Документы следствия могли «неправильно» повлиять на присяжных. Дарькин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"«Защитник одного из членов банды "приморских партизан" Нелли Рассказова уверяет, что изчезнувшие бумаги являются доказательством того, что ее ее подзащитного Сергея Никитина пытали полицейские, - сообщает сегодня Life news.

- В пропавшем 8-м томе находились показания Никитина, его заявления, подчеркиваю, со следами крови. Я считаю, что признания из него попросту выбивались, - пояснила Life News Нелли Рассказова. - В 9-ом содержались показания Вадима Ковтуна. В 14-ом - документы со сведениями УФСКН.

По словам юриста, в них указывалось, что полицейские занимались наркоторговлей, и что за ними уже 5 лет велась слежка, Также в деле были протоколы осмотра места убийства наркоторговцев и места обнаружения трупов.

По словам Рассказовой, изначально четверо друзей входили в группу «Патриот», которая была создана в поселке Кировский Приморского края. Сообщники вычисляли мелких наркосбытчиков. Позже группировка разрослась, на счету "робин-гудов" появились жертвы.

- Подлинники документов с бурыми пятнами, похожими на пятна крови, могли повлиять на решение присяжных. В электронных копиях, естественно, никаких пятен нет, - рассказала адвокат.

Сейчас Алексею Никитину предъявлено обвинение по двум статьям: «Причинение смерти по неосторожности» и «Разбой, совершенный организованной группой с применением оружия».

Подозреваемый не раз жаловался на пытки в ОРЧ и СИЗО, где члены группировки содержатся до решения суда, однако семь проверок по данным фактам не нашли никаких подтверждений. Также задержанный жаловался на плохие условия содержания в изоляторе.

- В следствии по уголовному делу остались полностью идентичные электронные копии, - подтвердили в СЧ СУ ОВД. - Все оригиналы пропали и на данный момент не найдены».

На минувшей неделе в публикации [../info/51659.html «Партизанят» даже под стражей»] Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «следствие УМВД Владивостока рассматривает несколько версий исчезновения из краевого суда материалов дела так называемых приморских партизан, не исключая, что виновными в хищении могут быть сами подсудимые.

«Подсудимые могут быть причастны к хищению, это одна из версий следствия», – заявила журналистам заместитель начальника следственного управления УМВД по Владивостоку Светлана Осипенко.

«Сами же подсудимые и их адвокаты отрицают, что причастны к хищению», – добавила она.

По ее словам, проверяются и другие версии, такие как причастность конвойных, работников суда. Допрошены более 20 человек, изучены видеозаписи с камер наблюдения в суде.

Осипенко уточнила, что следователи уже осмотрели камеры и помещения суда.

«В период, когда, предположительно, пропало дело, в здание суда для ознакомления с делом доставлялись подсудимые, а также три вступивших в дело адвоката», – добавила она.

По ее словам, у следствия пока нет подозреваемого.

«Когда будет установлен круг подозреваемых, будут известны и мотивы похищения», – уточнила она.

Кроме того, представитель МВД заявила о законности проведенных 18 июля обысков у адвокатов «партизан». По ее словам, при необходимости обыски будут проведены и у других участников процесса. Осипенко отметила, что, согласно Уголовно-процессуальному кодексу, сейчас следствие не может сказать, какие данные содержались в похищенных томах» , - сообщает сегодня Газета.Ру.

Ранее в публикации [../info/51637.html «Дело «приморских партизан» обчистили со знанием дела»] Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «следствие установило, что в трех томах уголовного дела, похищенных из здания суда, находились признательные показания по 4 из шести убийствам. Помимо допросов в папках под номерами 8, 9 и 14 были документы с личными данными четырех жертв преступной группировки, а также протоколы со следственных экспериментов на местах преступлений.

Но самое главное, что из дела исчезли явки с повинной нескольких участников банды, где они полностью признавали свою вину в серии преступлений и подробно их описывали. В основном пропавшие бумаги касались члена ОПГ Алексея Никитина, который был задержан в июле 2010 года.

