Дорогая Фемида

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Россияне ежегодно тратят на взятки в судах $210 млн

Астрономической суммы в $210 млн достигает ежегодный объем взяток в российских судах. Такую статистику приводит в своем ежегодном докладе «О положении с коррупцией в мире за 2007 год», опубликованном в четверг, международная организация по противодействию коррупции Transparency International. Эту сумму удалось вычислить, проанализировав научные публикации и газетные статьи. Судьи, с которыми удалось связаться корреспондентам «Газеты», называют цифры доклада крайне завышенными и обвиняют в неблаговидной статистике нечистоплотных адвокатов.

$210 млн только выглядят громадной суммой. В то же время по объему взяток Россия не на первом месте. Авторы коррупционного доклада указывают, что в Молдавии, Марокко, Перу, Тайване и Венесуэле каждая третья семья добивалась «справедливого» судебного решения, только передав судье конвертик с деньгами. В Пакистане жертвами судебной коррупции вообще стали 96% граждан.

Эксперты обвиняют вилку

В докладе указывается, что чаще всего судьи берут деньги за ускорение или замедление хода процесса, удовлетворение или отказ в удовлетворении апелляций, оказание влияния на других судей или просто за нужный приговор. От международных стандартов в России отходят в том числе и из-за постоянного давления, которое оказывают как чиновники, так и бизнесмены. В результате судьи вынуждены выносить решения в интересах влиятельных сил.

Но Россия не одинока. Авторы доклада указывают, что с похожими проблемами, к примеру, сталкивается и Аргентина, где также усиливается давление властей на суды.

«Наибольшие суммы вращаются в арбитражах, где спорят хозяйствующие субъекты. В то же время по объему взяток лидируют, конечно, гражданские и уголовные дела. Самые высокие «гонорары» получают судьи высшей инстанции, чье решение уже нельзя опротестовать, кроме как на международном уровне. Притом уровень коррупции в Москве и Санкт-Петербурге гораздо выше, чем, к примеру, в Самаре или Екатеринбурге», — заявила корреспонденту «Газеты» гендиректор центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл — Р» Елена Панфилова. При этом она отмечает, что взяточничество в судебных кругах — закрытая тема. Факт подкупа становится известным только тогда, когда одна из сторон остается в итоге недовольной. По словам Панфиловой, чаще всего это происходит, когда судья принял крупную взятку (от $100 тысяч), а «слово не сдержал».

Панфилова считает, что столь высокий объем взяток в России существует из-за вилки в сроках, которые судья может назначить обвиняемому.

Судьи обвиняют адвокатов

Cудьи, опрошенные «Газетой», считают результаты исследования спорными, а указанный объем взяток — нереальным. «Ни один судья ни за какие деньги не станет черное называть белым! — заявил корреспонденту «Газеты» действующий судья, пожелавший остаться анонимным. — Каждый из нас знает, что в случае пересмотра дела судом высшей инстанции приговор будет вынесен, а сам судья опозорен. Что же касается тюремных сроков, на которые, казалось бы, может повлиять судья, то нужно заметить, что по каждому типу дел существует судебная практика. И отойти от нее мы просто не имеем права».

Собеседник корреспондента «Газеты» считает, что тень на судебную систему в большинстве случаев бросают нечистоплотные адвокаты, которые под предлогом подкупа судьи вымогают из своих клиентов деньги. «Поверьте мне, адвокаты тоже очень боятся сесть в тюрьму за мошенничество или быть дискредитироваными. Я знаю немало примеров, когда юристы заставляли своих клиентов продавать квартиры и машины, хотя знали, что на самом деле уже ничем не смогут им помочь», — сообщил судья.

Георгий Сатаров, президент фонда «Индем», сомневается в репутации судебного корпуса.

«Не наблюдается никаких факторов, которые способствовали бы снижению размера взяток судьям, — признался Сатаров. — Естественная природа этого явления — рост. Я могу судить о тенденциях только на основании наших исследований, а последнее проходило в 2005 году, и на тот момент средняя взятка по России достигала 10 тысяч рублей».

