Дома в Лондоне

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Дома в Лондоне:»)
Перейти к: навигация, поиск


Дома в Лондоне: фирмы и расценки

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::10.09.2004

Русские выбирают Лондон

Михаил Оверченко, Кирилл Корюкин, Людмила Коваль

Богатые россияне так быстро наводняют британский рынок недвижимости, что лондонским агентам приходится держать ухо востро: как бы не поселить рядом двух конкурирующих бизнесменов. Дома и поместья в миллионы фунтов стерлингов расходятся как горячие пирожки. Но не только они интересует состоятельных россиян: британские производители самых разных предметов роскоши ищут пути к новым русским деньгам.

VIP-клиенты

В начале этого года агентство элитной недвижимости Knight Frank продавало один из самых дорогих домов Лондона — № 15 по улице Kensington Palace Gardens. Среди желающих купить построенный в 1854 г. дом с 10 спальнями, девятью ванными комнатами и четырьмя гостиными был Роман Абрамович. Однако его цену, как и предложение индийского миллиардера Лакшми Миттала, перебил Леонард Блаватник. “Стартовой цены не было, было шесть заинтересованных покупателей, и они подали заявки”, — рассказал “Ведомостям” Джеймс Симпсон из Knight Frank. Блаватник предложил за дом, расположенный рядом с Кенсингтонским дворцом, в котором живут некоторые члены британской королевской семьи, 41 млн фунтов стерлингов ($73,5 млн).

Лакшми Миттал все же будет соседом Блаватника: проиграв ему, он купил у Берни Экклстоуна, генерального промоутера автогонок “Формулы-1”, дом на этой же улице (точнее, перепланированные и соединенные два дома — № 18 и 19) за 70 млн фунтов ($128 млн) — мировой рекорд для частного дома.

Блаватник — гражданин США, куда он эмигрировал в 1987 г. Вместе со своим бывшим однокурсником по Московскому институту инженеров железнодорожного транспорта Виктором Вексельбергом он является совладельцем компании “Access/Ренова”, одного из акционеров нефтяного холдинга ТНК-BP. Прошлогодняя сделка между ТНК и BP объемом $7,75 млрд сделала российских бизнесменов известными в Великобритании, а к началу 2004 г. BP уже выплатила своим российским партнерам, в числе которых “Альфа-групп”, $4 млрд из этой суммы.

После того как Абрамович купил футбольный клуб Chelsea за 60 млн фунтов, оплатил десятки миллионов фунтов его долгов и потратил еще 200 млн фунтов на покупку звезд мирового футбола, российские богачи оказались в центре внимания британской публики. Причем это не только всем известные миллиардеры из списка журнала Forbes, но и “рядовые” миллионеры, которые хотят иметь в Лондоне квартиру или дом, посылают в Великобританию учиться своих детей, приезжают туда отдыхать или заниматься бизнесом. А раз есть люди, готовые платить сотни тысяч и миллионы фунтов за дома в Лондоне, поместья и яхты, предприимчивые британцы готовы предложить им широкий выбор способов, как потратить деньги. Некоторые агентства недвижимости, например FPD Savills и Chesterfield, создали отделы по работе с российскими клиентами. Этой осенью Chesterfield начинает рекламную кампанию в России, ориентированную не только на Москву, но и на отдаленные регионы, включая Сибирь и Дальний Восток. У Knight Frank уже год действует офис в Москве, а недавно агентство открыло офис и в Петербурге.

Русское нашествие

Россияне сегодня — одни из самых активных покупателей элитного жилья в Лондоне. По расчетам Knight Frank, в 2003 г. покупателем каждого 15-го дома стоимостью от 1 млн фунтов ($1,8 млн) был наш соотечественник. Ну а в категории домов от 10 млн фунтов на их счету, по словам Симпсона, около половины покупок, совершенных через Knight Frank за последние полгода.

