Драма Шаргунова: любит проституток, а липнут "голубые"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сергей Шаргунов: "Сзади чья-то рука сжала мне ягодицу"

Оригинал этого материала
© Yoki.ru, origindate::10.10.2007, Фото: molgvardia.ru

Драма Шаргунова: любит проституток, а липнут "голубые"

Владимир Крупский, Елена Рифеншталь

Converted 25317.jpg

Скандал вокруг третьего номера федерального списка "Справедливой России" 27-летнего Сергея Шаргунова продолжает разрастаться. Выяснилось, что фаворит Сергея Миронова совсем недавно был не только завсегдатаем антипутинских тусовок, организованных Стасом Белковским и иже с ними, но и отметился целым букетом оскорбительных выпадов в адрес президента. Да и писателем Сергей Шаргунов оказался весьма колоритным. Поскольку в свете последних событий интерес к его сочинениям возрос, мы тоже решили внимательно их почитать. Скажем сразу, волосы от изумления поднялись не только на голове...

Ещё недавно Сергея мало кто знал за исключением тусовки столичных политмаргиналов и псевдобогемы, где радикальные различия политических взглядов быстро снимались общностью алкогольных и сексуальных интересов. Так, всего из себя такого патриота Сергея не раз можно было наблюдать в обществе скандально известной либералки, а теперь «касьяновки» Юлии Малышевой. Что влекло к ней Сергея, догадаться нетрудно – сексуально-разнузданное поведение Юли во время политологического лагеря «Форос» два года назад создало ей, да и её воздыхателям, однозначное реноме. Весь Интернет обошло совместное фото Сергея Шаргунова и касьяновской Юли, где, видимо, как говорится, от «эрекции поллюции» у Сергея на трусах видно пикантное пятно на известно каком месте. Что касается литературных опусов нынешнего молодого лица «Справедливой России», то они с самого начала привлекли внимание и вызвали восторг у любителей и ценителей наркотических экстазов. Пишет Сергей явно со знанием дела: «На станции “Фрунзенская” старушка ползла по зеркальному, скользкому граниту как каракатица. Старушка цеплялась хрупкой лапкой за стену. Красный новый гранит свистел и расползался. Вместе со старушкой полз Рязанов. Вместе с гранитом блестел и краснел».

Этот фрагмент из шаргуновского рассказа «Бедный Рязанов» весьма напоминает, по мнению специалистов, «флэшбек», возникающий у граждан, употребляющих мощнейший психоделик ЛСД-25. И, судя по всему, автор пишет с большим знанием дела – он верно подмечает, что при ЛСД-кайфе цвета («красный гранит») могут издавать звуки («свистел»).

Но гораздо интереснее, чем наркотические откровения, сексуальные истории, приключившиеся с господином Шаргуновым. Их он со смаком и не без пикантных подробностей описывает в автобиографической повести «Ура!». Да ещё с таким пафосом, чтобы читатель сразу понял – любимец Сергея Миронова рассчитывает, что его «Ура!» займёт со временем в истории литературы тоже место, что и «Детство. Отрочество. Юность» Льва Толстого.

«В шестнадцать лет я лишился невинности в объятиях питерской проститутки», - с радостью оповещает электорат потенциальный депутат-«справедливоросс». К своей «любови» Серёжа спешил из Москвы так , что даже ботинки забыл надеть: «В Питер я прибыл с пыльными ногами, шла любовь с проституткой, ноги мои скользили по простыням, оставляя серые следы».

Это герой Бунина после страстного коитуса с, как говорится, шалашовкой стреляется от мерзости жизни. Серёга же был так обрадован уроками проститутки, что немедля ударился в алкогольно-сексуальный загул. Причём особенно полюбил для своих «бордальеро» сын уважаемого православного деятеля и известного борца за нравственное возрождение общества Александра Шаргунова Ялту. «Я весь отдался разгулам, и каждую ночь - очередное мятое тело», - с гордостью сообщает Шаргунов, намекая, что он не только половой гигант с «горячим фаллосом», но и затейник уровня самого маркиза «де Сада». Именно после таких откровений отец Сергея, уважаемый православный деятель и борец за нравственность Александр Шаргунов, назвал его «развратником» и «дерьмократом». «Скалились ялтинские тёлки, булькали напитки, мутились процессы», - поистине набоковским языком описывает «спарведливоросс» путь своего идейного роста до общества Сергея Миронова. И всё это было бы хорошо, даже замечательно, если бы не случилась в те же 16 лет с Шаргуновым пренеприятнейшая неприятность – к нему постоянно и повсеместно стали приставать «голубые». Да так напористо, что приходится волноваться – уж не придётся ли молодой гордости «Справедливой России» приходить на встречи с избирателями, прикрываясь сзади, как в известном анекдоте, медным тазом?

Именно такие опасения возникают после прочтения тематической главы из шедевральной повести Сергея Шаргунова «Ура!», названной предельно доходчиво «Пидоры». У любой доброй души от её чтения на глазах наворачиваются слёзы. Так хочется помочь человеку, которому вышеупомянутые «пидоры» прохода не дают.

В начале Сергей описывает, как к нему в вагоне клеился некий мужик, уже подцепивший мальчика-беспризорника на вокзале. «Слушай! А давай и ты с нами?» - с лёту сказал он Сергею, запав на его загорелость и «красные губы». Шаргунов так понравился развратному типу, что тот даже схватил его за локоть, когда он выходил: «Куда? Мы же вместе!»

