Долг платежом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::02.06.2006, Фото: "Время новостей"

Долг платежом

Предложив на $900 млн больше, чем просил Кувейт, Минфин без труда добился списания части дополнительной суммы

Михаил Леонтьев

Converted 21536.jpg

Бюджетное послание вроде бы дает ответ на вопрос, как использовать средства Стабфонда. Пилить или не пилить? – вот вопрос. Президент сформулировал сверхосторожную и крайне консервативную идеологию распределения средств Стабфонда, исключающую возможность их использования на инвестиции и даже на финансирование нацпроектов. Это логика министра финансов г-на Кудрина. И действительно, принимая во внимание мотивацию и моральный облик управления и российского бизнеса, опасения, что любое окно в Стабфонде приведет к его неконтролируемой пилежке, вполне обоснованны. Давайте оставим за скобками сомнительные экономические концепции «замораживания» ради выживания будущих поколений. В Бюджетном послании сказано, что сверхдоходы Стабфонда следует тратить лишь на ускоренное покрытие государственного долга. Синхронно г-н Кудрин заявляет, что в течение нынешнего года Россия урегулирует все свои обязательства по долгам (слава Богу, он не сказал, что погасит).

Если бы не свежая история «успеха» финансовой дипломатии урегулирования долгов с Кувейтом. Напомню, долг этот образовался в 1990 году перед «Бурей в пустыне». Это был кредит суммой $1,1 млрд, который Кувейт предоставил СССР в качестве платы за лояльность. Тогда было очевидно, что от прекращения сотрудничества с Ираком наша страна теряла гораздо больше. Мы не страдали от непонимания со стороны Кувейта – по этому долгу никогда не платились проценты – никто этого и не требовал. В 1997 году кувейтцы, понимая, что Россия находится в сложной ситуации, намекали Черномырдину, что если будет официальная просьба российского руководства о списании долга, то проблема может быть решена. Черномырдин почему-то отказался поставить этот вопрос. Впоследствии, когда наше государство стало выходить из состояния коллапса, кувейтцы скорректировали свою позицию, заявив, что ожидают от российской стороны любой приемлемой формы урегулирования. Официально была предложена формула «сумма долга без процентов плюс символический один рубль». На конфиденциальных переговорах нам предлагались самые выгодные условия, включая погашение натурой, по сути сократив сумму долга до $600 – 700 млн. И тут в процессе сложных переговоров г-н Кудрин со товарищи вслух признали всю сумму долга со всеми процентами (чего от нас никогда не требовали), чем увеличили долговые обязательства на $900 млн. Кувейтцы вздрогнули – Минфин буквально оказывал на них давление. Это действительно успех, если рассматривать результаты с точки зрения тех фантастических вариантов урегулирования, которые подготовило ведомство Кудрина, выставившее предложение заплатить на $900 млн больше, чем просил Кувейт. (Которому дополнительная наличность нужна сейчас еще меньше, чем России.) То есть то, что сегодня выдается за успех финансовой дипломатии – списание примерно половины доначисленной Кудриным суммы, – это действительно победа. Только кого над кем? Смысл всего мероприятия – обман государственной власти России, который вроде бы состоялся, судя по теленовостям. Мероприятие обладает всеми признаками умалишенного. Поэтому при ответе на вопрос «глупость или предательство?» – подозрение в глупости приходится отвергнуть. В этом контексте вспоминается пословица: «Если ваши часы пробили 13, то есть все основания усомниться не только в последнем ударе, но и во всех предыдущих».