Дорогие мои "москвичи"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дорогие мои "москвичи" Московский арбитражный суд ввел процедуру наблюдения на заводе "Москвич". Это первый российский автозавод, попавший под банкротство

"Если бы не он, все Печатники накрыло бы фекалиями.

Мы идем по прессово-кузовному цеху вместе с председателем заводского профсоюза Виктором Черновым. В цехе сыро и темно. Видно плохо. Вдруг врубают электричество. Застывшая в кубометрах пространства исполинская техника при полнейшем безлюдье.
ЭЛЕКТРИЧЕСКАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ 
- Ведь говорили, на заводе электричества нет уже два года?
Мне объясняют удивительное. По случайности на территории предприятия расположилась канализационная станция. Если два раза в сутки не включать свет, оно зальет насос, и изрядный кусок Москвы начнет дурно пахнуть. Потому-то на завод посажен специальный человек от "Мосэнерго", который смотрит, чтобы не перехлестнуло через край. Утром и вечером человек на два часа поднимает рубильник.
- А вы думали, они включают, чтобы мы машины делали? - язвит Чернов.
В любом случае спасибо доброму энергетику. Дал рассмотреть завод.
Признаться, я ожидал худшего. Очень много было написано о сгнивших стендах "Москвича", затопленных водой корпусах и крысах, удовольствия ради перегрызающих электрокабели.
Вода с крыши течет - это правда. И батареи лопнули - трудно было ожидать другого после двух зим без электричества и тепла. Но оборудование в целости. По крайней мере, на первый взгляд. Конвейерные нитки в механосборочном цехе ничем не хуже, чем на ВАЗе. Был, знаю. Только "крабы" подкрасить желтым. Немецкие прессы едва ли не в масле.
Александр Денисов, и.о. директора прессово-кузовного производства, говорит, что прессы выработали свой ресурс только на четверть. "Точно на таких же работает "Рено" в Бельгии", - поддакивает Чернов.
Он ведет меня дальше, в помещение, которое когда-то именовалось салон-магазином. Пусто. Если не считать раздолбленного электромобиля. Одна из последних разработок. 10 часов от комнатной розетки - 100 км пробега.
Чернов густо матерится, вспоминая, как судебные приставы описывали имущество, вывозили эксклюзивные модели, чтобы потом продать за 20 процентов от их реальной стоимости.
"Не надо объяснять, кому в карман пошла разница", - рычит профсоюзник.
Так продали полноприводные пикапы - для военных и медицинский.
Уникальную машину для безногих. "Князя Владимира" с мониторами в подголовниках.
Спустя время приставы, словно издеваясь, именно на этой машине приехали описывать заводской музей, коллекцию которого собирали 73 года, - столько существует завод.
Музей с трудом удалось отстоять. Экспонаты вернули, но наложили арест.
Сопротивляться судебным решениям у "Москвича" не получается. Все юристы давно ушли с предприятия.
Недавно на заводе закончила технический аудит комиссия из представителей Минавтотранса и профильных НИИ. Вывод: технологическая цепочка сохранена, завод готов к запуску.
Кому и зачем надо было убеждать публику в том, что завод мертв?
НАДУЛИ 
В 1987 году председатель Совмина Николай Рыжков подписал распоряжение, по которому АЗЛК должен был получить кредит в размере 625 млн. долларов на закупку оборудования для производства отечественных двигателей.
Поначалу все шло гладко. Завод начал заключать контракты. Закупленное оборудование отправляли в пять городов. Предполагалось, что в Москве останется только сборка двигателей, а комплектующие будут производить специализированные заводы-смежники.
В 1991-м все рухнуло. Вернее, началась совсем другая опера. К этому времени АЗЛК успел освоить только 60 процентов кредита. Предприятие оказалось в гнусном положении футболиста, от которого требуют забить гол, а мяч забыли в раздевалке.
Не было возможности ни запустить моторное производство без получения кредитного остатка (как смонтировать, если недокомплект?), ни расплатиться по уже полученной части кредита (завод рассчитывал возвращать его за счет валютной прибыли от продажи за рубеж машин с новым двигателем).
