Дрессированные: политики и памфлетисты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дрессированные: политики и памфлетисты

Паленые лапы

Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Власть", origindate::03.11.2003, "Политические танцы"

Валерий Панюшкин

Converted 15337.jpg

Время от времени политикам в целях популярности приходится демонстрировать, что они тоже люди. Они вынуждены встречаться с простыми смертными, пожимать им руки, разговаривать с ними, иногда даже есть и пить в их присутствии. Но, конечно, самое унизительное — это прилюдные танцы.

Знаете ли вы, как учат танцевать медведя?

На этом можно было бы поставить точку, потому что все знают, как учат танцевать медведя. В яме разводят костер, поверх костра кладут лист железа, а по железу проваживают мишку на цепи. Когда огонь начинает палить медведю лапы, медведь принимается потешно подпрыгивать, и в это самое время играют на балалайке, чтоб у медведя навсегда увязалось в мозгу балалаечное трень-брень с его медвежьим потешным подпрыгиванием.

Несколько таких уроков, и можно показывать пляшущего медведя хоть на ярмарке, хоть в цирке, хоть в любом другом месте, где есть высокая явка граждан и большое количество наблюдателей. Интеллигенция морщится, конечно, при виде пляшущего медведя, но народу нравится. Народ ведь любит наблюдать что-нибудь унизительное.

Забавно, что всякое живое существо, специализирующееся на унижении собственного достоинства, рано или поздно начинает видеть в унижении своем профессионализм, искусство и даже какую-нибудь гуманистическую миссию.

Взять хоть, например, стриптизерок. Эти достойные девушки, пляшущие за довольно приличные даже и для солистки Большого театра деньги, в перерывах между танцами любят поговорить. Они сидят у богатых клиентов за столиками, у каждой в сумочке по две-три пробки от шампанского, которые бармен обменяет им под утро на деньги, и они говорят. Про то, как выдумывали новый номер и как номер этот выведет, наконец, искусство танца из кризиса. Про то, какая корова вон та новенькая с большими сиськами. Про то, сколько приходится трудиться, чтобы отработать тройной пируэт вокруг шеста. Они пьют шампанское, бокал за бокалом, потому что чем больше они выпьют, тем больше заработают. И забываются. И сами начинают верить, будто и впрямь балерины, а не просто нечем платить за квартиру. И врут напропалую: про Вагановское училище, про международный конкурс...

Вот так же и медведи, наверное. Я думаю, медведь, которому подпалили лапы и научили потешно скакать под балалайку, рано или поздно начинает воспринимать свое подпрыгивание как искусство и даже как гуманистическую какую-нибудь миссию. Пройдя несколько ярмарок, медведь-плясун начинает всерьез верить, будто ему выпал редкий жребий — осчастливливать народ. Народ и вправду весел, у народа рожа красная, дух нации изо рта разит на два аршина, и медведь искренне верит, будто весь этот гвалт вокруг есть рыночная экономика и что рынок растет в основном благодаря тому, что в центре рынка пляшет медведь.

Раз такое дело, то немудрено, что медведь начинает испытывать гордость. Немудрено, что всякий прочий зверь завидует медведю и рвется тоже поплясать посреди базара, даже если ради этого нужно надеть цепь на шею и подпалить лапы. А медведь всякого пляшущего посреди базара зверя почитает козлом. В неуклюжих коленцах своей пляски медведь довольно скоро начинает усматривать изящество и даже свойственную высокому искусству мудрость. Гордость, изящество и мудрость застят медведю разум до той поры, пока хозяин не дернет цепь и не заставит понуро ковылять в клетку. Но и тогда медведь не понимает, кто он на самом деле, а думает, что с ним обошлись несправедливо, ровно в тот миг, когда справедливость восторжествовала.

Эх ты, балаганный топтыгин с палеными лапами. Скажи тебе, что ты пляшешь под чужую дудку, так ты, пожалуй, обидишься и подашь в суд. Потому что это же будет клевета и нанесение ущерба твоей деловой репутации.

Что ж, справедливости ради действительно стоит признать, что пляшешь ты, топтыгин, не под чужую дудку, а под чужую балалайку, волшебный инструмент типа «одна палка, три струны, я хозяин всей страны». Не жалея лап, ты отплясываешь цыганочку с выходом, думая, будто цыганочка с выходом — это выход. Балалайка трень-брень, а ты вприсядку. И то сказать, «присядка» — самое безобидное из однокоренных слов. Балалайка трень-брень, а ты выделываешь коленца и кладешь земные поклоны. Так ты медвежьим своим лбом понимаешь патриотизм.

Converted 15338.jpg

Первая пара Федерации
Борис Ельцин, Наина Ельцина, 1996 год

Converted 15339.jpg

Бал Палыч
Павел Бородин, 2002 год

Converted 15340.jpg

Трио президентов
Вайра Вике-Фрейберга, Леонид Кучма, Александр Квасьневский, 1999 год

Converted 15341.jpg

Converted 15342.jpg

Танец с кепками
Юрий Лужков, 2001 год (вверху), 
Валерий Шанцев, 2003 год

Converted 15343.jpg

С коммунистическим приветом
Геннадий Зюганов, 1999 год

Converted 15344.jpg

Правосторонние движения
Константин Титов, Ирина Хакамада, Борис Немцов, 1999 год