Должен сидеть!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Ольга Королева из Владивостока начала свою личную войну с беззаконием

1196057967-0.jpg Благодаря Рунету, у дела об убийстве Смолякова появился шанс стать резонансным. Сопоставимым по величине общественного отклика с делом Иванниковой или с делом Калоева. И, если это произойдет, то это будет справедливо, ибо между этими делами есть много общего.

Напомню суть дела. Некто Гамидов, контролирующий торговлю рыбой на одном из рынков Владивостока, застрял на своем джипе в пробке. Нагло вырулив на встречку, он получил замечание от пассажира другой машины Сергея Смолякова. Пресса стыдливо умалчивает о подробностях, но, судя по всему, Смоляков сказал Гамидову: «Куда ты прешь, мудак, еб твою мать!» В ответ Гамидов вышел из джипа, и сначала избил Смолякова, а потом пристрелил его насмерть из травматического пистолета «Оса». Суд осудил Гамидова на семь лет заключения. Однако вскорости дело было пересмотрено. Судья Виталий Павлов решил, что Гамидов действовал в состоянии аффекта, и счел возможным приговорить его по нижнему пределу наказания на три года условно.

Все это сопровождалось кампанией в прессе. Так, известная своим холуйством относительно Кремля газетенка «Комсомольская правда» имела наглость написать, что освобожденного из зала суда Гамидова радостно встречали в дверях вдова и сын Смолякова. Поскольку, якобы, Гамидов отвез умирающего Смолякова в больницу и выплатил семье покойного 20 тысяч долларов. Понятно, что все это грязное вранье. Другая газета писала, что Гамидова легко понять, так как ему в лицо высказали такие слова, каких никакой мужчина не потерпит.

Все это продолжалось практически при полном молчании общественности. Возмущение беззаконием не вышло за пределы кухонь, курилок, да пары интернет-форумов.

Возмутившись этим, Ольга Королева практически в одиночку, развернула в Интернете правозащитную кампанию. И, в общем, ей удалось, уж извините за затертое выражение, но в данном случае, это чистая правда, прорвать информационную блокаду вокруг дела об убийстве Смолякова.

В результате у дела об убийстве Смолякова появился шанс стать резонансным. Сопоставимым по величине общественного отклика с делом Иванниковой или с делом Калоева. И, если это произойдет, то это будет справедливо, ибо между этими делами есть много общего.

Вы можете удивиться, спросив меня, что может быть общего между ситуацией, когда «хозяин жизни» пристрелил посмевшего поставить его на место простолюдина, и ситуацией убийства при самозащите от изнасилования? Тем более что в одном случае мы требовали оправдания убившей Багдасаряна Иванниковой, а в другом требуем сурового осуждения убившего Смолякова Гамидова. Неужели правы наши оппоненты, и мы просто пытаемся защищать русских в любом конфликте с кавказцами?

Такое впечатление может сложиться при чтении колонки Дмитрия Крылова «Дело Калоева для русских».

Тут в неприятии Калоева парадоксально сходятся между собой враги русских националистов, считающие, что мы никакие не правозащитники, а просто «борцы с хачами», и такие русские националисты, как Дмитрий Крылов.

На мой же взгляд, в делах Смолякова, Иванниковой и Калоева отчетливо прослеживается общее. Это — ситуация отказа в правосудии. Именно отказом в правосудии являются и фактическое оправдание Гамидова, и попытки посадить в тюрьму Иванникову, а в случае, если не получится, то содрать с нее побольше денег как «компенсацию за моральный ущерб» и «возмещение на достойные похороны». Отказом от правосудия является и фактический уход от ответственности компании «Скай-гайд», виновной в гибели наших детей.

И хотя у меня, разумеется, нет никаких доказательств, но субъективно я абсолютно уверен, что причина отказа от правосудия во всех трех случаях одна и та же — коррупция правоохранительных органов. Второе, что объединяет все эти три дела, это презрение к русским, объединяющее покойного Багдасаряна, ныне, увы, здравствующего Гамидова и сладкую парочку компании «Скай-гайд» и швейцарского правосудия.

Если мой первый тезис — о коррупции — интуитивно ясен, то второй нуждается в доказательствах.

Если с компанией «Скай-гайд» все более-менее понятно, то, казалось бы, какое презрение именно к русским проявилось в преступном поведении Багдасаряна и Гамидова? Однако же, это именно так.

За попыткой изнасилования русской девушки, проголосовавшей машину в позднее время, стоит представление о том, что все русские женщины проститутки, а уж те, кто ночью в одиночестве передвигается по городу, проститутки вдвойне. Здесь мы видим проявление неизжитого архаически-патриархального «мачизма». Разумеется, нельзя сказать, что такой мачизм свойственен всем кавказцам, и исключительно кавказцам. Из литературы мы знаем, что подобное поведение весьма характерно для мужчин в латиноамериканской культуре. Кстати, в Испании, откуда оно ведет свои корни, в процессе европеизации оно практически исчезло. Зато так же ведут себя южные итальянцы. И это одна из причин того, что итальянцы северные презрительно именуют их «африканцами» и на кухнях любят посудачить о желательности политического развода с «Африкой». И это, обратите внимание, внутри одного народа, говорящего на одном языке и исповедующего одну и ту же религию! Так вот, мы по опыту имели возможность убедиться, что такой же мачизм свойственен, к сожалению, значительной части кавказцев. Независимо, кстати, от исповедуемой религии. А вот мусульманам-татарам он практически не свойственен.

