Дочери Святослава Федорова воюют со вдовой из-за его наследства

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дочери Святослава Федорова воюют со вдовой из-за его наследства

"В первых частях рассказывалось о событиях, предшествовавших гибели С. Федорова и «войне» из-за его наследства, разгоревшейся после его смерти. Противоборствующие стороны - вдова академика и сотрудники его института. Теперь на сцену выходят новые действующие лица...

«Сестры Федоровы» не желают друг друга знать
Эта фотография - очередной миф, никакой семейной идиллии у Федоровых не было. Отношений с бывшими женами Федоров не поддерживал, родные дочки от первых двух браков Святослава Николаевича Ирина и Ольга одинаково ревниво относились как друг к другу, так и к сводным сестрам - дочерям Ирэн Ефимовны от первого брака Элине и Юлии, а уж тем более к ней самой, видя в ней основную преграду на пути к отцовской любви. За полгода до смерти главы семейства Ирэн Ефимовна собрала всех дочек в Протасове и пригласила фотографа, чтобы в Историю они вошли дружными и веселыми. Да тут вылезла на свет Божий история с наследством, и миф рухнул.
Думал ли Федоров, подписывая в 1996 году завещание, согласно которому все его имущество передается жене, что он таким образом лишает наследства своих родных детей? Скорее всего, он подмахнул этот лист бездумно. Хотя за два дня до смерти и говорил в интервью: «Я считаю, что они должны вкалывать сами. Три дочери - офтальмологи, одна - переводчица, все работают. Это главное, что я им оставлю. Отдать им деньги в банке, значит, сделать лентяями и сибаритами. Да пошли они к чертовой матери, эти дети...»
Позиция уважаема, но явно несправедлива, особенно если знать, что «эти дети» в одиночку воспитывают своих детей. В чем «сестры Федоровы» и похожи, так это в том, что все четверо одинаково несчастливы в браке. На фоне такого мужчины, как Святослав Федоров, все остальные проигрывали.
Насчет «сестер Федоровых» мы не оговорились - после смерти академика выяснилось, что дочери Ирэн Ефимовны в 35 лет неожиданно сменили отчества и фамилии и дружно стали Святославнами Федоровыми. «У него были очень хорошие отношения с моими девочками, потому что он их воспитывал. А Ирина с Ольгой были приходящие», - объясняла логику этой своей инициативы Ирэн Ефимовна. «Да мы вместе с ним никогда и не жили!» - удивилась Юлия Святославна, когда мы попросили ее рассказать о Федорове глазами ребенка.
«Приходящая» Ольга - родная дочь Федорова - с завещанием смирилась, а «приходящая» Ирина (тоже родная), похожая на отца как внешностью, так и характером, третий год борется за свои права в суде, пытаясь доказать, что подпись Федорова подделали. Два частных центра экспертных исследований подтверждают ее подозрения, экспертиза же Министерства юстиции настаивает на обратном. В проведении комплексной комиссионной почерковедческой экспертизы суд по непонятным причинам отказывает. Сотрудники МНТК «Микрохирургия глаза», затаив дыхание, следят за этой войной из окопов. Каково звучит?! Институт Федорова, в котором работают две его родные дочери, воюет с Фондом Федорова, которым управляют его вдова и падчерицы...
В только что выпущенной Фондом содействия развитию передовых медицинских технологий имени С. Н. Федорова книжке нет ни одной фотографии родных федоровских дочек и внучек.
А из кабинета-музея демонстративно убраны портреты вдовы.
И война эта, похоже, будет вечной, потому что каждая из этих женщин борется не за наследство, а за историю своей любви. 
История первая. Ирина - родная дочь от первого брака
- Причиной распада нашей с отцом семьи была моя мама Лилия Федоровна. Человек с жутким советским воспитанием, она совершенно не могла понять, что у такого мужчины, как отец, могут быть романы на стороне, которые для него не значат ровным счетом ничего. Он не мог ей этого объяснить, потому что был воспитан так же и тоже думал, что совершает грех. Когда мама услышала про его первый роман, был жутчайший скандал, даже приезжали его родители... О романе с Еленой Леоновной, его следующей женой, мама узнала из незапечатанного письма, которое лежало в посылке с фруктами. Там было написано: «Славочка, как я счастлива, что ты наконец все сказал Лиле и что она не против развода...» И когда он пришел домой, она больше не стала ничего обсуждать и собрала чемоданы.
Мне было 12 лет, я говорила ему, что это подло. Он пытался объяснить: понимаешь, ты приходишь домой, никакого преступления вроде не совершал, а тебя там ожидают с автоматом Калашникова... Я всего не понимала, но очень его любила - он был веселый, человечный, простой. А мама... очень правильной.
