаловых Александру Кнутову, в котором тот хранил крупную сумму денег. В ночь убийства был ограблен и гараж Кнутова на сумму 6 млн рублей (по состоянию на 2002 год).

С 2002 года две прокуратуры — Гагаринская и прокуратура Юго-Западного округа — неоднократно закрывали уголовное дело «в связи с неустановлением лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности». Хотя еще в самом начале отец погибшего и друг семьи — тот самый Александр Кнутов — предоставили следствию улики, указывающие на то, что убийство совершили именно братья Никитенко. В частности, в вечер убийства 28 марта Шагалову звонил коллега по работе, но тот не смог с ним долго разговаривать, сославшись на то, что у него «в гостях Андрюха Никитенко»; на следующее утро 29 марта ни мобильный, ни домашний телефоны Шагалова на звонки не отвечали.

И, наконец, родные Шагалова нашли водителя братьев Никитенко, который подтвердил в прокуратуре, что в ночь с 28 на 29 марта подвозил тех к дому Шагалова и ждал около часа в машине, что Андрей просил его на случай, если того вызовут в прокуратуру, никому не рассказывать, куда они ездили.

Словом, вопросы к братьям у следствия по логике должны были возникнуть. Но после первого допроса Андрея Никитенко легко отпустили, и он лег в больницу (как выяснилось позже, при помощи родственника — заместителя главного врача). Более того — из Гагаринской прокуратуры исчезли вещдоки: прежде всего скотч, в который убийцы замотали тело Шагалова (со скотча невозможно устранить отпечатки пальцев).

Даже когда появились детализации телефонных звонков братьев, подтвердивших, что они находились по тому адресу, где проживал Шагалов, следствие это не впечатлило. А отцу погибшего в прокуратуре открыто говорили, что поступал звонок из городской — дело не расследовать.

Впрочем, один раз Андрея и Кирилла Никитенко все же задерживали — в 2005 году, когда показания на них дала их бывшая домработница. Свидетельница собственноручно отыскала отца покойного и сообщила ему, что Андрей Никитенко встречался с некой «ясновидящей» и рассказал ей (бывшая домработница слышала эту беседу) об убийстве бывшего компаньона из-за денег. Но вскоре свидетельница изменила показания (в прокуратуру она приехала вместе с родными братьев Никитенко и их адвокатом), заявив, что она оговорила бывших хозяев. И через месяц братьев отпустили…

На основе вердикта присяжных судья Мосгорсуда Николай Ткачук приговорил Андрея Никитенко к 21 году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, Кирилла Никитенко — к 19 годам. Кроме того, удовлетворены гражданские иски потерпевших на сумму более 12 млн рублей в качестве возмещения ущерба и компенсации морального вреда.

И 77-летний Григорий Шагалов говорит теперь, что хотя бы исполнил свою клятву перед сыном, которую дал на кладбище — отомстить законными методами. Во что бы то ни стало.

Ссылки

Источник публикации