С Гамидовым посложнее. Наши оппоненты возражают — разве в основе преступного поведения Гамидова лежат национальные мотивы? Это ведь конфликт типично социальный. Зажравшийся бандюк, ошалевший от собственной безнаказанности, проявляет насилие в адрес «быдла».

В этом рассуждении есть свой резон. Нынешние «хозяева жизни» действительно обнаглели, и вообразили себя «кшатриями», которым закон не писан. И пример, который приводит Сергей Кара-Мурза, довольно убедителен. Однако любой, знакомый с бандитскими нравами не понаслышке, подтвердит, что отечественные бандиты гораздо менее склонны к радикальному насилию в ответ на словесные оскорбления, чем наши южные гости.

Впрочем, еще раз подчеркну, презрение к русским в духе багдасарянов-гамидовых здесь парадоксально встречается с поведением той худшей части нашего народа, которая действительно достойна презрения. Ведь судьи-то и в деле Иванниковой и в деле Смолякова — русские, как это ни прискорбно!

Наконец, дело Смолякова и дело Иванниковой объединяет очень похожий стиль коррупции. Или, точнее, сочетание коррупции со слащаво-крикливой пропагандой. Хотя, если внимательно почитать швейцарскую прессу, то и там можно увидеть что-то подобное. Так что, это, видимо, не особенность «кавказского менталитета», а прямо-таки новая общечеловеческая ценность.

Поэтому я продолжаю не понимать причины, по которым Дмитрий Крылов и Елена Денежкина считают нужным резко отмежевываться от этих очевидных сходств и параллелей.

Я, разумеется, вполне разделяю правозащитный пафос Ольги Королевой. Но представим на минуточку, что у нас всех ничего не вышло. Что пересмотреть приговор Гамидову так и не удастся. И что эта мразь будет продолжать разгуливать на свободе. Неужели, если во Владивостоке найдется мужественный человек, который …, — ну вы, в общем, поняли.

Так вот. Неужели Елена Денежкина будет говорить, что нам таких «защитников справедливости» не нужно?

А что тогда делать? Проявлять, как советует Сергей Кара-Мурза, добродетель терпения ради стратегических целей сохранения цивилизационного мира в «обреченной на многонациональность» будущей Российской империи?

И что, Дмитрий Крылов, который говорит, что героями для русских могут быть только русские, не стал бы поддерживать Иванникову, если бы она, не дай Бог, оказалась якуткой, или, хуже того, наполовину еврейкой?

Наконец, я хочу опровергнуть наиболее неприятное мне из утверждений моих оппонентов по поводу Калоева. Они говорят: «Калоев осуществил кровную месть» или «Калоев действовал по закону гор». Да вы что, ребята, совсем офонарели?! Да с чего вы взяли, что это была кровная месть? Вы хоть знаете, в каком случае месть является кровной? Или для вас любой южанин, который кому-нибудь отомстил, является кровным мстителем?

Поясняю. Кровная месть — это архаический дикарский обычай, сохранившийся у некоторых горных народов. В частности, пережитки его до сих пор встречаются у корсиканцев, сицилийцев, басков и албанцев. В нашей стране обычай кровной мести распространен у вайнахов и некоторых народов. У тех же черкесов он, практически, сошел на нет. Суть этого обычая заключается в том, что если кто-то нанес тяжелый ущерб члену рода (в первую очередь, имеется в виду убийство, но не только), то род обязан отомстить. При этом, абсолютно не важны причины убийства члена рода. Неважно, было ли это убийство по неосторожности, убийство в ходе самообороны и т.д. Важно, что чужаки убили нашего. Неважно также, осужден ли убийца нашего каким бы то ни было судом, или нет. Весьма распространена ситуация, когда кровники дожидаются годами выхода убийцы из тюрьмы на свободу, с тем, чтобы убить его. Важно, что после убийства кровника обязанность мести переходит теперь уже на род убитого. При этом кровная месть так устроена, что взаимные убийства ширятся вплоть до полного истребления мстящих друг другу родов. И, наконец, у многих кавказских племен, практикующих кровную месть, обязательства кровной мести распространяются только на земляков. То есть, если не чеченец убил чеченца, то ответная месть более чем возможна, но кровной ни в коем случае не является.

А теперь я спрашиваю. Какое отношение ко всем этим дикарским обычаям имеет Виталий Калоев? Я даже не говорю о том, что у осетин никакого такого обычая кровной мести просто нет. Я спрашиваю, что именно в деле Калоева наводит моих уважаемых оппонентов на мысль о том, что действия Калоева являлись «кровной местью по закону гор»?

Да, Дмитрий Крылов совершенно прав, что у русских кровная месть, слава Богу, не распространена. Но из этого вовсе не следует, что мстители в нашем народе отсутствуют. Не зря такой популярностью пользуется фильм «Ворошиловский стрелок».

Просто, в отличие от дела Калоева, по понятным причинам ставшим известным во всем мире, многие случаи мести до нас не доходят. И то: все мы знаем про калининградских мужиков, утопивших в колодце местного бандюка, и про норильского дедушку, грохнувшего издевавшуюся над ним чиновницу.

Я, честно говоря, считаю их героями. Такими же, как Виталия Калоева.

Так что, я призываю вас, уважаемые соратники, проявить максимальную гражданскую активность в рамках закона, чтобы эта мразь Гамидов не ушла от наказания.

И очень надеюсь, что хотя бы в этом случае все у нас в стране будет по закону. Так, чтобы не пришлось надеяться на новых Калоевых

Виктор Милитарев, доброжелатель

Оригинал материала

«АПН» от origindate::23.11.07