Я была его любимой дочерью и, наверное, единственным человеком в жизни, которого он действительно любил, мы абсолютно похожи по характеру и внешне. Если хотите, наша любовь была на животном уровне генов. Но я сильнее - я никогда бы никому не позволила так себя подчинить. Я, кстати, была официальной причиной его следующего развода - вторая жена не позволяла ему общаться с дочерью от первого брака. Мы встречались по-шпионски на каких-то углах, ходили к друзьям, и он им говорил: «Вы только не говорите Лене, что я был у вас с Иришкой».
Что касается младшей сестры, отношение к ней у меня всегда было опекунским. Когда отец женился в третий раз, Ольгу перестали к нему допускать прикормленные Ирэн Ефимовной секретарши. Она приходила ко мне и плакала. Мне было ее жалко, я думала: какое счастье, что я - первая дочь и что я еще застала тот период, когда отец был Великим Человеком!
Деньгами в его новой семье тоже распоряжалась Ирэн. Однажды была интересная ситуация: мы с дочкой были у него в гостях, а он только-только приехал из Индии. Ирэн ни на одну секунду не оставила нас вдвоем. И когда мы ушли и я положила руки в карманы, то в одном и в другом нашла по гранатовым бусам. Он не осмелился подарить мне бусы при Ирэн Ефимовне! Он втихую их положил! И вы считаете, что после этого можно говорить об их вселенской любви?!
История вторая. Ольга - родная дочь от второго брака
- Слышу новость о гибели отца, и у меня все падает из рук... Пытаюсь что-то узнать. Пятница, вечер, в институте никого, а домашних телефонов сотрудников у меня нет - меня, как собаку Павлова, приучили звонить через секретаря. Звонит Ирка: «Представляешь, я звоню отцу на мобильный, мадам слышит мой голос и вешает трубку!» Я взмолилась: «У тебя есть номер его мобильного? Дай мне, пожалуйста!» Я готова была душу дьяволу заложить в эти полчаса. И что я слышу? «Нет, не дам, потому что отец его давал лично мне!» Я перед ней унижалась и плакала, а она думала о своих счетах со мной и продолжала конкурировать!
Что касается моих родителей, то они развелись исключительно из-за Ирэн. Если бы она отца не подогревала, он бы никогда в жизни от нас не ушел, он еще 7 лет после развода приезжал каждый день. Я чувствовала, что мама и папа искали выход, однажды он приехал и сказал: «Или ты мне сейчас говоришь, что я к тебе возвращаюсь, или я завтра иду в загс и эту тему закрою!» Но мама у меня - женщина гордая... Он ее ужасно ревновал, неоправданно. Особенно у него был бзик - армяне, потому что они с бабушкой одно время жили в Армении, та пользовалась бешеным успехом у армянских мужчин, и эту детскую ревность он спроецировал и на мою мать. И что случилось: однажды отец приходит домой с работы, раздается телефонный звонок. Он берет трубку, а там армянский акцент: «Лена, сколько я должен ждать, я тебя хочу». Мама была в шоке. Это была Из-за устаревших технологий, применяемых в рамках Соглашения о разделе продукции, 
на Сахалине исчезают рыба и киты абсолютная подстава, все инсценировано! Догадываетесь, чьи это были проделки?
Отношения с новой папиной женой у меня складывались своеобразно. Сначала абсолютное неприятие, потом попытки наладить контакт и, наконец, сближение. В вечер смерти отца мы совершенно искренне сплотились и в горе стали с ней даже ближе, чем ее дочки. Что было дальше? Ирэн сажают в кресло директора музея, что заканчивается скандалом с автобусами. Ученый совет требует освободить ее от занимаемой должности и предлагает мою кандидатуру. «Ты должна отказаться!» - потребовала она. У меня была очень сложная моральная ситуация, но я понимала, что, если я откажусь, я тем самым предам отца и продолжится то, чем она занималась все эти годы, косвенно послужив причиной всех его неприятностей. Она его постоянно подставляла: своими дочками, их товарными лавками, подношениями, конвертами, сыночками подруг, взятыми сюда по блату. Я согласилась стать директором музея и пополнила число врагов Семьи...
История третья. Ирэн Ефимовна
- Через год после Славиной смерти мне приснился вещий сон. Он сказал прямо: «Ириша, ты создана не для борьбы, ты должна писать книги, заниматься фондом, фильмами». Я его видела в разных ситуациях, но таких наставлений не было. Он говорил со мной так, как будто звонил из Москвы: «У меня тут такие идеи! Все идет замечательно, я работаю». Я спрашиваю: «Как ты себя чувствуешь, как настроение?» Он: «Блестяще!» Я ему: «Слава, Слава, ты меня видишь?» И трубка замолчала. Вот так...
Я была для него мамой, любовницей, женой, бабушкой, другом. А он был мой ребенок, и этим все сказано.
