Дорога украденного нефтяника

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кукура украл $10 млн., но кинул своих сообщников

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::07.08.2003

Дорога украденного нефтяника. Смоленские спецслужбы нашли возможную причину похищения Сергея Кукуры

Александр Шварев

Converted 14812.gifЭпопея с расследованием похищения вице-президента ЛУКОЙЛа Сергея Кукуры получила новое развитие. Прокуратура Подмосковья настаивает, что дело по-прежнему не раскрыто, но смоленские спецслужбы выясняют по нему все более скандальные подробности. Как уже сообщала наша газета (см. «Время новостей» от 15 июля 2003 года), недавно был арестован один из организаторов нападения и установлены все участники. А на днях, по нашим данным, следователи установили и возможный мотив похищения. По этой версии, вице-президент ЛУКОЙЛа мог пострадать в результате участия своей компании в строительстве Старой Смоленской дороги. Она должна была возводиться на средства, выделенные в том числе и ЛУКОЙЛом, но большая часть денег загадочно исчезла.

Еще в середине 1990-х годов власти Смоленской области и Федеральный дорожный фонд (ФДФ) решили возвести современную трассу Вязьма--Дорогобуж--Кардымово--Смоленск (Старая Смоленская дорога). Она понадобилась, поскольку ФДФ запланировал ввести на одном участке магистрали Москва--Минск плату за проезд. Но брать деньги с водителей в отсутствие объездного пути закон запрещает -- таким путем и должна была стать Старая Смоленская дорога. У ФДФ средств на строительство не нашлось, и проект застопорился. Выход подсказал Александр Бубнов -- совладелец ОАО «Нефтяной дом-холдинг» и бывший советник по экономическим вопросам губернатора Александра Прохорова. Бубнов предложил наладить строительство трассы при помощи нефтяников и системы взаимозачетов. К тому времени ЛУКОЙЛ задолжал ФДФ более 250 млн рублей, но деньги не отдавал. Взамен компания, по информации спецслужб, была готова предоставить фонду топливо, но ФДФ по закону может принимать платежи только реальными деньгами. После долгих согласований было решено применить такую схему: по документам будет значиться, что ЛУКОЙЛ долги фонду выплатил, а реально компания пустит средства напрямую на строительство Старой Смоленской дороги.

В результате все бумаги были оформлены так: ЛУКОЙЛ получил в банке кредит на 250 млн рублей и отдал его ФДФ. Фонд, в свою очередь, перечислил их гензаказчику строительства дороги -- «Смоленскавтодору», а тот перевел деньги генподрядчику -- Вяземскому государственному дорожно-строительному управлению (ГДРСУ). Последняя структура направила деньги двум близким ЛУКОЙЛу фирмам -- «Алькорта» и «Венор». Получилось, что ЛУКОЙЛ официально все долги перед ФДФ погасил, а деньги вернулись к нему назад. Взамен компания должна была через «Алькорт» и «Венор» выделить на ту же сумму топливо и оборудование для строительства дороги. Но в итоге строителям топлива и техники поступило намного меньше, чем предполагалось, да и те были расхищены. Выяснить, сам ли ЛУКОЙЛ ничего не отдал или средства «прибрали к рукам» менеджеры «Алькорта» и «Венора», следователи точно не смогли.

Аферы при возведении трассы заинтересовали прокуратуру Смоленской области, которая возбудила дело по фактам хищения 274 млн рублей. Был арестован Александр Бубнов, ряд руководителей строительных предприятий, вице-губернатора Юрия Балбышкина объявили в розыск, а самого Александра Прохорова не раз допрашивали. Позже расследование взяло к себе управление Генпрокуратуры по Центральному федеральному округу (ЦФО). Там от претензий к гг. Бубнову и Балбышкину отказались, зато этой зимой предъявили обвинения Александру Прохорову (к тому времени он уже лишился поста губернатора).

По информации смоленских спецслужб, в конце 2001 -- начале 2002 года некоторые местные руководители почему-то посчитали, что якобы существовала некая договоренность, по которой чиновники не замечают, что в область так и не поступили реальные средства для строительства трассы, а взамен лично получают половину от похищенной суммы -- чуть более 5 млн долларов. При этом будто бы смоленские чины «назначили» виновным в том, что им не достались обещанные миллионы, Сергея Кукуру. В поисках путей для «выбивания» долга они вышли на одного из смоленских авторитетов, Владимира Винокурова, по кличке Винокур.

По данным смоленских спецслужб, Винокур некогда служил в особом подразделении российской армии и там сдружился с одним из будущих сотрудников службы безопасности (СБ) ЛУКОЙЛа. Через армейского друга Винокур выяснил подробности о жизни нефтяника, потом вызвал двух подчиненных -- Юрия Стаценко (Стец) и Игоря Рябоконя (Гаррис) и, передав сведения о Кукуре, приказал его похитить для получения выкупа. Поскольку Рябоконь только вышел из тюрьмы, основную работу взял на себя Стец. 12 сентября 2002 года шесть боевиков Стаценко в масках и с оружием остановили в поселке Внуково лимузин, где были сам Кукура, его водитель и охранник. (За операцией Стец наблюдал со стороны в бинокль.) Всем им вкололи снотворное. Потом телохранителя и шофера бросили в лесу, а Кукуру пересадили в «Волгу» и, сменив несколько машин, привезли в поселок Шабель Хиславичевского района Смоленской области.

