Доходное место «банного министра». Ковалев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В конце 90-х достоянием прессы стала пленка, где министр юстиции Ковалев развлекается в сауне с девочками. Это был первый публичный секс-скандал на российской политсцене. Потом министра арестовали. И он стал первым (и пока единственным) чиновником такого уровня, чье дело не только дошло до суда, но и закончилось обвинением.

Файл:Kovalev042-2.jpg

Думаю, многие удивятся, но на самом деле Ковалева судили вовсе не за развлечения в бане, а за коррупцию. В этом он, кстати, тоже стал первым в России чиновником высшего эшелона, пострадавшим из-за страсти к наживе. И тоже, само собой, единственным. Да и арестовали министра совсем не за публично продемонстрированный по ТВ порноролик с его участием. Хотя ролик и стал для следователей своеобразной индульгенцией на правосудие: как только «кино» прокрутили по центральным каналам, Кремль сдал своего министра.

Впрочем, и тут не обошлось без курьезов. В то время как раз был назначен новый глава Следственного комитета МВД России, и новичок, не успев разобраться в высших хитросплетениях, поначалу наорал на следователей: «Над вами весь мир смеяться будет: посадили министра юстиции!» Но, видимо, наверху ему все доступно объяснили, поскольку он быстро сдал назад и перестал давить на следствие.

И наконец, никакого дела не было бы и в помине, если бы не роковое для Ковалева стечение обстоятельств. Но все по порядку.

Опасные связи банкира Ангелевича

В нашей истории много трупов и денег. Секса гораздо меньше, вопреки сложившемуся об этом деле мнению.

В начале 90-х был такой банкир Аркадий Ангелевич, который считался гением экономических афер. Будущий банкир вместе с двумя друзьями начинал наживать капитал с того, что продавал компьютеры. Дело пошло. Потом друзья разругались, один из них увел свою часть бизнеса и вскоре погиб. При крайне странных обстоятельствах. И аккурат после крупной ссоры из-за денег с Ангелевичем. Так или иначе, но управление состоянием покойного друга (свыше 10 млн $, целая армия фирм и несколько банков) перешло в руки Аркадия Владимировича, к тому времени уже банкира, хозяина крупного и солидного в начале 90-х годов Монтажспецбанка (МСБ).

А третий друг – Дмитрий Бурейченко руководил банком «Единство», и МСБ вдруг начал банкротить «Единство». До сих пор непонятно: то ли друзья договорились, то ли Ангелевич просто решил подставить Бурейченко. Во всяком случае, Дмитрий уехал за границу еще до начала следствия и больше оттуда не возвращался.

Суть аферы была проста – банки обменялись должниками (договор цессии). Обычно принято передавать друг другу равноценные в смысле платежеспособности фирмы. Те же, кто хочет выкачать из операции как можно больше, делают иначе – при условии, что контролируют оба банка. В итоге «Единство» передало МСБ платежеспособных должников, а Ангелевич отдал другу фирмы-банкроты и фирмы, с которых долг уже собрал. Причем получал наличными и в документах эти суммы не проводил. В общей сложности за два года банкир обогатился на сумму, превышающую 106 млрд рублей (по тому курсу это примерно 10 млн $). Началось следствие...

Тариф на «корочки»

При чем тут министр юстиции, спросите вы. Формально ни при чем. Тем более что в 1994 году, когда вся эта история с договором цессии только начиналась, Валентин Ковалев еще не был министром. В то время он пребывал в Госдуме в должности вице-спикера. И как раз организовывал Фонд общественной защиты гражданских прав. Предполагалось, что эта организация будет защищать права россиян, главным образом тех, кто остался жить в странах бывшего СССР. Фонд зарегистрировали в декабре 1994 года, а буквально через пару недель Ковалева назначили министром юстиции.

Файл:Kovalev042-3.jpg

Валентин Ковалев – юрист, имеющий множество степеней и званий. Возможно, он – хороший юрист. А в остальном... Тщеславный до безумия. Например, вел дневник, куда заносил все самые существенные события прожитой недели. В частности, сколько раз и кто именно сказал ему, что он станет президентом. Говорят, собирался писать мемуары и даже придумал для них скромное название «Записки министра». Жадный до неприличия (к этому мы еще вернемся). Недалекий, судя по манере поведения в тюрьме и во время следствия. Да еще и похотливый до одури. В тот же дневник он записывал и свои любовные похождения. Описывал подробно, с деталями, выставляя оценки любовницам, которых ему, с тех пор как он стал занимать министерский пост, как правило, поставляли и оплачивали просители. В дневнике упомянуто больше семи десятков женщин.

