Дочкам нефтяных генералов позволено все

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Cклонность Возякова к быстрой наживе и неспособность к эффективному управлению грозят глобальными техногенными и финансовыми катастрофами

Семен Вайншток Одно из свойств экономики нашей страны заключается в том, что актуальность естественных монополий возрастает в предвыборную пору, так как из непрозрачных государственных закромов довольно просто черпать деньги на поддержку нужного кандидата. А чтобы к монополиям все же не было особых претензий со стороны Счетной палаты, Генпрокуратуры и прочих контролирующих и проверяющих организаций, с подачи руководства монополий создаются дочерние и аффилированные структуры: фирмы, ГУПы и т.п.

Таких структур-сателлитов на орбите каждой монополии насчитывается несколько десятков, а то и сотен как это, к примеру, наблюдается у Газпрома и Министерства путей сообщения. Более скромные монополии создают гораздо меньшее количество подчиненных компаний, но зато передают им значительно большие полномочия. Так, широко известная в узких кругах компания «Транснефть», монопольно владеющая доступом к нефтяной трубе, недавно обзавелась 100-процентной дочкой, которую назвали просто и незамысловато – «Стройнефть». Однако столь прозаическое имя с лихвой компенсируется возможностями, переданными материнской компанией.

«Стройнефти» щедро даровали право единолично проводить все тендеры, а также предтендерный квалификационный отбор, выступать единым заказчиком работ на объектах «Транснефти», заниматься закупками продукции для всех проектов трубопроводной компании и, кроме того, единолично выполнять все объемы строительства, реконструкции и ремонта, начиная от проектной документации и заканчивая сдачей объекта в эксплуатацию. Особое отношение к одной из нескольких десятков «дочек» «Транснефти» объясняется довольно просто — все привилегии для «Стройнефти» были пролоббированы с помощью

И.В. Возякова, номинально занимающего всего лишь должность помощника одного из заместителей

С. Вайнштока.

Как же случилось, что скромный помощник вице-президента такой крупной компании как «Транснефть» смог не только получить контроль над «Стройнефтью», но и добиться для нее стольких преференций? Безусловно, успех г-на Возякова в достижении задуманного определяется не его лоббистскими возможностями. По словам компетентного источника в «Транснефти», секрет в другом — не блещущего талантами, да и просто посредственного исполнителя Возякова взяли «под крыло» крупные нефтяные олигархические структуры ЮКОС и Сибнефть. Естественно, в обмен на его полную и безоговорочную лояльность по отношению к их желаниям и нуждам.

Аппетиты Ходорковского и Абрамовича, как и следовало ожидать, недолго оставались тайной. Воспользовавшись благоприобретенными привилегиями, «Стройнефть» очень быстро захватила около 70% оборота материнской компании — немалую даже по меркам олигархов сумму почти в $1,5 млрд. Однако г-ну Возякову оказалось недостаточно дивидендов, полученных от размещения этих денег на депозитах коммерческих банков. Более того, И. Возяков очень быстро освоился и продемонстрировал своим покровителям зубки, принявшись отстаивать свой вариант строительства нефтепровода Ангарск-Дацин (Китай) в ущерб одному из партнеров.

Судя по всему, в данной ситуации г-ном Возяковым двигали сугубо личные материальные интересы, ибо проект, предложенный «Стройнефтью» профессиональным назвать трудно. Достаточно сказать, что 120 км маршрута, по которому планируется протянуть трубу, находятся в сейсмоопасной зоне. Но зато предложенная «Стройнефтью» стоимость проекта впечатляет — $ 4,5 млрд., в то время как, по мнению экспертов, реальные затраты не превышают $ 2,5 млрд.

И все же наибольшее беспокойство вызывает не алчность и непрофессионализм отдельно взятого г-на Возякова. Гораздо хуже то, что небольшая дочерняя структура может нанести серьезный ущерб государственной монополии, которая отвечает за транзит нефти и нефтепродуктов по всей стране. Учитывая то, что «Стройнефть» ведает всем, в том числе, и закупкой труб и оборудования, нет никакой гарантии, что все закупки окажутся качественными. И склонность к быстрой наживе и неспособность к эффективному управлению обернутся не только потерей государственных средств, но и глобальными техногенными и финансовыми катастрофами. Последнее особенно актуально государству, чей бюджет складывается из нефтедолларов, потеря нефти может обойтись весьма дорого.

Оригинал материала

«Правда.ру»