Домогались Сергея и мальчики-проститутки, которых он в большом количестве разглядел в Охотном Ряду у бывшей гостиницы «Москва». Почему-то приняв Сергея за «своего» клиента, они кричали ему, хватая за брюки: «Дядя! Дядя! Проведём ночь!» «Дядя», хотя и был озабочен сохранностью своих штанов, мастерски заметил, что мальчики «друг друга за члены лапают под курточками», о чём счёл необходимым поведать читателям.

Также подробно освещает Шаргунов и посещение некоего гей-клуба в общества какого-то Стаса. Кем Стас приходится герою, Шаргунов не уточнил, хотя поклонники его писаний весьма интересуются. В гей-клубе Сергею сразу же жутко не понравилось: « - Не хотите мине-ета? – потянулся встречный мужик в обтягивающих лосинах. Я покачал головой, а Стас хихикнул». «Ад в прямых, средневековых его выражениях», - констатировал писатель, но, что странно, покинуть развратное заведение не поспешил.А начал, поглощая водочку, беседовать с «голубой» парочкой - "дядькой лет пятидесяти» и «бобриком стриженым парнем». А после инженера человеческих душ потянуло и вовсе в пресловутые «тёмные комнаты», где происходят самые развратные вещи.

Судя по всему, Шаргунов находился там долго. Успел отметить, как «в кабинках шуршала и стонала возня» и как «какой-то юноша привалился к стене и, вздёрнув майку, обнажил тоскливую грудь». Донаблюдался Серёжа до того, что почувствовал, как «сзади чья-то рука сжала мне ягодицу». Только получив бессознательно желаемое, автор «Ура!» Покинул «пра-ааа-ативное» заведение, да и то не особо спеша.

Гораздо быстрее Шаргунов слинял от доктора в поликлинике, который, увидав такого раскрасавца, стал тут же склонять его к взаимному оральному сексу, предлагая при этом махнуть конъячку. «Подумаешь, отсосал…И я ему отсосал…Ему приятно – мне приятно, - бормотал доктор. – Твоё здоровье, милый мой. Не будешь?»

И в поликлинике Сергей досиделся до тех пор, пока доктор не полез к нему с грязными поцелуями. «Я дунул из кабинета. – Куда же ты, миленький? – закудахтал доктор».

А «миленький, как можно понять из повести «Ура!», рванул в подмосковный пансионат – на семинар молодых писателей, видимо, урапатриотической направленности. Уж тут то, рассчитывал автор, «голубых» не будет. Ан нет! Избирателю интересно будет узнать, как Шаргунов описывает нравы интеллектуальных тусовок, поставляющих ныне кадры «Справедливой России».

«И тут ввалился гей-поэт…- Скажи, а ты голубой? – спросил хозяин номера, Васька, драматург уральский. – Я? Ну и что! – И, подойдя к уральцу, поэт метнул ему руку в штаны». После чего внимание переключилось на Шаргунова: «Он сунулся ко мне. – Нет, для меня омерзительно! – Я показал ему кулак». Поскольку все знают, что кулак у Сергея, как у боксёра Валуева, что может подтвердить «яблочник» Илья Яшин, «пидор» вроде бы как отстал.

Но Сергей все равно волнуется. «Пидоры же прут со всех сторон. Очень нахально ведут себя. Я заявляю: «Не люблю вас!» - весьма вероятно, что эти декларации Шаргунова станут основой для его предвыборных спичей. И вызовут изумление и сочувствие – все мы ходим по поликлиникам и ездим в метро, но липнут так сильно только к любимцу Миронова и Левичева. С чего бы это?

Хотя не исключено, что Сергея и включили в «тройку» для того, чтобы вызвать бессознательное влечение к списку «Справедливой России» именно «пидоров», сиречь «голубых» и «розовых». С этой аудиторией у нас пытался заигрывать только «Союз правых сил» , чей идеолог Леонид Гозман выступал в защиту гей-парадов. Но вот с «миленькими» у либералов большая напряжёнка – не считать же таковыми таких деятелей, как Леонид Гозман или Никита Белых с брутальной внешностью и тремя только законными детьми.

Ну а «симпотный» и «миленький» Шаргунов в первой «тройке» весьма может заинтересовать публику, составляющую, по подсчётам сексологов, от 4 до 10 процентов мужчин в любом обществе. О том, что партия Сергея Миронова планирует и таким способом увеличить процент своих избирателей однозначно говорит факт приглашения и включения в федеральный список бывшего второго лица ЛДПР Алексея Митрофанова – единственного депутата Госдумы, кто активно и публично поддерживал проведение в Москве гей-парада. Может, Митрофанов тоже хотел быть «миленьким» в первой «тройке» Миронова? Напрасно, ибо у него нет, как у Шаргунова, тех флюидов, тех феррамонов сексапила, благодаря которым геи слетятся на список «Справедливой России» как мухи не хочется говорить на что.

Такая скандальная перспектива, похоже, теперь не радует Сергея Миронова, который и от интереса к бурному прошлому Алексея Митрофанова ожидает немало «подлянок». Тем более, что его «миленький» в недалёком прошлом засветился в политтусовках с заявлениями, в корне противоречащими тому, что говорят лидеры «справедливороссов» сегодня. Избавиться от Сергея Шаргунова в первой тройке, сохранив при этом лицо, эсеры уже не могут. Оставлять тоже нельзя – ибо лицо будет и вовсе потеряно. Вот такая вот «загогулина» нарисовалась в «Справедливой России». И кто же её автор?