Правда, огласку получают редкие сделки — в основном связанные с самыми известными людьми и элитными домами. Среди них — крупные приобретения Бориса Березовского. В мае он за 10 млн фунтов купил у популярного британского теле- и радиоведущего Криса Эванса поместье Hascombe Court в графстве Суррей площадью 70 га (Эванс купил его в 2000 г. за 6 млн фунтов, сделал в доме капитальный ремонт и сильно перестроил). А пару лет назад Березовский, по словам Чарли Эллингуорта из агентства Property Vision (занимается, в частности, сделками с недвижимостью в сельской местности), купил поместье Wentworth Estate за 20 млн фунтов. В Лондоне у него дом в районе Chelsea (10 млн фунтов) и квартира в элитном районе Belgravia.

У Романа Абрамовича, который с состоянием 7,5 млрд фунтов ($13,4 млрд) возглавляет список самых богатых людей Великобритании по версии газеты Sunday Times, есть квартира в районе Knightsbridge стоимостью 5 млн фунтов и поместье в Суссексе. Его площадь, по разным данным, составляет 89 га или 178 га, а стоимость, по сообщениям СМИ, — 12 млн фунтов.

Однако публичная информация о российских владельцах роскошных особняков этим ограничивается. О покупке дома Блаватником стало известно в июле, четыре месяца спустя после самой сделки. Бывший топ-менеджер “ЮКОСа” и президент Института открытой экономики Константин Кагаловский о своем лондонском доме сказал лишь, что он “ровесник Петербурга”. “Русские клиенты предпочитают конфиденциальность, — говорит Уилл Андрич, начальник отдела по работе с российскими клиентами FPD Savills, добавляя, что это условие любых знаменитостей из любой страны — поп-звезд, спортсменов, бизнесменов. — Никто из них не хочет, чтобы весь Лондон знал, где живет их семья”. Агентство даже решило не открывать офис в Москве, опасаясь утечки информации при передаче данных в Лондон.

Известный как “первый легальный советский миллионер” предприниматель Артем Тарасов рассказывает, что купил “красивый небольшой дом из шести комнат с садом и карасями в пруду в Kensington” еще в 1997 г. С тех пор цена дома выросла примерно в два-три раза. Сейчас дом принадлежит бывшей жене Тарасова. “Один мой приятель вообще умудрился купить часть Виндзорского парка — бывшей территории ботанического сада. Там до сих пор растут диковинные растения из Австралии, Новой Зеландии, течет река по участку, по садику олени ходят — полный кайф”, — рассказывает Тарасов.

Британцев наплыв иностранных богачей не удивляет. По словам Андрича, его соотечественникам уже сложно конкурировать с ними. Лондон — международный рынок недвижимости, и цены здесь доходят до 1500 фунтов за 1 кв. фут (16 125 фунтов, или $28 880, за 1 кв. м). А цены за место на автостоянках у элитных домов составляют 50 000-80 000 фунтов. Одна из самых дорогих парковок — в районе Knightsbridge; там место на подземной стоянке стоит 100 000 фунтов.

Как выбирают дом

“Один из очень богатых россиян прислал выбирать дом своего сына, мальчика лет 17. Он был в рваных джинсах, какой-то старой футболке, ходил, смотрел дома за 15-17 млн фунтов. Владельцы домов были в шоке, не могли поверить, что это правда, что этот мальчик хочет купить здесь дом. Если бы вы увидели его на улице, то подумали бы, что это школьник. Но в итоге он выбрал дом в районе Kensington, и отец купил его за 15 млн фунтов”, — рассказывает Симпсон из Knight Frank.

Впрочем, таких курьезов, судя по рассказам агентов, немного. Обычно россияне ответственно подходят к покупке: выбирают место, выясняют цены в этом районе, потом решают, какой дом им подходит. По словам Ольги Шикаловой, специалиста Chesterfield по работе с российскими клиентами, агентства предлагают нашим олигархам самые дорогие и элитные дома, но им тяжело угодить. “Эти люди путешествовали по всему миру, у них уже есть недвижимость в других странах. Дома в Лондоне безумно дорогие, и, если россиянина что-то не устраивает, он отказывается покупать и может сказать: я в Америке за те же деньги могу в три раза круче купить”, — рассказывает Шикалова.

