Дотационная Империя Козака

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Цель работы Дмитрия Козака — оттятнуть катастрофу на Северном Кавказе до 2008 года

1128070298-0.jpg За год работы в должности полпреда президента в Южном федеральном округе у Козака потяжелел взгляд и резче обозначились складки у рта. Тяжело. Но важно, что нигде и никто пока не сливает данных насчет его коррумпированности. Похоже, их просто нет: он честно пашет на державу. И таким образом разрушает обломки великодержавного мифа, в которых с наслаждением играются велеречивые теоретики патриотизма.

Что не под силу Шамилю

Империя — а я, грешный, уважаю это слово — подразумевает не только подавление национальных свобод, изъятие природных ресурсов и все прочее, о чем вам с удовольствием расскажут теоретики либерализма. В обмен на подавление и на природные ресурсы империя предоставляет порабощенным народам нематериальную инфраструктуру менеджмента. Это странное и несправедливое взаимодействие оправдано лишь до той поры, пока метрополия на порядок возвышается над колониями в деле социальной и культурной организации. Применительно к царской России на Кавказе это означало, помимо подавления великих горских народов, промышлявших в основном работорговлей и грабежом, еще и инвестиции кадрового, технологического и организационного капитала. Империя строила на Кавказе то, что было не под силу Шамилю, — железные дороги, нефтяные прииски, города, создавала систему здравоохранения и образования, посылала учителей, инженеров, врачей. И, само собой, полицейских, солдат, судей, чиновников.

В достаточной ли мере возвышается сегодняшняя Россия над Северным Кавказом? Превышения хватило, чтобы разбомбить русский город Грозный и держать в регионе 300 тысяч солдат, подавляя организованное сопротивление. А что взамен? Одинокий практик имперского управления Дмитрий Козак, который призван заменить собой и врачей, и учителей, и суд. Недолго и надорваться!

Изменения неизбежны и предсказуемы. Империя открывает порабощенным народам возможность приобщиться к богатой социокультурной инфраструктуре. Раньше или позже это приводит к росту численности порабощенного населения, появлению местной интеллектуальной элиты и формированию того, что сегодня называется национальным самосознанием. Колония социально и интеллектуально подрастает. Ей начинает казаться, что она хороша и сама по себе.

Для метрополии это означает резкое возрастание затрат на менеджмент. Большинство имперских наций, прикинув расходы (не денежные, а прежде всего человеческого и социального капитала), трезво понимают, что управлять своей дружной семьей методами прямого администрирования становится себе дороже. Проще отойти и купить «колониальные ресурсы» на глобальном рынке, куда освободившиеся нации, пройдя через клановую резню, коррупцию, меж- и внутриэтнические войны, так или иначе принесут свой товар.

Наместник против князька

Постсоветская Россия мучается от похмельного псевдоимперского сознания. Очень хочется контролировать территории, хотя не ясно, зачем, как и ради чего. Отпустить Северный Кавказ невозможно, потому что потеря лица. Управлять им сталинскими методами тоже невозможно. Хотя соблазн большой. Власть страдает раздвоением личности в еще большей мере, чем общество.

С одной стороны, курс на чеченизацию. Да, это сукин сын, но наш сукин сын — пусть наводит свой порядок. Порядок понятно какой: ночные похищения, грабежи, пытки, клановость, коррупция. Сукин сын на глазах наглеет. Кроме права на воровство федеральных субвенций, растущих в арифметической прогрессии (от года к году с 1 миллиарда рублей до 3, затем до 5, а сейчас ближе уже к 10), он требует права воровать нефть непосредственно из скважин. Плюс к этому — убрать русских ментов, чтобы были только его проверенные головорезы. Так он уверенней себя чувствует. Иными словами, метрополия смирно платит выкуп, умывает руки и перекладывает ответственность за государственное управление на колониального князька. Политика сколь циничная, столь и тупиковая, потому что последние русскоязычные учителя, врачи, инженеры бегут из этих краев куда глаза глядят. Варваризация нарастает, империя не способна обеспечить не то что менеджмент современного уровня, но даже элементарной личной безопасности своих граждан. С другой стороны, есть государственный человек, сохранивший представления о порядочности, о законности, о долге, о чести и совести наконец. То есть человек с остатками имперского сознания в высоком смысле слова. Неважно, как его зовут — Путин, Козак или, скажем, Политковская. Все они люди, рожденные в базовой имперской культуре Пушкина или Бенкендорфа, декабристов или Николая Первого. Этот приличный человек не может не видеть, что Москва покупает у местных князьков не лояльность даже, а видимость лояльности. Взамен позволяя творить произвол, сопоставимый с африканским, и не выигрывая ничего, кроме оттяжки катастрофы.

Этот обобщенный госперсонаж делает естественный вывод: уж если Центр платит рублями и солдатами, то пусть он хотя бы и рулит. Самим же кавказцам легче будет. Заметьте, никто не говорит об экономической выгоде. Какая, к черту, выгода. Все понимают, что речь не об имперской добыче в стиле XVIII столетия, а о гире на шее у державы. Чеченизация не сработала, и делается попытка (думаю, добросовестная, и оттого особо трагичная) вернуться к добротному имперскому менеджменту.

Цель — оттянуть катастрофу

Что конкретно предлагает полпред Козак? Разумные вещи. Если регион производит больше, чем тратит, державный Центр не допекает его мелочным контролем. Если тратит немного больше, чем зарабатывает, получая дотацию до 15%, финансовый контроль становится жестче. Ну и так далее, по лесенке общим числом в 5 градаций, где последнюю ступень занимают регионы, бюджет которых более чем на 80% состоит из федеральных субвенций. Для таких аутсайдеров, как, Ингушетия, Тыва, Чечня и Корякский АО, предлагается ввести внешнее финансовое управление. Конкретнее: вопрос о том, насколько Чечне необходим дворец водных видов спорта, решает не команда Кадырова, а группа федеральных чиновников.

Будут ли эти разумные предложения эффективными? Не уверен. Сама «имперская» власть культивирует в метрополии зависимость суда, продажность милиции и прокуратуры, негласную этническую дискриминацию и коррупцию как основу управленческих решений. Что дает проекция этих достижений на почву Северного Кавказа? То, что мы наблюдаем. Поэтому кавказский наместник встретит саботаж как на уровне местных, так и московских кланов.

А главное, как бы ни был силен, эффективен и удачлив новый имперский менеджер, даже если ему удастся совершить невозможное и вернуть ситуацию к прежней норме, то есть чтобы русские вернулись на Кавказ, опять привезли с собой технологии, науку, медицину и образование, — все равно это будет пиррова победа. Потому что сегодня у Москвы нет для этого достаточного числа людей, идей и технологий. И потому, что базовый процесс идет прежним курсом. Москва не нужна растущему самосознанию кавказских наций. Чем лучше и уверенней они будут себя чувствовать, благодаря справедливой и мудрой опеке Козака, тем сильнее у них будет тяга к самостоятельной идентичности. Со всеми ичкерийскими, карачаевскими или адыгскими прелестями — не в обиду им будь сказано.

Уж если они захотят равняться на кого-то из мировых лидеров, то не на Россию, а на США или Западную Европу. Потому что те, с их точки зрения, предлагают более полный и заманчивый комплект услуг имперского менеджмента. Начиная от технологий и кончая социальными программами. Московской метрополии неплохо бы вперед научиться конкурировать с иными центрами влияния.

Козак прав, когда пытается ввести на Кавказе прямое президентское правление (если называть вещи своими именами). Но это правда тактическая: оттеснить клановые верхи от федеральной кормушки и попытаться хотя бы часть из нее передать народу. Который все равно не скажет спасибо, потому что хочет своих. То есть Козак яростно, с отчаянием последнего имперского воина, бьется за построение «империи наизнанку», когда метрополия кормит колонию, чтобы та оказывала ей виртуальные знаки уважения. Лучшее, что он может сделать, — оптимизировать эту изнаночную модель так, чтобы она не треснула до 2008 года.

Единственная конкурентоспособная модель имперского управления сегодня — либеральная. Которую сладкоголосые защитники свободолюбивых народов прежде именовали неоколониализмом, а сегодня — глобализмом. Если Россия встраивается в эту модель — она интересна как потенциальный лидер для субъектов своего геополитического пространства. Если нет — извините.

Подвиги Козака по оттяжке кавказской катастрофы имеют смысл, только если у российских элит хватит здравого смысла, чтобы у себя в метрополии реализовать вменяемую, то есть либерально-западническую, модель экономического роста и политического управления. Но пока нет такого ощущения. Жаль. Ибо любимые державными мифологистами Китай, Белоруссия и Северная Корея центрами притяжения почему-то не являются.

Дмитрий Орешкин

Дотационная империя Козака

Доля трансфертов из Центра Регион в бюджете региона, % (на начало 2005 года)

Республика Ингушетия 88,3

Республика 81,3

Чеченская Республика 79,4

Кабардино-Балкарская Республика 73,4

Карачаево-Черкесская Республика 62,5

Республика Северная ОсетияАлания 59,2

Республика Адыгея 58,1

Оригинал материала

«Московские новости» от origindate::30.09.05