До 40% парфюмерии в России продается "всерую"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Официально отечественные парфюмерные сети не приносят владельцам практически ничего. Чистая прибыль "Арбат-Престижа" составляет 1,7%. "Л’Этуаль" - 5%, а "Иль де Ботэ" – 0,19%"

Оригинал этого материала
© "Аргументы недели", origindate::07.02.2008

Чем пахнут парфюмеры? До 40% парфюмерии в России продается "всерую"

Сергей Школьный

На днях в Москве арестовали владельца сети «Арбат-Престиж» Владимира Некрасова. По мнению следствия, он недоплатил государству почти 50 млн. руб. налогов. Дальше история развивалась, как в детективе. Оказалось, что совладельцем крупнейшей в стране парфюмерной сети числилась бывшая жена «авторитетного» предпринимателя Семена Могилевича. Арестовали и его. Одна из версий событий такова: на российском парфюмерном рынке готовится большой передел собственности. Что же творится на этой поляне, если на ней не могут удержаться даже авторитетные предприниматели масштаба Могилевича?

Одинаковые с лица

Российский рынок парфюмерии – тайна за семью печатями. Даже деловые издания, обожающие заглядывать в чужой карман, обходят эту тему стороной. Но «АН» все-таки решили выяснить, что таится под броскими вывесками «ароматных» магазинов.

Как оказалось, скелетов в шкафу у них предостаточно. Во-первых, цены в отечественных парфюмерных сетях безбожно завышены. За элитные запахи в России дерут в 1,5 раза больше, чем в сверхдорогих парижских бутиках. А уж по сравнению с дьюти-фри мы переплачиваем в 2–3 раза.

Во-вторых, налицо классические признаки ценового сговора. Почему-то во всех сетях парфюмерия и косметика стоят одинаково дорого. Скидки также предоставляются по сходной схеме. Обычно это 25% на одни и те же товары. Казалось бы, этими «странностями» давно пора заняться антимонопольному ведомству. Но, похоже, оно просто закрывает глаза на ситуацию.

Что тут сказать, если антимонопольная служба даже не замечает самую большую загадку отечественного рынка парфюма – число компаний, которые им торгуют. Конкуренция, что и говорить, бешеная. В России работают аж целые три парфюмерные сети. Это «Арбат-Престиж», «Л’Этуаль» и «Иль де Ботэ». Четвертая – «Рив Гош» – представлена только в Петербурге и нескольких маленьких городках. Все эти сети существуют давно, но ни одна из них так и не смогла охватить всю территорию страны.

Что еще более странно, при таком-то масштабе бизнеса у них так и не появились по-настоящему серьезные соперники. Возможно, все дело «в методах конкуренции». Дело в том, что в России к «запахам» часто тянет людей из «неспокойного» бизнеса. Например, «Рив Гош» принадлежит создателю сети игровых клубов «Вулкан». Холдинг «Единая Европа», в который входят магазины «Иль де Ботэ», появился в начале 1990-х. По слухам, в те «лихие годы» его создатели прошли долгий путь от скупки ваучеров до открытия пунктов обмена валюты. Семен Могилевич в представлении и вовсе не нуждается. Напомним, что ФБР подо­зревает его в наркоторговле и продаже оружия международным террористам.

Люди «в сером»

Понятно, что с такими конкурентами, как Могилевич, справиться нелегко. Но, похоже, российские «парфюмеры» настолько крепки, что у них хватает сил бодаться даже с транснациональными концернами. Их просто не пускают в нашу страну!

Например, в 2004 г. французская группа «Марионно» почти договорилась о слиянии с «Арбат-Престижем», но тут французов выкупил крупный гонконгский холдинг. Азиаты присмотрелись к нашему рынку, и… сделка с российской компанией была разорвана.

Таких историй хватает. Например, крупнейший европейский продавец парфюмерии компания «Сефора» попыталась было повоевать за российский рынок. Но потом осмотрелась на месте и быстро одумалась. «Сефора» в итоге так и не решилась развивать здесь собственную сеть. Самостоятельно к нам вышла только немецкая компания «Даглас». Правда, за последние 5 лет ей удалось открыть лишь 4 магазина.

Почему российские парфюмерные сети всеми силами препятствуют проникновению иностранного капитала? Ответ прост. Западные компании сделали бы наш рынок более цивилизованным. Прежде всего, они объявили бы войну подделкам. Сейчас в России продается беспрецедентное по мировым меркам количество контрафакта. Владелец «Арбат-Престижа» Владимир Некрасов еще до ареста оценивал его долю в 40% рынка.

Считается, что подделками торгуют только лоточники и маленькие магазины. Это не так. Несколько раз под подозрение попадали и солидные сети.

Но даже если все товары продаются «вбелую», сколько должны зарабатывать на них «продавцы запаха»? Рынок парфюмерии в России огромен. В 2006 г. его объем достиг 7,8 млрд. долларов. Для сравнения: во Франции в том же году он составил 11 млрд. долларов. Казалось бы, «парфюмеры» должны получать баснословную прибыль.

И здесь нас ждет еще один сюрприз. Официально отечественные парфюмерные сети не приносят владельцам… практически ничего. Чистая прибыль «Арбат-Престижа» составляет 1,7%. «Л’Этуаль» зарабатывает 5% чистой прибыли, а «Иль де Ботэ» – 0,19%...