Нашествие россиян на Лондон порой сравнивают с приходом арабов в 1980-е гг. Тогда представители богатых семей из стран Персидского залива, увеличившие наследственные богатства за счет потока нефтедолларов, тоже азартно скупали дома в Лондоне. Однако агенты по недвижимости отмечают существенную разницу между этими двумя волнами. Российские бизнесмены, по словам Симпсона, “чувствительны” в вопросе о цене покупки. Андрич говорит, что у людей, получивших деньги в наследство, мало бизнес-опыта и многие этим пользовались, выкачивая из арабов деньги. “С большинством русских такое не проходит. У них есть бизнес-образование, а если нет, есть колоссальный бизнес-опыт. Они построили свои корпорации, и с ними разговор идет на другом уровне, чем когда-то с арабами”, — говорит Андрич. Эллингуорт рассказывает, что первые россияне, покупавшие поместья в Великобритании, могли сорить деньгами, но сейчас они подходят к покупке по-деловому.

Обилие российских клиентов заставляет агентов вникать в тонкости взаимоотношений в российском бизнесе. “Если мы знаем, что рядом живет человек из конфликтующей финансово-промышленной группы, мы ничего не скажем об этом своему новому клиенту, но и не будем рекомендовать ему близлежащий дом или квартиру”, — говорит Андрич.

Наиболее популярные у россиян места в Лондоне — это дорогие районы Mayfair, Knightsbridge, Belgravia, Kensington, кроме того, они покупают поместья под Лондоном. (Из недавних сделок Эллингуорт из Property Vision называет покупку россиянином за 8-9 млн фунтов поместья в St George's Hill — своеобразном анклаве в Суррее с эксклюзивными загородными домами и полем для гольфа.) Наиболее популярны дома старинной постройки с презентабельным, величественным фасадом. Главное — чтобы внутри было много места. “Многие английские дома узкие из-за безумно дорогой земли, но, когда у вас в квартире пять-шесть этажей и на каждом — по одной-две комнаты, никакому русскому это не понравится”, — говорит Шикалова. “Внутри делают полный ремонт, часто выбирают интерьер в минималистском стиле с современным дизайном, интересной подсветкой, а не классическое золото или дворцовое убранство, — рассказывает Андрич. — В ванной натуральный камень, супермодная сантехника, в комнатах — современная электроника”.

Тарасов рассказывает историю предпринимательского успеха своего знакомого: “Он купил крайне дешевую гостиницу на 30 мест с клопами, буквально для нищих, в малопрестижном в то время районе Notting Hill. Все говорили: зачем тебе? Потом на экраны вышел одноименный фильм с Джулией Робертс и Хью Грантом, и этот район стал просто фешенебельным! Приятель добился разрешения перестроить гостиницу в жилой дом, во дворе отгородил себе садик, а на остальной территории построил два дома и продал двум новым русским. Благодаря росту цен на недвижимость доход от продажи домов окупил покупку гостиницы, реконструкцию и новое строительство. В итоге отличный трехэтажный дом с лифтом достался ему бесплатно!”

Почему Лондон?

Лондон — космополитичный город, к тому же этот ведущий культурный и финансовый центр мира расположен всего в трех часах лета от Москвы. “Тот, кто покупает недвижимость в Лондоне, платит не столько за нее, сколько за уровень жизни — это спокойствие, это развлечения на любой вкус, причем королевские развлечения: скачки, регаты, спортивные клубы, музеи, шикарные рестораны. Живя в Лондоне какое-то время, тяжело отказаться от тех удовольствий и сервиса, которые он может предложить, — говорит Шикалова. — Кроме того, в Англии сохранились традиции аристократии, и это тоже привлекает русских. Ностальгия по роскошной спокойной жизни, которую мы потеряли после революции”.

“Почему все едут в Лондон? Насколько я понимаю, есть такая мода, — рассуждает россиянин, некоторое время работавший в Великобритании. — Почему люди покупают галстуки в Ermenegildo Zegna в Театральном проезде, если можно поехать в Милан и там купить втрое дешевле? Наверно, потому что все покупают в Театральном проезде. Многие из наших богатых бизнесменов все время встречаются друг с другом — когда ездят отдыхать в Италию в Форте-деи-Марми, в Куршавель кататься на лыжах, а тут они встречаются на Knightsbridge. Это тусовка, мода, может быть, желание закрепиться и бросить якорь, если что-то в России пойдет не так. К тому же с языком гораздо проще [чем в неанглоязычных странах]”.

