Дочь Шохина работает с 14 лет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дочь Шохина работает с 14 лет

Первые $100 получила за осведомительство

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::29.07.2004, "Почему дамы высшего света боятся подавать руку Жене Шохиной"

Татьяна Топоркова

Converted 17135.jpg

Женя Шохина — представительница нового поколения золотой молодежи (ее папа — бывший вице-премьер Александр Шохин). Женя отличается от многих людей своего круга: она живет полнокровной общественной жизнью — организует благотворительные фонды и клубы по интересам. Мы не могли упустить такую ответственную барышню.

Работаю с 14 лет

Подхожу к магазину Boss, Женя машет рукой из машины. Крепко жмет руку: на запястье — грубые мужские часы, на пальце — огромное кольцо, похожее на золотое. Шутит («чем отличается склероз от маразма?»), извиняется за возможную рассеянность — «не спала трое суток, дела»…

Жене сейчас тяжело. Приходится ездить. На днях отправляется в турне по России. Это новый проект. Ее заботит «социальная ответственность бизнеса перед обществом». Проект, по ее словам, «уникальный с разных точек зрения» — совмещает в себе экономику, благотворительность и спорт. Пройдет под эгидой ИСЭП (Институт социологии, экономики и права). «Он возник случайно, как и все в моей жизни, — смеется Женя. — Так получилось, что я взяла на себя менеджмент одной организации — через административный ресурс… Соберем с заинтересованных структур в регионах не менее чем по 100 тыс. долларов и все пустим на благотворительность. Я вообще давно ею болею: могу отдать в детский дом последние деньги и потом жить на 100 рублей в неделю!» (Видно, что Женя часто совершает подобные безрассудства, — она стройна и подтянута.)

Идеи для бизнеса, рассказывает она, приходят из книг. Она много читает (семейное). Читая, пришла к выводу, что сейчас нет нормальных писателей — таких, какие были 100 лет назад: «Когда не было такой свободы, писали гениальные вещи!». Спрашиваю о любимой книге: говорит, что училась жить по произведению Ф. Горенштейна «Псалом», — с тех пор относится ко всему просто, старается не завидовать, не раздражаться. Говорит об изначально гибкой природе человека… Мимо проносятся красивые машины… Женя оборачивается. Спрашиваю, что там. «Феррари», — отвечает Женя. Заговорили о светском. Говорит, что тусовки ее не интересуют, — «много слов и фальши», но иногда посещает их для общего развития. Решаюсь на откровенность: «В чем твое отличие от Ксюши Собчак?». Оживляется: «Ты знаешь, история такая была. На вечеринке у подруги стоим кружком, подходит Собчак, я ей подаю руку: мол, «здрасьте, Женя», а она сознательно мне не ответила, пренебрежительно убрала руку. И мы все дружно посмеялись». Тут вспоминает о моем вопросе, задумывается и надменно улыбается: «Отличие? Мой бизнес. Потому что я с 14 лет работаю, а она только тусуется». И мне открывается детективное Женино прошлое. Оказывается, передо мной — бывший тайный агент, который сообщал детективу, кто принимает наркотики. Это были ее первые $ 100. Коварная девчонка! Потом пробовала себя в журналистике, увлеклась благотворительностью. С возмущением сообщает: «Ведь как у нас принято: собрал деньги на сирот, поел икры, 100 рублей выделил, а если большая сумма, она оседает в карманах добрых дяденек и тетенек». Осторожно спрашиваю: «Твое материальное положение улучшится, когда заработает новый проект?». (Брови поднимаются, чуть повышает голос.) «Нет. Мы на этом вообще не зарабатываем — делаю деньги на другом». Верю. Говорит, что любит помогать людям (часто посещает детские дома, разговаривает с детьми, дарит игрушки) и животным: недавно подобрала на улице лохматого черного щенка, утенка нашла, отнесла в зоопарк.

Из тех же побуждений — помочь страждущим — Женя создала два года назад закрытый женский клуб: альтернативу шопингу, фитнес-центрам и салонам красоты. С появлением капиталов появились и скучающие богатые жены. Женя, оригинальный человек, придумала для них интеллектуальное развлечение — своеобразную форму второго высшего образования: жены в интерьерах отеля «Националь» просвещались (история России, сакральные науки, курсы сомелье, разведение кактусов, живопись), встречались с творческой элитой. Приходили супруги министров, банкиров, просто женщины в бриллиантах. Некоторые возмущались, видя остальных собравшихся в свитерах за чашкой чая. Женя пришла к выводу, что они друг друга не поняли: «Мне стало неинтересно — я не видела отдачи. Конечно, сложился костяк клуба — несколько постоянных клиентов, но для остальных это оказалось неактуальным. Получалось, что я фактически заставляла этих женщин получать образование. Я просчиталась именно в том, что думала, будто наше общество, высший свет созрел и для того, чтобы заниматься не только своей внешностью, но и мозгами. Оказалось, что нет. Грустно».

— Кто тебя такую воспитал?

— На самом деле я с детства была самостоятельной, родители не ограничивали мою свободу: кружки, спортивные секции. Результат ты видишь перед собой: самостоятельная, оригинальная и полный паритет с родителями!

— Кого ты больше любишь: маму или папу?

— Всех люблю на свете я — это Родина моя!

Смеется, потом почему-то становится серьезной: «Я со своими делами никак не могу окончить факультет психологии. Мое первое образование — политолог (окончила Высшую школу экономики). А в детстве поменяла восемь школ!»

— В каждой что-то не устраивало?

— (Непринужденно.) Да, искала нужных мне людей… Высший экстрим — в общении с людьми. Интересно смотреть, как ни к чему их не принуждаешь, а они делают, что тебе нужно…

Тут она вспомнила, что опаздывает на день рождения к брату, и прибавила скорость. Вообще любит гонять. «Я, — говорит, — 160 км/ч: не важно, куда, главное — вперед».