Дорогой дедушка Владимир Владимирович!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

origindate::05.03.2004

Москва. Кремль.
Совершенно секретно.
Написано в одном экземпляре от руки.
Хранить вечно. Потом уничтожить.

«Дорогой дедушка Владимир Владимирович!

Пишет тебе твой практически внук Герка по кличке Греф. Я не помню, кем, когда, за что и при каких обстоятельствах мне была присвоена эта кличка, что, кстати, в данном случае совершенно неважно. Злые языки говорят, что именно за немецкую кличку, а также пристрастие ко всему германскому ты, милый дедушка, меня и полюбил. Я в это не верю, поскольку у меня есть еще много других хороших, общечеловеческих качеств. Орднунг юбер аллес.

Пишу тебе в неимоверной обиде с целью пожалиться на невыносимую легкость бытия, наступившую после твоего, милый дедушка, несправедливого решения о показательной порке Мишки Касьянова с лишением его похлебки.

…За что?! За что?!.

Нет, я вовсе не хочу сказать, что вовсе не за что. Напротив, очень даже есть за что, я и сам бы мог при случае указать на отдельные, весьма чувствительные просчеты воспитуемого, жаль только, что ты не спросил меня о них заранее. Но дело не в этом. Я – царь Иудейский…  Однако, будучи абсолютно в трезвом уме, я предполагал, что совершенно заслуживаю мишкиной похлебки и его приказчичьей должности на нашей семейной фабрике народных промыслов. На каковой фабрике Мишка уж который год весьма квалифицированно околачивал плоды, а я всего лишь подмастерьем бил баклуши, хотя способен на большее. Теперь же плоды будет околачивать твой новый любимчик Миха Фрадков, а я снова принужден буду бить баклуши тем же инструментом. А ведь мой инструмент (своими руками его пестовал!) ничуть не меньше, чем у Касьянова! А, может, и потолще местами.

Я знаю, милый дедушка, тебе про меня нашептали. Я даже предполагаю, что. Ну, во-первых, сказали, что к 1997 году на меня заведено было четыре уголовных дела. И что весною прошлого года я прогулял много работы, находясь на излечении в одной из психиатрических клиник Германии. Во-первых, это все неправда. А во-вторых, кто из нас по малолетству не хулиганил, яблоки у соседей не крал, исторических памятников в Петербурге не приватизировал? Наконец, в-третьих, я вовсе не находился на излечении в одной из психиатрических клиник Германии. Я летал на Луну.

Мишка Касьянов мне тогда сказал: «Ты, Герка, придурошный, и дедуля тебя скоро вычистит.» Милый дедушка! Ничего такого не было! Все клевета и наветы. Именно поэтому, вернувшись тогда из Германии, я сразу написал тебе, что чувствую себя хорошо.

А сейчас плохо!

Почто не поставил меня на Мишкино место? Я имел много новых, оригинальных идей, как мне помочь тебе в нашем народно-промысловом бизнесе. Наша поделочная артель должна была, по моим представлениям, вступить во Всемирную торговую организацию, Евросоюз и Общество междупланетных сообщений. Все это реализовать мне почти что удалось, но исключительно по независящим от меня причинам (долго болел, был утомлен, сильно загружен на основной работе). Однако, вскоре цели могли быть полностью достигнуты сразу по моего возвращения с планеты гоблинов Тау Кита.

Рынок, дедуля, есть невидимая рука Адама Смита, могущая нас довести до полной победы приватизации, а кто не успел, я не виноват. Была бы честь предложена, как говорится. Квадрат гипотенузы.

Вчерась, разобидевшись на тебя и решив уйти из промыслов (сами бейте теперь баклуши, дедуля!), уснул, уставши, и видел дивный сон: летят мелкие русские птички аккуратные собой, а сверху на них накидываются здоровенные, но дристливые соколы. Утром пошел к няньке, чтобы растолковала видение. Она сказала, что мелкие птички, которых заклевывают соколы – это наши страховые товарищества, а соколы – басурманские кумпанства. Я вспомнил, что это я басурманские кумпанства в наше небо запустил, отворив клетку, но чувства вины не испытал, ибо… ибо… взопрели озимые.

Иногда мне кажется, что у меня в голове живет кто-то, кто мне вовсе не друг, но спорить с ним я боюсь.

Прав ли я?

До свидания, милый дедушка. Я тебе за такие дела пасть по…  Я тебя очень люблю. И пусть твои крылья простираются дальше, чем у тех дристливых соколов, если мне память не изменяет.

Герка. 03.03. мартобря

P.S. Могу ли я рассчитывать заместо Михи Фрадкова? Хоть ненадолго…»