Сам он, работая в Великобритании, купил дом под Лондоном, потому что это было выгоднее, чем снимать жилье в городе. Возвращаясь в Россию, он подумывал о том, чтобы сдать дом в аренду, но финансовые условия не слишком привлекли его, и он продал дом через год после покупки, заработав 16%. По словам лондонских агентов, состоятельные россияне активно интересуются возможностью приобрести дом или квартиру за 1-2 млн фунтов и сдавать их в аренду, если они в течение длительного времени не живут в Лондоне.

“Это мировой бизнес- и шопинг-центр. Власти все делают для того, чтобы было удобно жить и вести бизнес. Люди покупают дома в Лондоне и для того, чтобы обрести privacy [т. е. уединенность, невмешательство в частную жизнь], — рассуждает Тарасов. — Россиян привлекает стабильность, для кого-то важна и политика "невыдачи" [приезжих российским властям]. Раз уж не выдают [чеченского эмиссара Ахмеда] Закаева, наверняка в случае чего не выдадут и какого-нибудь бизнесмена или олигарха, который решит там осесть”. С точки зрения инвестиций, по мнению Тарасова, покупка недвижимости сейчас не очень выгодна, потому что цены, в особенности на элитное жилье, в последние годы быстро росли и вряд ли столь бурный рост продолжится. Однако и дешеветь лондонская недвижимость, по его мнению, не будет.

Многие богатые россияне посылают в Великобританию учиться своих детей. По словам Симпсона, самая дешевая квартира, которую Knight Frank продало российскому клиенту, стоила 350 000 фунтов. Покупателем была девушка 18-19 лет, приехавшая учиться. В одной из лондонских бизнес-школ по специальности “инвестиции и риски” учится Антон Зингаревич, сын совладельца лесопромышленной компании “Илим Палп” Бориса Зингаревича. Имя Антона стало широко известно в конце августа, когда появилась информация, что инвестфонд Fortress Sports Fund, одним из менеджеров которого он является, собирается купить 40% акций футбольного клуба Everton. Сделка, впрочем, не состоялась.

Российских бизнесменов с Великобританией связывают и деловые отношения. Например, в июле 24-летний Николай Смоленский, сын владельца банка СБС-Агро Александра Смоленского, бывший председатель совета директоров банковской группы ОВК, к которой перешла часть активов СБС-Агро, любитель спортивных машин и небольших самолетов, купил компанию TVR. В год она производит около 1000 элитных автомобилей таких марок, как Chimaera, Cerbera и Tuscan; цены на них начинаются от $70 000. О финансовых показателях TVR известно лишь, что в 2002 г. она получила прибыль в 400 000 фунтов. По сведениям ряда британских газет, компания была продана примерно за 15 млн фунтов. Получить у Смоленского комментарии относительно сделки не удалось. В самой компании уверяют, что он заинтересован в TVR именно как в бизнес-активе. По словам представителя TVR Бена Сэмьюэлсона, Смоленский уже активно участвует в управлении компанией и собирается сделать ее “игроком мирового значения”. TVR будет уделять еще больше внимания новым технологиям и качеству своих машин. Между тем Смоленский не собирается “превращать ее в Ford или General Motors — все машины будут по-прежнему собираться вручную в Великобритании”, говорит Сэмьюэлсон. Один из автомобилей купленной Смоленским компании, по сведениям газеты The Daily Mail, уже стоит среди многих других в гараже его дома в северной части Лондона; дом оценивается в 8 млн фунтов.