- В следствии по уголовному делу остались полностью идентичные электронные копии, однако в качестве доказательств они не могут быть предъявлены, - пояснили в СЧ СУ ОВД Приморского края. - Все оригиналы пропали и на данный момент не найдены».

«Алексей Никитин - последний из задержанных по громкому делу банды, двое членов которой застрелились при попытке захвата силовиками в Уссурийске в 2010 году. По результатам расследования ему предъявлено обвинение по двум статьям: «Причинение смерти по неосторожности» и «Разбой, совершенный организованной группой с применением оружия» , - сообщает Life news.

Задержанный Никитин не раз жаловался через своего адвоката на пытки в ОРЧ и СИЗО, где члены группировки содержатся до решения суда, однако семь проверок по данным фактам не нашли никаких подтверждений. Также задержанный жаловался на плохие условия содержания в изоляторе.

Следственная группа, занимающаяся исчезновением трех из 50 томов дела «приморских партизан», выделила главную версию пропажи судебных документов.

- Тома пропали в результате тщательно спланированного похищения, - сообщили в УМВД по Приморскому краю. - Версия утери по халатности полностью опровергнута.

По словам сотрудников суда, вынести все три тома через проходную и остаться незамеченным невозможно: документы слишком объемные.

- Если спрятать толстую папку под одежду, то это сразу бросится в глаза охране, да и видеокамера зафиксирует несуразный вид выходящего, - пояснили они следователям.

В течение нескольких дней специалисты скрупулезно отсматривали записи со всех камер наблюдения, установленных в здании. Человека, выносящего что-то в сумке или пакете, на них нет.

- Это означает, что материалы уголовного дела украли из здания другим способом. Там есть немало помещений, где есть окна и нет видеокамер, - продолжает источник. - Причем окна выходят в глухой двор. Выбросил папку, а внизу ее подобрал сообщник - ничего сложного.

Главными подозреваемыми в краже материалов оказались три госадвоката, которые защищают членов банды «приморских партизан».

В квартирах адвокатов Мыльниковой и Моисеевой накануне прошли обыски, однако никаких следов пропавших документов найдено не было.

Под пристальное внимание полицейских юристы попали потому, что они единственные знакомились с материалами дела в установленный период пропажи с 21 июня по 12 июля».

Накануне в публикации [../info/51620.html «Украденное в суде искали у адвокатов»] Агентство федеральных расследований FLB Рассказывало: «полиция во Владивостоке провела обыски у адвокатов «приморских партизан» в связи с пропажей трех томов уголовного дела из Приморского краевого суда. О пропаже стало известно в пятницу, 13 июля. По данным Адвокатской палаты Приморского края, в тот же вечер в квартиру адвоката Олеси Моисеевой пришли полицейские с решением суда на обыск.

По мнению вице-президента АППК Владимира Мельникова, «действия сотрудников полиции вызывают, как минимум, недоумение. Во-первых, органы следствия и суда совершенно не изучили обстановку - адвокат Моисеева уже ознакомилась с томом уголовного дела №8 1 июня 2012 года, а к ознакомлению с томами №№9 и 17 еще не успела приступить».

Палата направила жалобу прокурору Приморского края Юрию Хохлову. Помимо этого, президент Палаты Борис Минцев заявил, что решение судьи о проведении обысков у адвокатов Моисеевой и Мыльниковой также будет обжаловано в вышестоящие инстанции».

«На скамье подсудимых шесть жителей Приморского края: Александр и Вадим Ковтуны, Роман Савченко, Максим Кириллов, Владимир Илютиков и Алексей Никитин. Следствие обвиняет их более чем в 30 преступлениях, в том числе в убийстве четырех местных жителей, двух сотрудников полиции, вооруженных нападениях на опорные пункты МВД, квартирных кражах, угоне автомобилей, хищении, незаконном хранении и ношении оружия, бандитизме, разбоях, уничтожении чужого имущества. Уголовное дело насчитывает более 50 томов» , - пишут «Известия».

Другие подробности о деле «приморских партизан» смотрите в публикации [../info/51350.html «Адвокаты получили письмо «из леса»]."