В результате это оборудование лежит мертвым грузом на российских предприятиях и на балансе ОАО "Москвич" - как незавершенное производство.
Ситуация усугубилась в 1994-м. Гендиректор Бородин признал этот кредит долгом завода. Взамен Правительство РФ пообещало выделить предприятию недостающие до контрактной стоимости деньги. Надуло. Кредитную линию Минфин так и не открыл.
Именно поэтому всю вторую половину 90-х инвесторы обходили завод стороной.
Руководство "Москвича" предпринимало попытки вывести его из кризиса. После остановки предприятия в 1996-м и почти двухлетнего простоя удалось не только запустить производство, но и существенно обновить модельный ряд. С середины 80-х больше десятилетия завод выпускал одну модель - "2141". А за два года после возобновления работы были разработаны 15 моделей.
"Святогор", например, вполне мог бы стать народной машиной. Стоимость 115 - 120 тысяч рублей - в зависимости от комплектации. Двигатель "Рено" позволил оснастить машину гидроусилителем руля, электростеклоподъемником, кондиционером и центральным замком. Плюс полный привод и импортные шрусы, которые в отечественном исполнении всегда "летели". Байка такая ходила на заводе: к каждому "Москвичу" нужно минимум шесть шрусов: два на машину, два на гарантию и столько же украдут.
Можно, конечно, спорить о достоинствах и потребительских свойствах этих автомобилей с пафосными именами: "Юрий Долгорукий", "Князь Владимир", "Калита". Меня же убеждает такой факт. Замгендиректора ОАО по качеству Вячеслав Комаров на встречу со мной приехал на "Святогоре". Пробег - 300 тыс. км. Говорит, ни разу не был в капремонте. Прокатились - нормальная машина. Такие, и еще "Калита", и пикапы участвовали в многодневном автопробеге. Взяли с собой журналистов. О пробеге не написал никто. Когда Чернов спросил одного о причине, тот ответил: "Так ведь поломок не было".
Сентябрь 98-го на заводе хотели закрыть уже с нулевой рентабельностью. В этот год на "Москвиче" собрали 40 тысяч автомобилей. Начали разрабатывать на базе "Москвича - 2141" модель с объемом двигателя 2,5 литра. Готовились открыть в Омске завод по производству полноприводных пикапов.
Но в августе известно что случилось. Предприятие встретило сентябрь с убытками на 3 млрд.
ДАЙТЕ СПИСАТЬ 
Параллельно долговому развивался в связи с "Москвичом" акционерный сюжет.
Недавно суд ввел на "Москвиче" процедуру наблюдения сроком на пять месяцев. На 27 ноября назначено судебное заседание, на котором решится судьба завода. Если арбитражный управляющий и дирекция представят доказательства жизнеспособности завода - скорее всего, будет введено внешнее управление. Не представят - вполне вероятно, что активы пойдут с молотка.
Любовь Тимонина, замгендиректора ОАО по экономике, считает, что первый вариант вполне осуществим. При условии, что удастся воспользоваться ст. 111 бюджета-2003.
Эта статья, по сути, позволила заявить мэру Лужкову, что Москва сама расплатится с долгами "Москвича". В ней записано, что задолженность по контрактам бывшего СССР, которая образовалась в результате выдачи заводу валютного кредита под гарантии советского правительства, должна быть списана. Это означает, что Москве придется искать только 11 млрд. Любовь Тимонина говорит, что план погашения этого долга уже есть. С кредиторами найдено взаимопонимание. Остается удовлетворить претензии "Мосэнерго", которому завод должен полмиллиарда рублей.
Завод давно бы с энергетиками расплатился и не нависала бы над Москвой фекалийная опасность, если бы не Минимущество. ОАО больше года просит у министерства разрешения на продажу своей давно освобожденной от производства территории за Волгоградским проспектом. Продажа этих 34 га примерной стоимостью миллиард рублей могла бы покрыть долг перед "Мосэнерго", долг перед рабочими по зарплате. И еще осталось бы. Но вместо этого старая площадка приносит заводу до 400 млн. рублей убытка каждый год.
