Допросы свидетелей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Допросы свидетелей

Оригинал этого материала
© "Стрингер", origindate::05.05.2004

Когда описывали труп Старовойтовой, людям становилось плохо

Алексей Лейн

Весь апрель в Городском суде Санкт-Петербурга продолжалось рассмотрение так называемого дела убитой 20 ноября 1998 года депутата Госдумы Галины Старовойтовой. Вместе с депутатом был ранен ее помощник, журналист Руслан Линьков. На скамье подсудимых - Юрий Колчин (по кличке Юра Брянский) - бывший сотрудник ГРУ, а так же Алексей Воронин, Юрий Ионов, Виталий Акишин, Игорь Лелявин и ранее судимый Игорь Краснов. Все подсудимые уроженцы города Дядьково Брянской области. Еще четверо предполагаемых преступников объявлены в розыск. Пятеро из обвиняемых не признают свою вину. Воронин признал ее частично. В связи со слушанием этого дела в здании на Фонтанке предпринимаются особые. Шестерых обвиняемых в убийстве Галины Старовойтовой охраняют до полувзвода работников ОМОНА и милиционеров. Это не считая судебных приставов. Видеосъемка запрещена, однако, пишущую прессу пускают.

Стоит отметить, что не только защита, но и присутствующее на процессе наблюдатели пока что находятся в некотором недоумении. Последовательность вызова свидетелей остается не вполне понятной. Из показаний допрошенных в ходе судебного следствия пока не складывается стройной версии убийства.

Некоторые из свидетелей пребывают в уверенности - убийство Галины Васильевны исключительно политическое. Один из помощников Старовойтовой на судебном заседании рассказал не только о последних часах Галины Васильевны в Москве, но и о постоянных угрозах убийством в адрес депутата. По его словам, Галина Васильевна их всеръез не воспринимала, мол, мало ли психически больных людей вне стен стационара пребывают? Она не верила даже в реальность угроз, исходящие из криминальных структур, связанных с одной их политических партий и двумя представителями преступной группировки.

Сразу после возобновления судебного процесса (первое заседание состоялось еще в феврале) подсудимые пожаловались на морально-психологическое давление, которое оказывается на них в следственном изоляторе ФСБ. Оно заключается в физическом применении наручников. В них обвиняемых водят внутри тюрьмы. Один из находящихся на скамье подсудимых Юрий Колчин считает, что цель этого состоит в даче признательных показаний в суде. Это же было и на предварительном следствии. "В отношении нас допускается настоящий произвол", - присоединились к Колчину подельники Виталий Акишин и Игорь Лелявин. По словам последнего, сотрудники ФСБ и тюремщики, постоянно требуют от него «какие-то показания на Колчина и на какого-то депутата». Один из представителей защиты сообщил, что в материалах дела есть указания начальника следственного изолятора УФСБ о применении в отношении подсудимых спецсредств, так как они якобы готовят побег с захватом заложников. По словам адвоката Сандалина, к нему впервые за многолетнюю практику приводят клиента в наручниках. Однако председательствующая на процессе Валентина Кудряшова приняла решение отклонить жалобу обвиняемых. По закону ее должен рассматривать Дзержинский Федеральный суд Центрального района Петербурга.

В ходе первого в апреле заседания были допрошены три свидетеля - водитель смольнинской автобазы, возивший Галину Васильевну вместе с помощником Русланом Линьковым домой в день убийства, помощник Старовойтовой работавший с ней в Москве. Он заявил, что перед судом предстали люди совершившие политическое убийство и призвал их покаяться. Другой свидетель молодой человек С., уже находящийся «в местах не столь отдаленных» на предварительном следствии опознал пистолет-пулемет "Агран -2000", найденный на мете происшествия. Правда теперь С. не был столь уверен в том, что именно из этого оружия была убита депутат Госдумы. В связи с этим один из адвокатов обратился с ходатайством исключить его показания из материалов уголовного дела. Еще один свидетель рассказывал об испытаниях этого автомата. Как ни странно, оружие испытывалось в сауне, расположенной почти в центре города, на Каменном острове там же находятся правительственные резиденции. В дверь бани была дана очередь и одиночный выстрел. Позже эксперты - криминалисты извлекли из нее пули.

На следующем заседании суда один из бывших сотрудников Петроградского телефонного узла признался в том, что помог злоумышленникам найти распределительный телефонный шкаф на Большой Морской 35, где располагалась петербургская приемная Старовойтовой. Вообще планы у некоего Сергея, попросившего кабельщика-спайшика об услуге были грандиозные. С целью несанкционированного прослушивания телефонных переговоров он хотел знать не только где располагается все подобное оборудование в нашем городе, и иметь от него ключи. В Петроградском телефонном узле, который обслуживал в 1998 году еще и Приморский и Василеостровский районы, это обошлось сравнительно недорого - примерно 1000 рублей. Как обстояло дело в других местах осталось неизвестным. Сергей до сих пор находится розыске.

Свидетель Р. сдавал свою квартиру двум петербуржцам. Видел он их два раза в жизни. Когда квартиросъемщики въезжали и выезжали. Один из них подсудимый Алексей Воронин. Адвокаты и обвиняемые очень долго допрашивали Р. на предмет планировки его однокомнатной квартиры на Канонерской улице. Где именно какая мебель стояла в комнате и на кухне? Можно ли было из кухни видеть все, что происходит в комнате? В результате по просьбе адвоката, несмотря на возражения представителей прокуратуры Р. начертил план своей квартиры.