Лондон выгоден и с налоговой точки зрения. Если у иностранца, живущего в Великобритании, капитал находится за границей, он не платит никаких налогов. Аналог налога на имущество в Лондоне — один из самых низких: всего 1888 фунтов ($3400) в год на самые дорогие дома, а для более скромной недвижимости стоимостью 100 000-200 000 фунтов — 629 фунтов ($1130). Кроме того, при покупке недвижимости на сумму свыше 1 млн фунтов оформление сделки (налоги, нотариальное заверение и др.) в Великобритании обойдется в 4% от ее суммы, а, например, во Франции — до 7%.

“Охота за новыми русскими деньгами”

Покупки дорогих домов и уникальных компаний, возможно, наиболее заметный для широкой публики аспект деятельности российских бизнесменов в Лондоне. Однако состоятельные россияне становятся VIP-клиентами не только на этом рынке. Британские фирмы, работающие с предметами роскоши и эксклюзивными услугами, сегодня обращают на них особо пристальное внимание. “Россия — это новый мировой феномен, — сказал в недавнем интервью "Ведомостям" Энтони О'Рейлли, председатель совета директоров ирландско-британской Waterford Wedgwood, одной из ведущих мировых компаний по производству элитного фарфора и хрусталя. — Российских миллионеров можно встретить по всей Европе, в Лондоне, на курортах, везде. Если экономика будет успешно развиваться, это будет гигантский рынок — для всего”.

Британская фирма Shorex, занимающаяся организацией выставок, связанных с предметами роскоши и управлением капиталами (в самом широком смысле — от инвестиций до покупки яхт и самолетов), в октябре планирует провести в Москве уже второе шоу Extravaganza. В 2003 г., по данным фирмы, выставку посетили 2650 человек, из них 36% составляли руководители компаний, 31% — помощники и консультанты богатых людей, 23% — владельцы бизнеса. На шоу свои услуги предлагают производители и продавцы яхт, бизнес-самолетов, автомобилей класса люкс, драгоценностей, финансовые консультанты, банкиры, дизайнеры по интерьеру, агенты по недвижимости из разных стран.

Об интересе к российским клиентам говорит уже тот факт, что у Shorex есть сайт на русском языке. “Сейчас идет охота за новыми русскими деньгами, — говорит Инна Ираний, директор по маркетингу Shorex. — Готовя первую выставку в Москве, мы понимали, что российский рынок готов к услугам и товарам сектора роскоши, но не подозревали, что до такой степени”. По ее словам, лондонское агентство элитной недвижимости Harrods Estates, принадлежащее миллионеру Мохаммеду Аль-Файеду, и подразделение частных банковских услуг швейцарского Credit Suisse были настолько воодушевлены результатами выставки 2003 г., что в течение месяца по ее окончании заявили о своем желании участвовать в выставке 2004 г. На прошлогодней выставке Harrods Estates получило около 200 запросов, заключило один контракт на аренду недвижимости в Лондоне, а затем и несколько сделок по продаже.

Наши соотечественники добрались и до Шотландии. С октября 2003 г. шотландская Ladybank Company of Distillers привлекает инвесторов, чтобы создать новую винокурню для производства односолодового виски — наиболее чистой и дорогой категории напитка — около деревни Лэйдибэнк, в полутора часах езды от аэропорта Эдинбурга. Инвесторы получат доступ в закрытый клуб с камином и рестораном на берегу реки, и у них будет эксклюзивная возможность покупать 12 бутылок каждого урожая в течение первых 10 лет производства. Тот, кто успел стать инвестором в рамках первого транша, заплатил 1850 фунтов; сейчас членство в клубе можно купить за 2500 фунтов, последние инвесторы смогут сделать это за 3500 фунтов. Ladybank уже набрала 310 из необходимых 1250 инвесторов; среди них один россиянин, еще один недавно обратился с запросом, рассказывает Лев Крибб, директор по маркетингу Ladybank. “Россия представляется новым рынком для виски, последние данные, которые я слышал, — это рост продаж односолодового виски в России [в 2003 г.] на 400% по сравнению с предыдущим годом, — говорит Крибб. — Мы рассчитываем привлечь новых российских клиентов в наш клуб и надеемся, что с открытием прямого рейса Москва — Эдинбург [введенного в июне авиакомпанией "Трансаэро"] в Шотландию будет приезжать гораздо больше россиян”.