Но в Минимуществе отвечают: сначала купите акции.
ЧЕРЕСЧУР КАВКАЗСКАЯ ФАМИЛИЯ 
Инициативу московского правительства поддержали в Минпромнауке и ФСФО.
- После утверждения ст. 111 федералы поняли, что им не удастся угробить завод, - поясняют мне в московских коридорах.
Зачем этим кровожадным федералам гробить завод, я, по правде говоря, не понял. Мне говорили, например, что "земля под заводом уж очень привлекательная, и кое-кто (указательный палец в сторону Исторического музея) хочет устроить на этих ста гектарах "русский Лас-Вегас".
Вообще я заметил, что в истории с "Москвичом" подозрительно много безличных высказываний. Ухожу с завода. Минут пять спустя меня догоняет рабочий с "Москвича", как он сам представился. Спрашивает, что мне "наплели профсоюзные боссы". Комментирует так: "Им нужно, чтобы сняли арест со счетов, и продать то, что еще на заводе осталось. На таком большом и дорогом участке земли кто ж им позволит выпускать несколько сот автомобилей в год".
- Кто это они?
- Понятно кто - Лужковы.
На заводе уверены, что запустить производство удастся. Есть опыт 1997-го. Долг перед рабочими тогда был больше, чем сейчас. За проходной мало кто верил, что люди вернутся. Вернулись. Все 15 тысяч. Хотя гендиректор Рубен Асатрян предупредил, что два месяца придется работать без зарплаты.
Галина Нестерова - председатель совета профсоюза Автосельхозмаша Москвы. Постоянно на телефоне. Звонки делит на две группы. Одни спрашивают, когда можно будет купить новую машину, другие - когда приходить на работу. Звонят даже те, кто трудоустроился. "И это понятно: в небольших фирмах нередко зарплату выдают вчерную - рабочие теряют накопительную часть пенсии, им не оплачивают больничные".
Еще на заводе убеждены, что поднять предприятие способна только нынешняя дирекция во главе с гендиректором Асатряном. Вспоминают, как в 97-м он уговорил не одну сотню фирм поставлять комплектующие в счет будущей выручки от продажи автомобилей, из них собранных. Как ему удалось предотвратить банкротство крупного оборонного предприятия "Базальт" в Ереване. Что он окончил МАДИ и начинал мастером на заводе. Непричастные к предприятию все это оставляют за скобками. В результате остается только чересчур кавказская фамилия.
* * *
Где берут запчасти владельцы "Москвичей" - загадка. В магазине "Автозапчасти" недалеко от завода мне сказали, что деталей нет уже несколько месяцев, кузова исчезли еще раньше. Предложили подождать, когда придет партия "левого" товара из Польши. В свое время из-за того, что завод вынужден был поставлять в салоны недоукомплектованные машины, в Москве даже начали грабить подержанные "Москвичи". Вынимали начинку и ставили на "некомплекты". Теперь и грабить нечего, и устанавливать некуда.
"В 1991-м все рухнуло. Вернее, началась совсем другая опера. К этому времени АЗЛК успел освоить только 60 процентов кредита. Предприятие оказалось в гнусном положении футболиста, от которого требуют забить гол, а мяч забыли в раздевалке".
ДОСЬЕ МН 
60,4 процента акций предприятия принадлежат Минимуществу РФ и находятся в управлении Правительства Москвы. Кредиторская задолженность завода - 33 млрд. рублей. Из них 22, 5 млрд. - валютный кредит (с советских времен набежали пени, штрафы и проценты), остальное - долги перед бюджетом. Кредиторы не раз пытались обанкротить предприятие. С 1996 года они неоднократно обращались в суд, но всякий раз там им отказывали. В то же время московские власти вели переговоры с Правительством РФ о передаче Москве в собственность госпакета акций ОАО - на условиях списания долгов по валютному кредиту. Безрезультатно. В марте мэрия решила, что надо самой проводить на заводе санацию. 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации