Домоспор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Домоспор Москва становится полем битвы за памятники культуры федерального значения

"Для начала необходимое терминологическое пояснение. "Памятником" в дальнейшем называется не металлический предмет, одиноко возвышающийся над площадью ("Кто его посадит?! Он же памятник!") - а дом, находящийся в перечне объектов исторического и культурного наследия федерального значения. Как правило, вполне сносный дом, причем в историческом центре города.

В Москве таких памятников около двух тысяч. Из них около шестисот находится на балансе московского управления по охране памятников. В них сидят арендаторы и собственники. Они платят столице, не федеральному бюджету. И недавно государство спохватилось; запоздало - но по закону. 
На минувшей неделе борьба за федеральную собственность началась - пока что с малого. В Арбитражном суде Москвы прошло первое заседание по иску российского Минимущества и Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры, созданного Минкультуры РФ, к московским структурам - от столичного правительства и ниже. Истцы требуют признать "право собственности РФ на здание "Доходный жилой дом начала ХХ века, арх. Таманян А. О.", являющееся памятником истории и культуры федерального (общероссийского) значения", и объявить недействительной "регистрацию права собственности Москвы на данное здание". 
Доводы истцов базируются в основном на постановлении Верховного Совета РФ (декабрь-91) - объекты историко-культурного наследия независимо от того, на чьем балансе они находятся, относятся исключительно к федеральной собственности - и указе Президента РФ (февраль-95), где доходный дом внесен в перечень памятников федерального значения. Ответчики доводы истцов вроде бы признают, но свою регистрацию не отменяют, ссылаясь, в частности, на прошлогодний закон г. Москвы "Об охране и использовании недвижимых памятников истории и культуры". 
Следует отдать истцам должное: здание они выбрали самое выигрышное. На него впору повесить табличку: "Памятник новейшей истории отношений центра и субъектов Федерации, конец ХХ - начало ХХI в. Охраняется федеральной властью". 
"Мост" против "Винта" Спорный дом работы А. О. Таманяна был построен в 1911 г., и номер у него 11 - только адреса менялись: Новинский бульвар - улица Чайковского - снова Новинский. Здание сильно похоже на Петровку, 38: та же П-образная структура. По центру - галерея, которую владелец доходного дома Щербатов хотел превратить в музей частных коллекций, по бокам - собственно доходный дом. В боковинах люди живут до сих пор; "перекладину" же советская власть превратила в общежитие Трехгорной мануфактуры. Ткачихи жили тут до середины шестидесятых, пока "перекладину" не приметило оборонное военно-морское НПО "Винт" (винты "Курска" и других кораблей - это их работа). "Почтовый ящик" и его советские боссы построили для ткачих 170 московских квартир - и зажили, не ожидая проблем. 
Проблемы начались позже, когда оборонные заказы иссякли. Тогда на горизонте "Винта" появился штатский заказчик - ЗАО "Мост". Заметим на берегу: к Владимиру Гусинскому этот "Мост" имеет примерно такое же отношение, как известный пианист Борис Березовский - к другому магнату. "Мост" предложил "Винту" заказ: линия по производству парфюмерии. Руководство "Винта" заказ с радостью приняло, попутно сдав заказчику энное количество площадей в "своем" здании. 
Затем союз оборонщиков и парфюмеров распался. "Винт" готовился попросить "мостовцев" освободить помещения, как вдруг в декабре-96 Правительство Москвы издает постановление "О реконструкции здания... по адресу: Новинский бульвар, дом 11". А в феврале 98-го был заключен и инвестиционный контракт: подрядчик - "Мост" и его соинвесторы; награда - половина площадей в собственность, срок реконструкции - к девяносто девятому году. 
Контракт подрядчиками был завален. Тем не менее "Мост" в мэрии не только не отставили от федерального имущества, но и поощрили в марте-2001 специальным постановлением Правительства Москвы, - где сроки реконструкции отодвигаются к будущему году. Преференции по собственности те же: 50 процентов площадей отходит "Мосту" и его соинвесторам, другая половина остается за Москвой. 
Вопросов по контракту и связанным с ним бумагам как минимум три. Во-первых, понятие "реконструкция" по отношению к памятникам федерального значения неприменимо: она попросту запрещена, как и любая перепланировка. Во-вторых, приватизация этих памятников возможна лишь по согласованию с Минимуществом и Минкультуры РФ, визы которых в данном случае не просматривается. Наконец, в-третьих, НПО "Винт" в свое время даже не информировали по сути контракта, хотя приоритет "титульного" арендатора, казалось бы, налицо: он-то свои обязательства перед Москвой выполнил лет сорок назад... 