Адвокаты обвиняют круговую поруку

«То, что коррупция в наших судах есть, это бесспорно, — сказал корреспонденту «Газеты» адвокат Игорь Трунов. — Но она отличается от общемировой». По словам защитника, российская судебная система «изобретает все новые и новые способы выманивать у людей деньги». Например, судьи теперь «берут деньги за то, чтобы дело было рассмотрено как можно быстрее». «Люди сидят в следственных изоляторах и год, и два, и три. Это определенного рода пытка», — отметил Трунов. По словам адвоката, попав в такие условия, арестант и его родственники доходят до такого состояния, что вынуждены сами предлагать взятки. А их берут практически за все: за то, чтобы был вынесен приговор, не связанный с лишением свободы, за более мягкое наказание, за изменение меры пресечения и за срок, который укладывается в тот, что был отбыт подсудимым на следствии и в ходе судебного разбирательства. Суммы взяток сильно варьируются. «Никто не скажет вам точных расценок. Все индивидуально. Если это магнат — это одно, а если человек, который стащил несколько досок от забора, — это другое», — пояснил Трунов. По его словам, соглашаясь принять взятку, судья будет прежде всего исходить из того, «насколько серьезное преступление вменяется подсудимому и каковы будут последствия для судьи, если этот человек, например, в случае освобождения скроется». Отсутствие громких скандалов вокруг конкретных судей-взяточников адвокат Трунов объясняет судейской солидарностью: «Cистема привлечения к уголовной ответственности судьи довольно сложна». Если вы решитесь кого-то обвинить, то довольно просто напороться на иск о защите чести и достоинства. «Адвокаты знают это как никто другой, — заметил Трунов. — Даже если у защитника будет запись того, как судье передают взятку, то ее признают недопустимым доказательством, поскольку для того, чтобы осуществлять сбор доказательств в отношении судьи, необходимо сперва получить решение квалификационной коллегии судей. Вероятность же получить такое решение ничтожно мала, поскольку квалификационную коллегию часто используют как рычаг для внутренних кадровых чисток». Адвокат Андрей Князевсогласен с коллегой. «Адвокаты не сообщают о таких случаях, так как боятся потерять работу, — сказал он корреспонденту «Газеты». — И хоть взятка — нечестное действие, адвокат действует в интересах клиента». Князев заверил, что четких тарифов за помощь судей «не существует». «Лично я знаю, что суммы могут достигать $200-300 тысяч за освобождение из-под стражи», — сказал юрист. По его словам, в гражданских и уголовных процессах у судей существует множество возможностей для получения взятки. Там берут деньги за то, чтобы наложить на имущество фирмы или гражданина арест, или, наоборот, за то, чтобы не применять таких мер. За то, чтобы удовлетворить исковые требования или взыскать с ответчика определенную сумму. По мнению адвоката Генриха Падвы, уровень коррупции в российской судебной системе достиг чудовищного уровня. «Лично я, слава богу, взяток никогда не давал и с судьями не разговаривал на эту тему, — отметил в интервью корреспонденту «Газеты» защитник. — Но такие факты мне известны. Я знаю это по рассказам своих клиентов». По мнению Падвы, особое возмущение вызывает тот факт, что деньги берут и за то, чтобы упечь человека за решетку. «Таких случаев до сих пор полно не только в судах, но и вообще в правоохранительных органах», — отметил юрист.

Политики уповают на россиян

Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному

законодательству, настроен более оптимистично. «Не уверен, что цифра $210 млн верная, — заявил он корреспонденту «Газеты». — Передача денег происходит всегда тайно. Кто их сосчитал? Одно могу сказать: основная масса судейского корпуса — честные люди, они точно так же живут в стареньких квартирах и разъезжают на стареньких автомобилях. Но, конечно, есть те, кто ведет себя ужасно, и мы видим с вами именно их. Когда суд проходит честно, никакого шума вокруг него не поднимается».