Я его не завоевывала - я просто любила и ждала. Если позвонил - это было счастье. Если не позвонил - это было несчастье. Это был мой мужчина, которого я ждала всю жизнь. Я себе его нарисовала и вымечтала. И всегда говорила, что я благодарна Славе за то, что он разрешает мне себя любить. Мы никогда с ним не обменивались письмами, потому что не расставались. Конечно, он меня любил безусловно, потому что Бог в третий раз подарил ему женщину, которая была для него надежным тылом. Но если говорить, кто кого любит больше, то, конечно, я. Потому что он любил свое дело - это для него было самое главное.
Я всегда знала, что он не уйдет отсюда болезнью, что обязательно должно случиться что-то трагическое. Но была уверена, что это случится с нами обоими, потому что мы всегда были вместе. Но раз Бог меня здесь оставил, значит, для чего-то это нужно было? И я поняла, что, пока я жива, я буду из кожи лезть, но делать все для того, чтобы его помнили.
Помни о смерти!
...Если б вы только знали, как нам не хотелось пачкать эту красивую сказку о великой и чистой любви! Ведь могли, могли же в Историю войти трогательные воспоминания о великом человеке, который до старости оставался ребенком и упрямо не хотел мыть руки перед обедом, и разбрасывал с вертолета розы, если летел на день рождения к друзьям...
В сущности, все участники этой драмы платят сейчас по федоровским счетам. Федоров не представлял себе, что институт сможет жить и после его ухода, все разговоры на эту тему были для него крайне болезненны. Нам он в интервью говорил так: «Я думаю, центр будет разрушен. Все держится на моей наглости с точки зрения бюрократии, уверенности, международном авторитете и авторитете внутри страны. Как только я уйду - все развалится». С друзьями выражался конкретнее: «После себя я оставлю кладбище»... Так и вышло.
Если бы он заранее четко расписал роли всех персонажей, не было бы ни некрасивой истории с наследством, ни всеобщего институтского раздрая, ни последующего изгона любимой жены из стен его же бывшего кабинета. 
Над ее арией ему следовало бы поработать тщательнее всего. Чтобы слова «Институт - это и мое детище» не били с телеэкранов по ушам тех, для кого МНТК - это дело жизни, а не просто место трудоустройства звездного супруга.
Положа руку на сердце, признаемся: нас сильно раздражает, когда вдовы начинают претендовать на те места, которые их мужья занимали при жизни. Людмила Нарусова, Елена Боннэр, Ирэн Федорова - кем они были бы сами по себе? Так почему же после смерти супругов они считают себя вправе пользоваться их авторитетом? Их роль - хранение наследия, разбор архивов, публикация рукописей, написание мемуаров. Очень достойная и нужная роль. Но они претендуют на большее - на право говорить и действовать от лиц покойных супругов. 
Говорят, что эти женщины заслужили такое право тем, что подталкивали своих мужей к действию. А нас не оставляет подозрение, что они толкали мужей туда, где могли бы хоть как-то реализоваться и сами. Политика - как им, наверное, казалось - штука попроще, чем ядерная физика или офтальмология. В политику можно въехать на плечах мужа-гения, да там и остаться, даже после его смерти. Ошибочное, как мы видим, мнение: ничего, кроме раздражения, повышенная активность вдов не вызывает. 
А потом она начинает работать против их знаменитых мужей, и тогда им указывают их место. 
Наследство и Наследие
После жизни великих людей остается наследство и Наследие. Ссорьтесь, миритесь, интригуйте, судитесь, делите деньги, акции, квартиры и дома - ваше право, граждане наследники! Но Наследие принадлежит не вам. 
Наследие Святослава Федорова - осуществленный им революционный прорыв в микрохирургии глаза; институт, идущий (или как минимум шедший) в авангарде этой революции. Но даже если МНТК и утратил свои ведущие позиции и ему не удастся снова стать лидером, все равно его роль сегодня огромна. Именно благодаря МНТК уровень цен на микрохирургические операции держится на доступном для народа уровне. 
Но когда наследники начинают претендовать на Наследие, когда они в горячке битв за деньги начинают уничтожать те истинные ценности, над созданием которых трудился покойный, вот тогда их надо бить по рукам. А если они сами не могут понять, где проходит эта граница, то должен найтись некто, кто указал бы им на запретную черту и сказал бы: дальше ни-ни. 
Дальше не ваше.
ЦИФРА РАЗДОРА
Сколько стоит наследство С. Федорова?
К наследству относятся следующие ценности:
1. Квартира в Москве - 100 тысяч долларов.
2. Загородный дом - 100 тысяч долларов.
3. Дача - 20 тысяч долларов.
4. Отчисления за право использования его патентов - по нашим оценкам, около 100 тысяч долларов в год.
5. Доля в уставном капитале ЗАО «ЭТП «Микрохирургия глаза» (около 9%) - около трех миллионов долларов.
6. Доля в уставном капитале ЗАО «НЭП «Микрохирургия глаза» (10%) - приблизительно 30 тысяч долларов.
Все оценки носят сугубо теоретический характер."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации