Долгая дорога в суд

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Заседатель по делу Дмитрия Довгия раскрыла главную тайну следствия

1261996799-0.jpeg Верховный суд РФ в пятницу вновь перенес рассмотрение кассационной жалобы бывшего начальника Главного следственного управления (ГСУ) СКП Дмитрия Довгия, который в июне этого года был приговорен Мосгорсудом к девяти годам колонии строгого режима. Как и в предыдущий раз, слушания были отложены из-за болезни одного из адвокатов. Тем не менее в ходе непродолжительного заседания защита попросила суд приобщить к материалам дела показания одной из присяжных Нелли Жарковой, которая участвовала в рассмотрении дела г-на Довгия, но в день вынесения вердикта не успела явиться к началу заседания. По мнению присяжной, не скрывавшей своего скептического отношения к версии обвинения, ее опоздание в суд было тщательно подстроено ради вынесения г-ну Довгию обвинительного вердикта.

Начальник Главного следственного управления СКП Дмитрий Довгий был отправлен в отставку 21 апреля 2008 года по результатам служебной проверки. Он пытался восстановиться на работе через суд, а в мае 2008 года дал интервью, в котором прямо обвинил главу СКП Александра Бастрыкина в фальсификации ряда громких дел, в том числе против генерала ФСКН Бульбова и замминистра финансов Сторчака. После этого у г-на Довгия начались более серьезные неприятности — против него возбудили уголовное дело о получении взятки в 750 тыс. евро от бизнесмена Руслана Валитова.

По версии обвинения, в сентябре 2006 года Генпрокуратура возбудила дело о хищении у компании «Томскнефть» 1,2 млн тонн нефти на 6,5 млрд руб. Одним из свидетелей по нему проходил г-н Валитов, которого следствие вскоре заподозрило в отмывании части похищенного. Следствие посчитало, что, узнав об этом, г-н Довгий через посредника предложил бизнесмену помощь и за 750 тыс. евро якобы пообещал не привлекать его к уголовной ответственности. В роли посредника как будто бы выступил друг г-на Довгия — бывший военный прокурор Андрей Сагура. Первые 300 тыс. евро якобы были переданы через г-на Сагуру в ноябре 2007 года, после чего г-н Довгий, по версии обвинения, начал оказывать давление на следователей, занимавшихся делом г-на Валитова. А после того как 31 января 2008 года вышло постановление об отказе в возбуждении дела против предпринимателя, он передал г-ну Сагуре оставшуюся часть денег.

Однако 10 апреля 2008 года дело на Валитова все-таки завели, в июле он был задержан и на допросе неожиданно «вспомнил» о взятке, которую ранее якобы передал начальнику ГСУ. Сразу после этого бизнесмена выпустили, и вскоре он под контролем оперативников провел несколько встреч с Сагурой и Довгием, которых пытался вывести на разговор о переданных ранее 750 тыс. евро. Видео- и аудиозаписи этих встреч вместе с показаниями самого г-на Валитова и легли в основу обвинения. 24 июня 2009 года присяжные сочли обоих подсудимых виновными, и Мосгорсуд 30 июня приговорил г-на Довгия к девяти годам строгого режима, а г-на Сагуру — к восьми годам. Также оба были оштрафованы на 800 тыс. рублей.

Довгий и Сагура, всегда заявлявшие о своей невиновности, обжаловали приговор в ВС. Первое рассмотрение их кассационной жалобы было намечено на 7 декабря. Но тогда заседание не состоялось из-за болезни адвоката г-на Сагуры Роберта Зиновьева. Слушания назначили на 25 декабря, но поправиться он так и не успел. Г-н Зиновьев прислал новое ходатайство о переносе дела не ранее 15 января, представив соответствующие справки из госпиталя ФСБ. За рассмотрением своего дела при помощи телемоста внимательно наблюдали оба подсудимых, при темном освещении камеры СИЗО выглядевшие достаточно мрачно.

«Сагура, вы чего избрали такого хилого адвоката, — поинтересовался председатель кассационной палаты судебной коллегии по уголовным делам ВС Алексей Шурыгин. — Выздоровеет он к 15-му числу?» «Я думаю, выздоровеет», — не слишком уверенно ответил г-н Сагура, отказавшись заменить г-на Зиновьева другим адвокатом. Г-н Шурыгин все-таки попытался уговорить его назначить нового защитника. Г-н Сагура вновь отказался, и в качестве компромисса стороны пришли к выводу, что если г-н Зиновьев не выздоровеет и к 15 января, то его семья заключит договор с кем-нибудь из его прежних адвокатов, участвовавших в процессе. Поинтересовался г-н Шурыгин мнением по поводу ходатайства и у г-на Довгия. «Ходатайство убедительно, я его поддерживаю», — ответил подсудимый. «Вы же дольше будете в изоляторе находиться», — посетовал председательствующий, который, как и прокурор, явно не жаждал очередного переноса дела.

Собственно, после этого на заседании и началось самое интересное. Как выяснилось, к ходатайству г-на Зиновьева был приложен опрос присяжного заседателя Нелли Жарковой, которая 24 июня (день вынесения вердикта коллегии) не успела к началу заседания и была исключена из процесса. В свое время этот эпизод привлек внимание защиты подсудимых, и 11 августа они с соблюдением всех формальностей подробно опросили г-жу Жаркову о всех событиях того дня.

По словам заседателя, когда она уже готовилась выйти из дома, чтобы направиться в Мосгорсуд, кто-то залил всю лестничную клетку ее этажа краской, причем сделано это было буквально за несколько минут до того, как г-жа Жаркова вместе с мужем вышла из квартиры. Слова заседателя подкреплялись красноречивыми фотографиями. Как заявила г-жа Жаркова, ей пришлось потратить время, чтобы уложить на залитый краской пол газеты, чтобы можно было добраться до лифта. Но и там супругов ждал сюрприз — лифт сломался. Переговоры с диспетчерской также отняли какое-то время, но вскоре г-жа Жаркова все же добралась до выхода из подъезда. Новый неприятный сюрприз ждал ее у машины — пока супруги боролись с краской и сломанным лифтом, кто-то ножом проколол колесо. Его замена отняла еще 20 минут, после чего опаздывавшая на процесс заседатель все-таки отправилась в суд.

Но далеко уехать ей не дали сотрудники ДПС, которые на МКАД остановили машину г-жи Жарковой. Несмотря на то что присяжный заседатель на время процесса по статусу приравнивается к судье, а значит, его машину сотрудники милиции не имеют права даже задерживать, для г-жи Жарковой было сделано исключение. Около 40 минут сотрудники ДПС, забрав документы, проверяли ее по всем возможным базам, никак не реагируя на удостоверение присяжного заседателя, а также игнорируя вопрос, по какой причине они остановили машину. В конечном итоге так ничего толком и не объяснив, ей вернули документы на машину и позволили ехать дальше. В суде г-жа Жаркова появилась с большим опозданием, когда заседание было уже в самом разгаре. Дежурившие у двери зала заседаний приставы даже не пустили ее внутрь, дав понять, что она уже выведена из коллегии.

При этом, как следует из показаний заседателя, по пути в суд она неоднократно звонила сотруднику Мосгорсуда Константину Похилько, который на этом процессе работал с присяжными, и сообщала, что задерживается. Он сначала пообещал передать ее слова судье, а потом попросту перестал брать трубку. Рассказала г-жа Жаркова и о других странностях в поведении г-на Похилько. С ее слов, незадолго до вынесения вердикта он якобы начал распространять среди присяжных слухи о нетрадиционной сексуальной ориентации г-на Довгия, а также приносил в совещательную комнату папку, где якобы были доказательства того, что у экс-главы ГСУ есть пять квартир в Петербурге. К слову, о пяти квартирах главного обвиняемого незадолго в ходе процесса упоминала в суде и прокурор Мария Семененко, однако каких-либо доказательств своих слов она представить не смогла.

Упомянула г-жа Жаркова и об одном из своих коллег-присяжных, который в перерыве одного из заседаний непринужденно общался с главным свидетелем обвинения Валитовым, интересуясь у него в числе прочего и достоверностью слухов о сексуальной ориентации г-на Довгия.

По мнению адвокатов, голос г-жи Жарковой, явно находившейся на стороне подсудимых, мог иметь ключевое значение при вынесении вердикта, так как в коллегии не было единого мнения — без г-жи Жарковой голоса распределились в соотношении 4:8 не в пользу подсудимых. «Среди присяжных было немало тех, кто до последнего дня колебался, на чью сторону встать, и не исключено, что она вполне могла бы убедить кого-то голосовать за невиновность обвиняемых, — считает адвокат г-на Довгия Юрий Баграев — В этом случае голоса коллегии разделились бы поровну, а по закону в этом случае выносится оправдательный вердикт».

После небольшого совещания суд, так и не приняв решения о приобщении к делу скандальных откровений присяжного заседателя, постановил перенести заседание на 18 января. Не исключено, что в этот день в ВС явится и сама г-жа Жаркова, которая ранее заявляла о готовности подтвердить свой рассказ в суде.

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::28.12.09