Донжуанский список Лукашенко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


 

Женский взгляд на донжуанский список Лукашенко

© "Версия", origindate::22.08.2000

Бабник из Шклова. Президенту Белоруссии исполняется 46 лет. Он по-прежнему бодр и полон сил

Ольга Павлова, Перевела с белорусского Ольга Збжезинская

Converted 29333.jpg
Самый обаятельный мужчина Белоруссии

30 августа президенту Белоруссии Александру Григорьевичу Лукашенко исполнится 46 лет. Мы приносим свои поздравления лидеру союзного государства и в качестве подарка братскому белорусскому народу публикуем фотоснимки из дембельского альбома старшего сержанта-пограничника Александра Лукашенко.

Кроме этого, мы печатаем воспоминания журналистки Ольги Павловой о жизни и деятельности директора совхоза Александра Лукашенко. С 1989 года Ольга Павлова работала в районной газете в белорусском городе Шклов, что в Могилёвской области. Освещала трудовые будни колхозников. А в 1994 году, во время предвыборной президентской кампании, была помощницей Лукашенко.

Недавно Ольга Павлова издала книгу под названием «Шкловские страсти» тиражом 1 тысяча экземпляров в московском издательстве «Полином», на белорусском языке. В Белоруссии книга эта стала бестселлером. Белорусы передают её из рук в руки.

Знакомство. 1989 год

Converted 29334.jpgЕщё до личного знакомства с Александром Григорьевичем Лукашенко много слышала о нём. Шклов лихорадило разговорами о том, что директор совхоза «Городец» Лукашенко побил тракториста Василия Бондуркова. Вася любил приложиться к бутылке. Однажды пьяненьким его и застал директор. Александр Григорьевич был очень строгий на этот счёт. А ещё — быстрый на расправу. Он вытащил Васю из трактора, избил его, да так, что сломал бедолаге ногу. Много усилий потом пришлось приложить Лукашенко, чтобы замять скандал и не допустить дело до суда.

Шклов полнился слухами и про амурные подвиги директора совхоза. Упоминалась в связи с этим совхозная деревня Башкиров-ка, где стоял уютный кирпичный домик — дача Александра Григорьевича. Говорили, что свободное от работы время он проводил там с любовницами. Потом, став депутатом Верховного Совета БССР, Александр Григорьевич открестился от этой дачи ипоселил туда многодетную семью механизатора.

Директор совхоза «Городец» не стал принимать меня в своём кабинете. Он сказал: «Не люблю я кабинеты. Давайте пойдём на мехдвор». Там, на мехдворе мы с ним и общались. Никогда до этого ничего подобного в хозяйствах не видела. Я разглядывала технику — чистенькую, расставленную по периметру большой асфальтированной площадки. Вот где я на деде убедилась в точности выражения «на линейке готовности».

Приехав в редакцию, поделилась восторженными впечатлениями с коллегами. И стала тормозить, заметив на их лицах иронию. Софья Михайловна Жуковская сказала: «Его тут знают как облупленного!» — и махнула рукой, давая понять, что объект не стоит обсуждения. А фотокор Василий Жуков подхватил тему: «Говорить он умеет, пудрит мозги Сашка хорошо. Даже лучше, чем секретари райкома. Поэтому и испугались, когда Лукашенко выдвинул свою кандидатуру в Верховный Совет СССР, — послали ходоков к его жене, чтобы та написала жалобу в райком на своего мужа. Что, мол, бегает из семьи к другим женщинам. Даже пачку бумаги и ручки притащили с собой, чтобы времени даром не терять. Только жена отказалась. Галина Родионовна сказала, что в своей семье разберётся сама. И добавила, что отцу своих детей мешать не будет».

Слушала я тогда своих коллег с интересом. И в одном только была убеждена: Александр Григорьевич Лукашенко — человек неординарный.

Что мне в нём нравилось? Многое. И прежде всего — смелость. Вёл он себя так, как считал нужным, не обращая внимания на пересуды, на гнев властей, на условности... Он всё время находился в зоне конфликтов. А может, и сам их провоцировал.

Александр Григорьевич часто выказывал себя преследуемым властями.

Накануне выборов в Верховный Совет БССР секретарь райкома по идеологии Пе-репечина вызвала к себе главного редактора газеты и меня и приказала: «Каждому кандидату в целях создания одинаковых условий дать на страницах газеты одинаковую площадь». Пришёл день, когда надо было верстать газету. Уже были набраны все программы кандидатов, ответственный секретарь сделал макет, где оставил белое пятно: от Лукашенко не поступило никаких материалов, кроме фотографии. Редактор не на шутку испугался. Начал звонить в райком партии. Там отреагировали мгновенно: послали на поиски Лукашенко и его помощников сотрудника, разыскивали по всем возможным телефонам. Без толку. Как сквозь землю провалился. На следующий день читатели были шокированы: гнобят власти нашего Лукашенко! Всего пару строк про него напечатали, действительно, видно, преследуют человека.

Там, где совесть, вырос хрен

Converted 29335.jpg

— Что, ты не слышала про хрен? — рассмеялся Александр Гордеев, возглавлявший земельную службу в районе. — Вот так помощница у Лукашенко — не знает про высказывания своего патрона!

На одном из заседаний Верховного Совета было принято решение: депутаты не имеют права владеть землёй. Кто-то из депутатов обвинил Лукашенко в том, что он вопреки закону землёй владеет. А Лукашенко поправил: мол, опоздали, от земли я давно отказался.

Этот инцидент услышал по радио Гордеев, районный землеуправ. И усомнился в словах депутата Лукашенко. Однако решил, что такой большой человек так искренне врать не будет. Гордеев пересмотрел все деловые бумаги, перекопал горы стенограмм райкомовских заседаний, но заявления от Лукашенко про отказ от земли не нашёл. Гордеев долго колебался, а потом отыскал по телефону Александра Григорьевича в Минске, деликатно попросил оформить письменно отказ от земли. На что Лукашенко ответил: «Знаешь, я не собираюсь от неё отказываться. Мои сыновья растут, уже самостоятельно могут землю обрабатывать, деньги мозолями зарабатывать». Гордеев был обескуражен: «Как вас понимать, Александр Григорьевич? В микрофон на всю республику — одно, а мне — совсем другое. Где же ваша совесть?» Лукашенко рассмеялся в трубку: «Где, Саша, была совесть, там вырос хрен!»

Диагноз — лживость

Converted 29336.jpgНе знаю точно, когда я начала его чувствовать. Скорее всего это итог наших более тесных отношений, которые установились с течением времени. И почувствовала я в Александре Григорьевиче лживость.

— Я сам приду в редакцию в следующую субботу, про всё расскажу. Согласна?

Суббота. Вышла из дому и отправилась в сторону редакции. Неподалёку, метрах в двухстах, — дом Лукашенко. Возле него — правительственная «Волга», на которой теперь ездит депутат Лукашенко. Значит, хозяин дома. Я прибавила шаг. Александр Григорьевич приехал в редакцию минут на двадцать позже. На своей правительственной «Волге». Расстёгивая молнию синего спортивного костюма, сказал:

— Фу, заморился. Приехал в редакцию прямо с поля...

Пустячок, конечно, а неприятно.

Женский вопрос

Converted 29337.jpg
Жена белорусского президента Галина Родионовна Лукашенко еще в 1994 году озадачила общественность совершенно нехарактерным для первых леди поведением — она отказалась переезжать вслед за мужем в столицу, ссылаясь на то, что Сашу все равно больше двух лет нигде не держат, а ради каких-то двух лег хозяйство бросать не стоит. Поэтому в деревне, где она живет, поставили усиленную охрану, и журналистам невозможно туда попасть без специального разрешения из администрации президента.

Несмотря на столь долгое раздельное проживание, Галина Родионовна сохранила добрые чувства к своему мужу. В телефонном разговоре с корреспондентом "Ъ" она отзывалась об Александре Григорьевиче очень тепло.

Соседка Антонина Петровна спрашивает:

— Скажи, чей это такой красивенький мужчина, с которым ты всё к дому подъезжаешь?

Лукашенко, — отвечаю.

— А-а! — кивает соседка. — А живёт ли он со своей женой Галей?

Вопрос, который волнует всех в Шклове. Не сложился семейный дуэт Александра Григорьевича с Галиной Родионовной. Сужу об этом по личным наблюдениям. Лукашенко отдавался амурным приключениям с напором одинокого, тоскующего по любви мужчины. Точно в омут с головой. С надеждой найти наконец счастье. И всякий раз затевал разговоры с женой о разводе. Но она всегда повторяла: «Я без мужа прожить могу, а детям без отца трудно».

Впервые Александр Григорьевич попал в поле зрения сплетниц, когда после окончания пединститута работал лектором шкловской районной организации общества «Знание». Тогда он познакомился с Надеждой Вашкевич. Их отношения стали поводом для сплетен и основанием для вмешательства райкома партии. После срочного заседания РК КПБ молодой лектор, оставив на жену двоих сыновей, отправился служить «сверхсрочную» в погранвойска — замполитом роты. А Надежда Вашкевич, уволившись «по собственному желанию» с должности инструктора орготдела райкома комсомола, обменяла квартиру и с двумя своими детьми переселилась в город Молодечно.