Захваты и проверки Впрочем, с "Винтом" в этой истории вообще церемонились не слишком. В сентябре и октябре прошлого года, если верить составленным актам, у "почтового ящика" незаконно захватили некое количество площадей. В первом случае "Мост" со товарищи прирезали себе полторы сотни "квадратов", во втором - целый пятый этаж; тот самый, галерейный. Сколь-нибудь внятной реакции от правоохранительных органов и кураторов из ФСБ "Винт" тогда не дождался. Зато несколько дней назад на предприятие пришли проверяющие из Управления по борьбе с экономическими преступлениями. Именно сейчас, когда по зданию на Новинском идет судебный процесс (где оборонное НПО никоим образом не представлено), московскому УБЭПу срочно потребовалось выяснить, не обналичивал ли гендиректор военно-морской "фирмы" Георгий Мартиросов деньги, некогда выделенные на ремонт здания. Георгий Генариевич готов встретить высокую проверку по должной, описанной классиком программе: "Это воровано? - Чек! - Воровано? - Чек! - Тьфу! - Плевательница...", - но, разумеется, переживает. И дивится странному стечению обстоятельств времени и места. 
Венцом новейшей истории дома 11 по Новинскому бульвару после долгой переписки "Винта" с мэром Москвы Юрием Лужковым и непосредственными федеральными начальниками стали два события. Первое - Минимущество РФ, согласно федеральному законодательству, в ноябре прошлого года передает "Винту" право хозяйственного ведения на "перекладину"; однако регистрация в профильном московском горкомитете почему-то затянулась. Зато второе событие - регистрация прав собственности г. Москвы на спорное здание - ждать себя не заставило: свидетельство датировано 20 июля с.г. - без проволочек и по московским законам. 
Так начался арбитражный процесс между Москвой и "федералами". Суд первый. И, скорее всего, один из многих. 
Завтра будет война? На первом заседании московский Арбитражный суд с ходу попытался отослать дело в другую инстанцию. Мотивировка: в доме есть жильцы, у них есть права, а с физическими лицами арбитраж дел не имеет. Федеральная сторона расценивает это как юридическую уловку и готовится к дальнейшим боям. 
Москва тоже, понятно, готовится. Кроме местных законов, у столичной мэрии есть и другие, внесудебные доводы, к которым в принципе нельзя не прислушаться. Например, к тому, что договор о разграничении полномочий между РФ и субъектом Федерации г. Москвой предполагает слишком много трактовок. Что Кремль не дает остальной Москве денег на поддержание статуса столичного города. Что Дом Пашкова и другие памятники столицы, к которым не приложила руку Москва, находятся в состоянии "краше в гроб кладут". Все это верно, кое-что - бесспорно. При этом ясно, что перечисленное является поводом лишь для урегулирования, но никак не для манкирования существующим федеральным законодательством. 
Однако сегодня - до решения суда - получается, что правы обе стороны. И они будут правы до конца, поскольку дело касается 5 - 7 миллиардов рублей в год. Именно столько, по различным оценкам, официально получает Москва с аренды площадей в памятниках федерального значения. И бюджет РФ по федеральным же документам различного уровня вправе рассчитывать на эту сумму. 
Впрочем, вопрос ведь не только в деньгах. С одной стороны, на карте стоит престиж "федералов", укрепляющих централизацию, с другой - интересы Москвы, причем самые разнообразные: ходят очень настойчивые слухи, что некоторые московские чиновники коммерчески причастны к эксплуатации федеральных памятников. Одним неохота терять лицо, другим - как минимум должности. Значит, будут новые иски - и новая война между центром и главным его регионом: бюджетная, правоохранительная, парламентская - как в Мосгордуме, так и в Думе государственной. Короче, вокруг памятников в ближайший год будет становиться жарче - и интереснее. 
А если и этого покажется мало, то среди федеральных сокровищ Москвы федеральные же истцы в любое время могут отыскать дом московского генерал-губернатора Чернышева, пожалуй, главный из шестисот. Потому что его адрес, если кто забыл, - улица Тверская, дом 13. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации