Доктор смерть

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Политическая карьера будущего министра началась 3 октября 1997 года, когда в его стационар был срочно госпитализирован господин Собчак"

Оригинал этого материала
© "Стрингер", origindate::20.06.2003, Фото: membrana.ru

Доктор смерть

Елена Курасова

Converted 14562.jpg

Министр здравоохранения Юрий Шевченко

Нынешний министр здравоохранения Юрий Шевченко с детства мечтал быть профессором. И он им стал. Список его регалий занимает пять страниц мелким шрифтом.

Но именно с 1999 года, когда Шевченко стал министром, смертность в России стала расти бурными темпами.

Странная особенность питерского выходца уже замечена в политической среде. Может быть, секрет в том, что Юрий Шевченко никогда не мечтал стать организатором здравоохранения?

Ложный диагноз

Политическая карьера будущего министра началась 3 октября 1997 года, когда в его стационар был срочно госпитализирован господин Собчак. Бывшего хозяина Петербурга привезли на носилках прямо из отделения милиции, в котором следователи пытались начать допрос по «квартирному делу». Тут Анатолию Александровичу стало плохо с сердцем. Вызванная «Скорая» констатировала «предынфарктное состояние».

Говорят, у этих событий была предыстория. Зная о вызове на допрос, Собчак обратился с личной просьбой о помощи к Путину, а тот переадресовал ее своему знакомому, руководителю Военно-медицинской академии Юрию Шевченко. Собчака при участии боевиков РУБОПа положили в госпиталь, где именитый врач поставил ему необходимый диагноз «обширный инфаркт». Через день начальник УФСБ по Санкт-Петербургу Григорьев якобы провел операцию по вывозу Собчака во Францию. Сам Юрий Леонидович говорит, что, будучи начальником Военно-медицинской академии, разумеется, был знаком с Собчаком как мэром Санкт-Петербурга, но отношения их дружбой назвать было нельзя. В истории с болезнью Собчака, по его словам, он занял строго профессиональную позицию. Диагностировал то, что установил - обширный инфаркт. «Болезни сердца снаружи не видны, - замечает он. - Человек хорошо выглядит, но вдруг внезапно умирает».

Прошли годы, Путин стал премьером, Шевченко - министром здравоохранения, а Собчак вернулся в Россию. Но прожил он недолго - умер таинственным образом в гостинице города Калининграда. Специалисты Калининградской судебно-медицинской экспертизы провели вскрытие, держали в руках сердце покойного и утверждают, что на нем нет следов инфаркта. Ни одного рубца. То есть у Собчака никогда не было инфарктов. Он умер от острой коронарной недостаточности - в сердце попал сгусток крови и образовался тромб. А диагноз, поставленный когда-то Шевченко, - политический трамплин во власть.

Маленькая ложь рождает большую. Можно ли ставить во главе министерства, призванного печься о здоровье граждан, врача, который готов пожертвовать своим профессиональным авторитетом, чтобы соблюсти политические интересы группы, желающей остаться у власти? Время показало, что нельзя. Через несколько лет Шевченко ради интересов власти пожертвовал уже жизнью людей - заложников «Норд-Оста». Погоны оказались для военного врача важнее клятвы Гиппократа. История эта наделала много шума, и за ним остались без внимания самые очевидные вопросы: Шевченко - военный врач, и что такое газовая атака, и как бороться за жизнь подвергшихся ей, изучал в академии. Допустим, он, как государственник, считал, что необходимо ликвидировать террористов и постараться спасти максимум заложников, поэтому допустил применение столь мощного отравляющего вещества к истощенным людям. Эта позиция спорная, но понятная. Но как он мог допустить, чтобы надышавшихся ОВ заложников развозили по больницам штабелями в уазиках? Даже фельдшер подстанции «Скорой помощи» знает, что задохнувшимся надо в первые же минуты оказать первую медицинскую помощь - вернуть пострадавшим возможность дышать, а их сердцам - стучать. В ситуации с «Норд-Остом» это можно было сделать только одним способом - развернуть рядом со штурмуемым зданием полевой госпиталь. И для военного врача это очевидно. Все верили в Шевченко, когда он убеждал журналистов на пресс-конференции: «Врачи в медицине катастроф работают по протоколам. Универсальным стандартам, в которых предусмотрено все. Будет газ, не будет газа... поэтому будем лечить так, как надо». Но как надо, не получилось.

Организацию спасения заложников «Норд-Оста», с медицинской точки зрения, можно назвать либо грубым непрофессионализмом, либо циничной халатностью. И то и другое - преступление. Прибавьте к этому неуклюжие попытки министра здравоохранения сохранить «военную тайну» состава газа, примененного силовыми ведомствами - то есть пренебрежение правом общества на открытый доступ к информации. И перед вами предстанет образ недемократа, непрофессионала, допущенного к креслу министра здравоохранения по принципу «члена команды».

Все хорошо, прекрасная маркиза...

Выступая на состоявшемся незадолго до профессионального праздника медицинских работников Всероссийском съезде врачей министр здравоохранения Юрий Шевченко сказал, что тяжелая ситуация, сложившаяся в отрасли, - в значительной мере плод фантазии политических деятелей и средств массовой информации. По его словам, дела в медицине обстоят далеко не так плохо, и есть определенные моменты, внушающие оптимизм. Этим оптимизмом министр пытается заразить Путина на частых с ним встречах.

Справка «Stringer»:

Президент РАМН академик Валентин Покровский заявил, что за последние 10 лет смертность мужчин работоспособного возраста в России возросла на 80 %. По его мнению, половина нынешних 16-летних юношей не доживет до 60-летнего возраста. Причина бедственного положения: алкоголизм, плохая экология и несовершенство системы здравоохранения. Если в 2001 году на 1 тысячу населения приходилось 15,6 смертельных исходов в результате болезней, то в 2002 году - уже 16,3. Уровень смертности вырос за счет инфекционных и паразитарных болезней, в том числе туберкулеза, болезней системы кровообращения, органов дыхания, пищеварения. Увеличение числа умерших в 2002 году отмечалось в 78 регионах России, в январе 2003 года - в 55. В целом по стране превышение числа умерших над числом родившихся, как и в 2001 году, составило 1,7 раза, причем в 24 регионах - 2-3 раза. Общий коэффициент смертности в 2002 году был выше, чем в среднем по стране, в 34 регионах (в 2001 году - в 36), причем уже в 11 из них достигал 2% и более (в 2001 году - в 6). В 49 регионах он был ниже среднего уровня по России в целом (в 2001 году - в 51), причем в 4 из них - в 2-4 раза. Десять регионов России с наиболее высоким общим коэффициентом смертности в 2002 году в порядке убывания: Псковская, Тверская, Новгородская, Тульская, Ивановская области, Коми-Пермяцкий АО, Смоленская, Ленинградская, Владимирская, Костромская.

В 2002 году уровень материнской смертности превысил на 30 % тот же показатель 2001 года. По результатам детской диспансеризации у 2/3 подростков - по 3-4 хронических заболевания. В 2001 году среди юношей призывного возраста только 68 % по состоянию здоровья были годны к воинской службе. В стране - 12 миллионов инвалидов. (В 1985 году их было 3,9 миллиона.)

Президент и Шевченко встречаются часто. Юрий Леонидович рапортует Владимиру Владимировичу о том, что внушает ему оптимизм. Так, в начале 2002 года, отчитываясь о расходах значительных средств, выделенных из бюджета на борьбу с туберкулезом, он убеждал старого товарища, что в России ситуация с этим недугом «почти взята под контроль». Год прошел, и по итогам его оказалось, что в стране поставлен новый рекорд смертности от туберкулеза.

Оправдаться особенно нечем. Можно пенять на социальное расслоение в обществе. Но разумный человек, вспомнив те времена, когда украшением праздничного стола 90 % населения России были консервы из стратегических военных запасов, и все курили «Приму», вряд ли согласится с тем, что в нынешних условиях народ стал вести более нездоровый образ жизни.

И в советские, и в постсоветские времена государство тратило на здравоохранение 3 - 4 % своего ВВП. Считается, что оптимально надо тратить не меньше 7 %. Но пока не получается. В 2002 года на каждого жителя России в фонде ОМС приходилось 857,6 рубля. Только вот раньше, при коммунистах, вся страна раз в год в обязательном порядке проходила диспансеризацию. Это стоило огромных денег. Но их хватало. И в поликлинику раньше народ чаще ходил - за бюллетенями. А теперь не ходит - работают или на себя, или на чужого дядю. Больничные на частных предприятиях почти никому не платят. Так что работающему человеку в поликлинике делать нечего - в основном там бабушки-старушки-роженицы ошиваются. А остальные, случись что, стараются к платному доктору обратиться, минуя господина Шевченко. Эксперты утверждают, что более 45 % населения оплачивают квалифицированную медицинскую помощь «серым налом», тратят на это около 55 млн долларов ежегодно (примерно 7 % от бюджетных расходов на здравоохранение).

Не удостоенный слова

Говорить откровенно о министре здравоохранения отказывались все - академики, профессора, депутаты Думы, члены Совета Федерации. Они отказывались говорить о нем и хорошо, и плохо.

И все же некоторые мелкие клерки шепотом намекали на дружбу Шевченко с Селезневым и Басковым. Тесть последнего - Борис Шпигель, старинный приятель министра, нынче заведует в Совете Федерации оборотом лекарственных препаратов. А еще припоминали историю про то, как Шевченко проводил 2-дневную выездную сессию Минздрава в одной губернии. И местному бюджету это обошлось в 0,9 млн долларов.

Особенно любопытны взгляды Юрия Леонидовича на будущее российского здравоохранения. Он отказался заниматься медицинским страхованием, дав понять президенту, что вопрос о темпах реформы ОМС меньше всего касается Минздрава. Министр считает, что необходимо отменить 41-ю статью Конституции, отказав населению в праве на бесплатное медицинское обслуживание. Шевченко назвал большую часть нашего постсоветского сообщества «агрессивными иждивенцами», посетовал на то, что 2/3 средств, выделяемых министерству, уходят на лечение неработающих пенсионеров. Выдвинул идею лечить пенсионеров за счет Пенсионного фонда. И подыскать подобные же фонды для того, чтобы из их средств оплачивать лечение детей, инвалидов, студентов и школьников. А когда эти фонды будут найдены или специально сформированы, но не за счет его, Шевченко, министерства - «всех излечит, исцелит добрый доктор Айболит». А на сэкономленные бюджетные деньги по запутанной схеме купит иностранную медтехнику через фирму «Медлизинг».

Вот они, успехи «доброго доктора Айболита»:

С 1991 г. по настоящее время он - начальник кафедры и клиники сердечно-сосудистой хирургии им. П.А.Куприянова Российской Военно-медицинской академии, а с 1992 г. по настоящее время - начальник Российской Военно-медицинской академии. Председатель Ученого совета академии (с 1992 г.). Генерал-полковник медицинской службы (1995). Главный кардиохирург С.-Петербурга и Ленинградской области (с 1993 г.), руководитель областного кардиохирургического центра (с 1994 г.). 5 июля 1999 г. Указом Президента Российской Федерации был назначен министром здравоохранения России. Доктор медицинских наук (1987), профессор (1991). Член-корреспондент Российской Академии медицинских наук (1997). Заслуженный деятель науки РФ (1996). Академик (1994) и Вице-президент (1996) Российской академии естественных наук. Академик Российской Военно-медицинской академии (1999). Академик Международной академии наук по экологии, безопасности человека и природы (1996). Известен в России и за рубежом как основоположник нового направления современной медицины - гнойно-септической кардиохирургии. Приоритетный характер носят уникальные по объему - более 1500 оперированных больных - исследования по концептуальной разработке проблем диагностики и лечения внутрисердечной инфекции. За цикл работ по хирургическому лечению инфекционного эндокардита удостоен государственной научной стипендии РФ для выдающихся ученых России (1994). Крупный специалист в области торакальной хирургии, кардиохирургической анестезиологии и реаниматологии, клинической трансфузиологии и перфузиологии, хирургической инфекции, современной боевой травмы, медицины катастроф, организации, управления и экономики гражданского и военного здравоохранения, медицинского образования. В клинике академии и областном кардиохирургическом центре выполняет наиболее сложные операции пациентам с врожденными и приобретенными пороками сердца, ишемической болезнью сердца, аномалиями развития легких, последствиями и осложнениями ранений и травм. Автор оригинальных инженерных решений при создании новых хирургических инструментов, оборудования, технологий. Руководитель научно-педагогической школы (кардиохирургия) Президентского фонда поддержки ведущих научных школ России. Научный руководитель и консультант 17 докторских и 32 кандидатских диссертаций. Автор более 360 научных и учебно-методических работ, в том числе 12 монографий. Инициатор создания Международного движения «В защиту военных врачей», открытия в С.-Петербурге первого в мировой истории памятника «Всем военным медикам мира, погибшим в войнах» (1996), развития международного военно-медицинского сотрудничества в стране и успешной реализации в Российской Военно-медицинской академии крупных международных программ (центр телемедицинских технологий, обмен студентами и молодыми специалистами, совместные научные издания). Лауреат Международной награды для хирургов Майкла Дебейки (1996). Награжден орденом министерства обороны США за вклад в развитие военной медицины (1998). Удостоен званий «Почетный Доктор Российской Военно-медицинской академии» (1998), «Почетный профессор» Российского научного центра хирургии РАМН (1997), «Выдающийся профессор» Университета Федеральных служб здравоохранения США (1996). Награжден Золотой медалью Петра Великого «За заслуги в деле возрождения науки и экономики России» Международной академии наук о природе и обществе (1995), Орденом Русской православной церкви Святого благоверного князя Даниила Московского III степени (1998), Международным орденом Святого Великого Константина (1998). Член координационного комитета научного совета Российской академии наук по физиологическим наукам. Президент Российской Ассоциации хирургов им. Н.И.Пирогова. Член Президиума Российского общества врачей, Правления Российской ассоциации сердечно-сосудистых хирургов, Правления научного общества кардиологов им. Г.Ф.Ланга, Правления Российской ассоциации кардиологов, Правления секции сердечно-сосудистых хирургов С.-Петербургского хирургического общества им. Н.И.Пирогова. Член Европейской ассоциации сердечно-сосудистых хирургов, Общества торакальных хирургов США. Главный редактор журналов «Клиническая медицина и патофизиология», «Вестник Российской Военно-медицинской академии».[...]