Злые языки утверждали, что после службы в погранвойсках, когда Александр Григорьевич стал руководителем совхоза «Горо-дец», к нему с места его службы Отечеству приехала Надежда Барташ с двумя сыновьями. Александр Григорьевич устроил её на работу в хозяйство. Младшенький сын имел удивительное сходство с директором совхоза, за что сельчане прозвали мальчика Лу-кашком. В скором времени Надежда Барташ вышла замуж за местного жителя и стала Надеждой Гарбузовой. Потом она развелась со своим мужем и, когда Лукашенко стал президентом Республики Беларусь, перебралась в Минск, возглавив пригородное хозяйство «Атолино».

Меня с Галиной Родионовной Лукашенко познакомила моя дочь Валентина. Галина Родионовна работает в детском саду. Часто, когда я заходила за дочерью в садик, видела такую картину: Галина Родионовна сидит в окружении детей, а Валентина играет с её волосами, обнимает, гладит воспитательницу. Помню, накануне президентских выборов я, как всегда, зашла за дочкой. Спросила Галину Родионовну:

— И что, в Минск к нему не поедешь, если вдруг победит на выборах?

— Не поеду. — Она будто боднула головой. — Там женская элита вся расфуфыренная, будет наблюдать за каждым шагом провинциалки, будут сплетничать.

На эту тему мы говорили с ней снова в первые месяцы президентства Лукашенко. «Меня туда никто не зовёт», — простодушно ответила жена президента.

Галину Родионовну сейчас окружили вниманием на районно-областном уровне. Её приглашают в качестве почётного гостя на все мало-мальски значимые мероприятия. Фамилия Лукашенко даёт ей право заседать в президиумах. Редко теперь она ходит пешком: председатель райисполкома Лавренков специально под её рабочий график планирует свой служебный «джип». Она и сама научилась водить машину. Когда сдавала экзамены на получение прав, милиционеры были добры и так раздвинули ограничители, имитирующие узкую дорогу, что между ними впору было развернуться...

Галина Родионовна, судя по всему, очень довольна своей жизнью.

Converted 29338.jpg

Дом, в котором живет супруга президента

Обыкновенный президент

— Всё, п...ц настал Лукашенко, — зло сказала Алла Коноплёва, супруга руководителя предвыборного штаба. — Как тот воробей попал в когти этой пройдисветки! Авторитет погубит.

На дворе кипело лето 1994 года. Шклов-щина лихорадочно добирала голоса для регистрации кандидатом в президенты Республики Беларусь Александра Григорьевича Лукашенко. Каждый день с самого утра под командой Владимира Коноплёва от универмага отъезжали автобусы с «добровольцами» — сборщиками подписей.

— Я чуть не обалдела, — продолжает Алла Коноплёва, — когда среди добровольцев увидела Ларису Маськову Ни стыда у бабы, ни совести. И дочку с собой притащила — голоса для Саши собирать.

— А Лукашенко как реагирует? — спрашиваю я.

— Не представляет, наверное, пикантности ситуации. И не слушает никого. Летит как на крыльях к ней и машину не прячет — всю ночь стоит машина под её окнами. И в магазин к ней наведывается. Хотя бы конспирацию соблюдал. И это теперь, когда в такую игру ввязался! Эта стерва может всё сорвать.

— Так, может, он любит её? — чисто по-женски спросила я.

— Чума их знает, — ответила Алла. — Взял бы да перешёл к Лариске.

— Как будто сама не знаешь — Галя не идёт на развод. Но почему он сам не подаст заявление о разводе?

— Потому что имидж свой не хочет портить. Одно дело, когда жена с ним разводится, и совсем другое, когда он с ней. Скандал будет на всю республику.

И тогда я окончательно поняла: он о-бык-но-венный. И такой же бабник, как многие мужики.

Президентский выезд

Помню, как Александр Григорьевич выезжал из своего сельского дома президентом. Я как раз шла на обед, коща услышала завывание милицейских машин. Подняла голову. Из переулка, где жил Лукашенко, выезжал кортеж. Первой медленно двигалась милицейская легковушка, другой, личной, рулил Владимир Коноплёв. Рядом с ним сидел Александр Лукашенко в знакомом синем спортивном костюме, сзади — сыновья Витя и Дима. Замыкала эскорт райкомовская «Волга».

Я остановилась и внимательно вглядывалась в коноплёвскую машину. Александр Григорьевич меня не мог не видеть: сидит, высоко и прямо глядя перед собой. Он не поздоровался со мной. Не кивнул. Он стал президентом.