Новоиспеченный министр, впрочем, имел импозантный вид, умел важно надувать губы и придумал замечательный способ приработка. Во-первых, он продавал удостоверения помощника министра (на что имелась отдельная такса – 20 тыс. $ за штуку). Во-вторых, на прямые функции своего министерства тоже сделал определенные расценки и «помогал» нуждающимся за приличное вознаграждение. В-третьих, предлагал всем более-менее крупным организациям спонсировать свой фонд. Деньгами последнего беззастенчиво пользовался.

Два таких чудесных человека, как Ковалев и Ангелевич, не могли не встретиться. Так у банкира появилось удостоверение помощника министра, а фонд Ковалева обогатился на довольно приличную сумму, переведенную Монтажспецбанком. Позже следствие выяснило, что существовала негласная такса для вступления в «клуб Ковалева» –200 тыс. $. Именно такую сумму и перевел МСБ.

Дружба дружбой, но Ангелевич любил всё и всех держать под контролем. Например, любая сделка в банке свыше 10 тыс. $ решалась лично им. Распорядился все помещения в банке прослушивать, вести видеозапись. Не брезговал и сбором компромата на своих партнеров и покровителей. Ковалев не был исключением. Как только банкир получил «корочки» помощника министра, он тут же организовал «отдых» «шефа». Проституток оплачивал, естественно, не Ковалев.

Тайны сейфа банкира

Файл:Kovalev042-4.jpg

Запись развлечений министра в сауне была сделана 13 сентября 1995 года. Но всплыла она только в 1997 году, когда у Ангелевича проводили обыск. Тогда в его сейфе нашли список лиц и мероприятий, которые должны были помочь развалить дело, на него заведенное. Номером один стоял министр юстиции Валентин Ковалев, чуть ниже – солнцевские... Еще в сейфе лежала и та самая кассета, которая потом стала известна всей стране.

Развлекался министр в баре-казино «Карусель» на Тверской. По данным оперативников, «точку» держали солнцевские. Но, видимо, Ангелевич там был свой и про камеру, записывающую похождения Ковалева, знал. Он единственный на этой кассете, кто смотрит прямо в глазок камеры. Только вот зачем банкир хранил столь ценный «крючок» на ручного министра в таком ненадежном месте, как собственный сейф, да еще целых два года, до сих пор непонятно.

Собственно, именно эта кассета и «спалила» самого надежного защитника банкира. По слухам, Ангелевич в итоге выложил чуть ли не 2,5 млн $, чтобы развалить дело в суде. Правда это или нет, не знаю, но дело действительно развалилось.

досье

В июне 2000 года судья признала хищение только 368 тыс. $. Банкир был приговорен к 4 годам лишения свободы и тут же отпущен: год отсидел за следствием, два за судом, остальное «съела» амнистия. Судья после оглашения приговора ушла в отставку, через 2 года вернулась и сняла арест с французской виллы экс-банкира, которая была арестована в счет его долгов.После этого друзья собрали Ангелевичу «на раскрутку» приличную сумму денег. Он попытался скупать акции РАО «ЕЭС», но его вытолкнули из этого бизнеса. Хотел купить подмосковный банк, но и тут – облом. Как бы там ни было, сейчас он – успешный бизнесмен, занимается поставками в Россию из Китая. Имеет израильское гражданство и вид на жительство в Германии.

«Черная касса»

Файл:Kovalev042-5.jpg
А дело против Ковалева «выросло» совсем не из этой кассеты: просто следователи заинтересовались никому не известной общественной организацией, на счета которой солидные фирмы переводили сотни тысяч долларов. В частности, им хотелось понять: чего это вдруг прижимистый Ангелевич переводит в неведомый фонд целых 200 тыс. $?

Так возникло уголовное дело № 142124, которое было возбуждено 28 апреля 1998 года по материалам, выделенным из дела Ангелевича и К°, по факту хищения руководителями Фонда общественной защиты гражданских прав денежных средств в крупных размерах. И неизвестно, чем бы оно закончилось (в тот момент и речи не шло о том, чтобы заподозрить Ковалева в махинациях), если бы не злополучный клип сезона «Ковалев в бане». Как только он появился на телеэкране, министра оставили все его покровители. Даже еще очень сильный тогда Борис Березовский.

Не мог Ковалев заработать свой миллион долларов, сидя в чиновничьем кресле. Ему нужны были помощники. Не те, чьи «корочки» стоили по 20 тысяч $ (это были всего лишь клиенты), а настоящие, кто находил остро нуждающихся в покровительстве министра спонсоров. Кто мог открывать подставные фирмы и «сливать» туда деньги фонда, превращая деньги общественной организации в личные деньги министра.

Правой и левой руками Валентина Алексеевича стали Андрей Максимов (тоже запечатлен на той эпохальной пленке) и Валентина Кучина. Еще был соучредитель фонда Михаил Отдельнов, по совместительству владелец банка «Флора», через который обналичивали деньги фонда, переводя их в «черную кассу».

досье

Андрей Максимов осужден в октябре 2001 года на 6 лет лишения свободы (условно). Ему оставили квартиру, полученную в качестве взятки.
После суда болтался по разным фондам, в начале 2006 года был взят на работу в «Росвооружение», но через несколько месяцев уволен оттуда.
Дело в отношении Валентины Кучиной прекращено на стадии следствия по нереабилитирующим обстоятельствам. Сейчас она очень больна.
Михаил Отдельнов проходил как свидетель. Банк давно продал. Осенью прошлого года пытался стать советником кандидата в губернаторы Пензенской области. Чем занимается сейчас, неизвестно.

Андрей Максимов лично объезжал бизнесменов с предложением скинуться. Это ему неплохо удавалось: деньги в фонд жертвовали и такие гиганты, как ЛУКОЙЛ и ОНЭКСИМ-банк... В особо торжественных случаях потенциальных спонсоров принимал и сам Ковалев – в своем кабинете, облачившись в красивый мундир генерала от юстиции.

Что же касается «ответных услуг» Ковалева, то их было множество. Как удачных, так и не слишком. Например, вопрос о передаче ГУИНа (Главного управления исполнения наказаний – ныне Федеральной службы, ФСИН) из МВД в Минюст. На полном серьезе обсуждалось, чтобы деньги, предназначенные для финансирования всех колоний страны, лежали на счетах в Монтажспецбанке. Этим планам помешал арест Аркадия Ангелевича. Другой проект касался счетов судебных приставов: их собирались перевести в банк «Флора». Но и из этого ничего не вышло.

Зато вышло (по крайней мере так считало следствие) помочь фирме «Русский сахар». Весной 1995 года эта компания (один из щедрых спонсоров фонда Ковалева) получила в Минфине стомиллионный кредит под гарантии Минсельхозпрома. Кредит так и не был погашен, но позже это не помешало президенту «Русского сахара» Владимиру Логинову стать зам. министра сельского хозяйства. Именно из этого кредита 600 тыс. $ ушло на строительство коттеджа для Ковалева.

История вышла не слишком красивая. Элитный поселок Суханово, возведенный на заповедных землях в 10 км от МКАД, строила фирма компаньонов по «Русскому сахару» Владимира Логинова и Александра Ганыкина. Оказалось, что министр юстиции не только любит все халявное, но и крайне привередлив в жилищных вопросах. Дважды ему предлагали великолепные коттеджи в поселке, и оба раза он их отвергал. А глаз положил на виллу, которую занимал Ганыкин.

Дальше все было, как в сказке про зайчика и охочую до комфорта лису. Ковалев въехал в дом основателя поселка, который оформили по поддельному договору на жену министра, а бизнесмен начал строить себе новый – в чистом поле. Но не достроил. 23 декабря 1996 года он вышел из своего московского офиса, сел в машину «Вольво-460»... Кто его взорвал, так и не установлено.

Вышло у Ковалева и помочь руководителям Московского управления инкассации (МУИ). Тут уж министр стоял на твердой почве своих прямых обязанностей. Дело было простым. В августе 1995 года руководители МУИ попросили Андрея Максимова через министра оказать содействие в привлечении к уголовной ответственности своего швейцарского должника (им задолжали 3,2 млн долларов). Максимов съездил в Швейцарию и поставил перед минюстом этой страны вопрос об аресте мошенника. А Ковалев, узнав, что руководитель МУИ распоряжается несколькими участками в деревне Ларюшино Одинцовского района, потребовал, чтобы два (по 20 соток) отдали ему и Максимову. На своем министр тут же начал строить очередную виллу. Затем Ковалев помог освободить инкассаторов от уплаты налогов, за что Максимову подарили трехкомнатную квартиру, а министру – пятикомнатную на Авиамоторной улице. Эту квартиру он оформил на дочь.