Главу комитета Госдумы по законодательству утешает и общий рост правовой сознательности россиян. «Растет число обращений в суд со стороны простых людей, значит, они доверяют судьям, — сказал Крашенинников. — Коррупция — это болезнь нашего общества, и она поддается лечению, успехи уже есть».

Можно ли победить коррупцию в судах?

Игорь Трунов, адвокат:

Нужен комплекс мер, потому что у сложных проблем не бывает простых решений. По-моему, сейчас у нас перегнули с независимостью судов! Жалобы на судей никуда не доходят, а институт квалификационной комиссии работает только в рамках кадровых перестановок управления вертикали власти в судебной системе. Поэтому нужно реформировать систему привлечения к ответственности, потому что сейчас судьи с большим перегибом пользуются своим иммунитетом. Естественно, что судья — это госчиновник, и сделать судебную систему некоррумпированной при том, что все ведомства коррумпированы до безобразия, абсолютно нереально. Что же, судьи у нас будут честными, а остальные будут продолжать брать взятки. Так не бывает. Этот комплекс мер должен быть направлен на всю госмашину.

Никита Белых, лидер СПС:

Нужно развивать систему судов присяжных. Судебная система не должна быть той закрытой и заскорузлой кастой, какой является сейчас. И главное, судьями должны быть не просто люди, обладающие профессиональными знаниями, но и пользующиеся доверием общества.

Александр Гуров, член комитета Госдумы по безопасности (фракция «Единая Россия»):

Если взять и сказать: «А давайте-ка возьмем и победим коррупцию в судах!» — то ничего не получится. Это явление проникло во все поры нашего общества. Это же не только примитивные взятки, но и все формы разложения чиновничьего аппарата; существуют десятки и сотни форм коррупции. И вот когда население кричит: «Сажай взяточника, ату его!» — то почему-то забывает про себя и про то, что не один только коррупционер виноват. Могу привести статистику: из 100 задержанных сотрудниками ГИБДД водителей лишь в пяти случаях ими вымогалась взятка. А 95% умоляли взять деньги, чтобы им не ходить в сберкассу и прочее. Так что это проблема и экономическая, и политическая, и нравственная, и идеолого-правовая. Примечательно, что коррупцию еще никто и нигде не победил как явление, просто в одной стране ее больше, а в другой — меньше. Но надо, чтобы государство, не надорвавшись, как в свое время СССР, отдало свои 5,5 тысячи функций (скажем, общественным организациям), и просто минимизировать и упростить их. Чтобы не было чиновничьего произвола! Нужен и закон о коррупции, хотя он не даст большого эффекта, нужна административная и кадровая политика. Но на все нужно время. Разворовать можно ворохами, но крохами не соберешь! А само население готово к борьбе с этим злом? Бабка Маня как переходила дорогу в неположенном месте дорогу, так и переходит! А свалки мусора в Подмосковье… В суд никто не хочет идти, а подмазывать все готовы.

Нодар Канчели, конструктор:

Да, вопрос глобальный. В России сплошное воровство и невыполнение законов, и главной задачей для страны является избавление от этого. В Европе в средние века за воровство просто отрубали руку, и через короткое время воровство вообще прекратилось! Да, я сталкивался с нашей судебной системой, но был всего на одном суде, когда сказали, что все не доказано. Так что я не имею большого опыта, а вы, наверное, думали, что я, как хороший уголовник, знаю абсолютно все. Но все знают, что если где-то наверху сидит большой чиновник со звездами и кого-то обличает, а, допустим, я внизу даю кому-то взятку, то этот большой тоже становится богаче. Уровень отстегивает следующему уровню. Все этим пронизано, и, говорят, за границей тоже. Правда, там законы жестче. За то зло, которое у нас сейчас все разъело, должно быть самое серьезное наказание!

Оригинал материала

http://www.gzt.ru/incident/2007/05/24/220210.html

"Газета" от origindate::25.05.07