Как позже признался на допросах Стец, с Кукурой они обращались неплохо -- хоть и держали на его голове мешок, но хорошо кормили и поили кагором и водкой. Бандиты даже по-дружески называли жертву Петровичем. Вскоре Рябоконь вызвал своего родственника из Крыма и, выделив ему пять мобильных телефонов (каждый после использования выбрасывался в реку), попросил позвонить человеку, имевшему доступ к главе ЛУКОЙЛа Вагиту Алекперову. Руководству компании была названа сумма выкупа -- 3 млн долларов и 3 млн евро. Это были как раз те деньги, которые, по мнению смоленских чинов, им якобы «задолжал» Кукура плюс набежавшие проценты.

По данным смоленских спецслужб, в итоге было решено за Кукуру выплатить выкуп около 4,5 млн долларов, а передать деньги взялась одна из спецслужб. Вскоре Кукура действительно вернулся домой. Но, как считают сыщики, выкуп за него бандиты так и не получили. Когда деньги уже оказались у спецслужбы, Рябоконь и Стаценко сами, испугавшись поднятого в СМИ шума, решили отпустить бизнесмена. По этой версии, Винокур через друга из СБ ЛУКОЙЛа узнал, что выкуп уплачен и, понятно, потребовал деньги от Рябоконя и Стаценко. Но те уверяли, что ничего не получили. Винокуров решил, что подчиненные его обманули, и приказал их убить, но те сыграли на опережение. 11 октября Стец и Гаррис расстреляли Винокурова на окраине Смоленска. После этого Стаценко, Рябоконь и шесть похитителей Кукуры решили на время спрятаться.

Мособлпрокуратура, которая сейчас занимается «делом Кукуры», ко всем этим фактам и выводам относится скептически. Недавно ее представители специально отметили, что в рамках официального расследования обвинение никому не предъявлено. Хотя установили эти факты именно смоленские спецслужбы. Расследуя ряд убийств -- главы завода по огранке алмазов «Кристалл» Александра Шкадова, известных смоленских бизнесменов братьев Сергея и Константина Колесниковых, авторитета Тиграна Петросяна и т.д., -- следователи выяснили, что стоял за этими преступлениями Винокур, а одними из исполнителей были Стаценко и Рябоконь.

История с похищением Кукуры всплыла попутно. Смоленские следователи начали поиски Стаценко и его команды, но, по их рассказам, некая структура, не имеющая отношения ни к госорганам, ни к мафии, почти всегда на шаг их опережала. Эта загадочная структура, как признался на допросах в Смоленской прокуратуре сам Стец, сумела схватить Рябоконя. Тот сразу перезвонил Стаценко и предложил встретиться в Москве у Центрального телеграфа. Стец, почуяв неладное, надел парик и женское платье (его внешность позволяет такое преображение) и приехал. По признанию авторитета, там он застал «сильно помятого Рябоконя, вокруг которого ходило с десяток крепких ребят». Стец тут же уехал, а Рябоконя после этого никто живым уже не видел.

Нашли Стеца смоленские сыщики 12 июня этого года в Дмитровском районе Подмосковья. Он был этапирован в Смоленск и сразу признался в похищении Кукуры и дал другие интересные показания. К общению со Стецом была привлечена Мособлпрокуратура, которая вскоре заявила, что его показания не подтверждаются, и снова приостановила расследование «дела Кукуры». «Стец указал дом, где держали заложника, который сам Кукура опознал (позже это здание кто-то сжег. -- Ред.), -- заявил наш источник в смоленских спецслужбах. -- Стец рассказал все детали похищения до мельчайших подробностей, в том числе указал место, где было спрятано оружие, отнятое при нападении у охранника Кукуры. Никто, кроме похитителей, таких вещей знать не мог. Но Мособлпрокуратура этого упорно не хочет замечать. Более того, после общения с ее представителями Стец почему-то отказался от первых показаний. Пока нам оказывает помощь в расследовании только Главное управление МВД по ЦФО. Именно благодаря его сотрудникам и удалось задержать Стаценко и добиться сдвигов в раскрытии ряда резонансных преступлений». Сейчас Стец содержится под усиленной охраной. Появилась информация, что его могут отравить через тюремную пищу, и следователи согласились, чтобы авторитету приносили еду родственники. Поиски остальных участников похищения Кукуры продолжаются.

В пресс-службе ГУ МВД по ЦФО от комментариев пока воздержались, сославшись на тайну следствия. «Как я знаю, по делу о Старой Смоленской дороги официально претензий к ЛУКОЙЛу нет, -- заявил нам представитель пресс-службы компании Михаил Михайлов. -- Что касается связи этой истории с похищением, то я не могу комментировать версии следствия. Как я знаю, следствие не связывало похищение со строительством Старой Смоленской дороги».