Свидетель В. также отбывает наказание в одном из мест лишения свободы в Вологодской области. В начале допроса он сказал: «Я без содрогания не могу слышать об этом деле. В Вологодской тюрьме была устроена такая провокация, что я уже не думал, что с вами встречусь». Кроме того, В. заявил, что во время предварительного следствия на него оказывалось давление. В свое время он работал курьером в фирме «Статус-кво» имевшей отношение к охранному предприятию «Святой Благоверный князь Александр Невский», сотрудниками которого были обвиняемые. В оглашенных показания умершего в 2003 году Альберта Измайлова говорилось о незаконной деятельности одного из обвиняемых - Юрия Колчина, который был причастен «крышеванию», которым занималась эта охранная контора. С этой же фирмой, согласно показаниям Измайлова, связан бывший депутат Госдумы от ЛДПР Михаил Глущенко. Если верить показаниям покойного на предварительном следствии, Колчин был введен Михаилом Глущенко в состав фирмы «Фургон» в качестве начальника охраны и впоследствии вымогал деньги у руководства этого предприятия.

Муж и жена, бывшие соседи Галины Васильевны по лестничной площадке рассказали о том, как в роковой вечер 20 ноября 1998 года в их квартиру позвонил раненый помощник депутата Государственной Думы Руслан Линьков с просьбой о помощи. В этот момент свидетель курил на кухне, ранее он услышал три хлопка двери подъезда и «заметил во дворе корпус бегущего человека», но, как водится, не подумал ничего плохого.

Следует признать, что потерпевшему повезло - сосед Старовойтовой оказался врачом, судебно-медицинским экспертом. Именно он смог оказать первую помощь несчастному - наложить тампон и повязку на лоскутную рану на голове. Спустившись на один пролет вниз, врач-сосед констатировал смерть Галины Васильевны. А когда поднимался обратно, то чуть не наступил на валявшийся на плохо освещенных ступенях лестницы автомат «Агран». При этом он обратил внимание на деревянный клин у рожка оружия. Ранее свидетель видел такой автомат только на фото, но в силу профессиональных обязанностей интересовался огнестрельным оружием и смог его узнать. По его словам, Руслан Линьков находился в шоковом состоянии, был возбужден, все время повторял «Старовойтова, Старовойтова… Что с ней?».

Далее в 36-м зале городского суда наступило «зрелище не для слабонервных».

Представитель прокуратуры огласил протокол осмотра места прошествия и трупа. Слава Богу, что в тот момент в зале не было никого из близких погибшей. Этот документ изобилует натуралистическими подробностями, например «вытекающее из раны бесструктурное мозговое вещество». Кроме того, здесь содержится описание всех вещей надетых на покойной в день трагедии. Как следует из протокола осмотра, в Старовойтову попали четыре пули, в Линькова две. Еще из оглашенных материалов следует, что первый звонок в милицию Руслан сделал самостоятельно по мобильному телефону. Потом в дежурной службе ГУВД были зарегистрированы обращения из соседних квартир. Далее с помощью взявшей след служебно-розыскной собаки оперативникам удалось обнаружить под колесом стоящего во дворе «Мерседеса» пистолет «Беретта-Гордоне» итальянского производства.

Последнее в апреле заседание отличалось повышенной нервозностью. Еще в самом его начале один из подсудимых и адвокат потерпевших обменялись «любезностями»:

- Да вы не орите!

- Закройте рот!

Первым был допрошен свидетель П., который арендовал здание на улице Демьяна Бедного, где располагалось ОП «Святой Благоверный Князь Александр Невский. П. был ответственным секретарем ЛДПР по Санкт-Петербургу и являлся помощником депутата Госдумы Михаила Глущенко. Подсудимый Юрий Колчин стал ему, как лидер Партии духовного возрождения России. Хорошим отношениям свидетеля и подсудимого способствовало изобилие икон в партийном офисе. П. воспринимал Колчина как истинно-православного человека и охарактеризовал его исключительно положительно. Еще один допрошенный судом свидетель К. находится в местах лишения свободы. Перед допросом К. потребовал удаления из зала суда журналистов, чтобы последние не услышали его установочных данных, но после того, как один из подсудимых выкрикнул фамилию свидетеля, требование было снято. Зимой 2002 года К., находясь в следственном изоляторе ФСБ, слышал переговоры между подсудимыми Алексеем Ворониным и Игорем Лелявиным. К. находился в тюрьме на Шпалерной, будучи якобы причастным к убийству вице-губернатора Санкт-Петербурга Михаила Маневича. По его словам, переговоры между находящимися в соседних камерах подсудимыми шли несколько часов. В их ходе Лелявин просил Воронина не давать на него показаний, кроме того, в ходе разговора речь шла об уничтожении каких-то вещей находившихся в квартире, которую снимали подсудимые.

Лелявина назвал К. стукачем, подсаженным в его камеру сотрудниками ФСБ. Из реплик другого подсудимого - Игоря Краснова следует что К. был с ним в одной палате в тюремной больнице. По ходатайству представителей государственного обвинения председательствующая на процессе Валентина Кудряшова обязала к принудительному приводу в зал заседания четырех свидетелей уклоняющихся от явки.

Всего по делу должно быть допрошено 60 свидетелей обвинения и 10 свидетелей защиты. По оценкам адвокатов подсудимых процесс может продолжаться до осени.