досье

По назначению было использовано лишь 11% средств фонда.
В обвинительном заключении значилось: всего участники преступной группы за 2,5 года похитили 1.029.996.000 рублей, из которых 740.614.000 Ковалев присвоил лично.

«Министр 006»

Доктор юридических наук Валентин Ковалев, «заработав» (как выяснило следствие) миллион долларов, не гнушался и копейками. Памятник на могиле матери и тот поставил на деньги фонда. Жену с дочкой отправил в Швейцарию из тех же денег (это обошлось фонду в 6 млн рублей). Свои минюстовские командировочные непременно дублировал в фонде. Например, вернувшись из Ирана, Ковалев сказал в фонде, что потерял все отчетные документы – на 20 млн рублей! Его примеру следовал и верный помощник.

– Максимов на допросах объяснял, – рассказал мне следователь СК МВД Геннадий Шаньтин, который вел это дело, – что скудные министерские лимиты не обеспечивали его проживание в пятизвездочных отелях. А выходить к солидным иностранцам из дешевых гостиниц помощнику министра было неприлично.

Швейцария, Австралия, Индонезия, Словакия… Ковалев так любил загранкомандировки, что однажды получил замечание от премьера: кадровики Черномырдина подсчитали, что чаще чиновников Мин-юста за рубеж выезжало только арестованное позже руководство Госкомстата.

Ну и так, по мелочам: каждый руководитель фонда получил по «Волге». Ковалев отдал свою машину жене – у него был служебный «Мерседес» с номером «006» (за что, кстати, его прозвали «министр 006»). Потешил он и свои графоманские наклонности – на деньги фонда издал книгу «Два сталинских наркома», но реализовать тираж так и не удалось.
А еще каждый месяц Валентина Кучина приносила ему в Минюст «доплату» к жалованью – 10.000 $.

Деньги успел снять до ареста

Ковалева сняли с поста практически сразу же после обнародования пленки. Впрочем, заявление он написал сам и даже безуспешно пытался защитить «честь и достоинство» в суде.

Он на полном серьезе утверждал, что его дело «политическое», что его «замазали», чтобы не дать сделать разоблачающий доклад о коррупции в Совбезе (в природе не существует даже следов этого загадочного доклада).

Следователь СК МВД Геннадий Шаньтин арестовал экс-министра 3 февраля 1999 года: слишком уж активничал Ковалев – угрожал, давил на свидетелей, они отказывались от показаний... В Бутырке он находился в vip-условиях, но тут же объявил голодовку, и его перевели в Матросскую Тишину, в такую же камеру люкс. Там он все время твердил о болезнях. А на предложение сдать анализы отвечал отказом: «Это нарушает мою телесную целостность».

В апреле 2000 года Ковалев вышел из СИЗО. Ровно в полночь. Маленькая месть за его несносный характер: Генпрокуратура не подписала продление содержания под стражей, а следователь не стал его отпускать, предоставив начальнику тюрьмы воспользоваться своими полномочиями – выгнать арестанта из СИЗО, как только закончатся сутки.

Приговор – 9 лет условно – показался насмешкой. Но если вдуматься, это хороший приговор. Ведь во время испытательного срока (5 лет, закончились в октябре 2006 года) экс-министр должен был каждый месяц отмечаться в местном отделении милиции, на каждую отлучку из столицы писать специальное ходатайство, а уж из страны и вовсе – ни ногой. Между тем все фигуранты дела отмечали его особую мечту – жить за границей...

досье

В октябре 2001 года суд также лишил экс-министра права занимать должности в правоохранительных органах и органах юстиции, наделяющие властными полномочиями, звания заслуженного юриста РФ и классного чина госсоветника юстиции РФ.Дом в Суханово и квартиру в Газетном переулке Ковалеву оставили, зато конфисковали дом в Ларюшино и квартиру на Авиамоторной.

Теперь ежемесячные мучения с милицией для Ковалева окончились и он вполне может рассчитывать на «условно-досрочное». Впрочем, даже если амнистии и не последует, бывшему министру тоже жаловаться грех.

Валентин Ковалев скопил в общей сложности 1 млн $. У него было порядка 25 личных счетов с различными суммами вкладов в российских банках. Все деньги он успел снять до того, как счета арестовали. Так что сегодня он – один из самых богатых российских пенсионеров. Исключительно полезными для него и его семейного бюджета оказались те 2,5 года, что он просидел в Минюсте, считающемся одним из самых бедных министерств в России."