Друзья познаются в беде

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Глава Сахалинской области до последнего защищал регионального министра здравоохранения, осужденного за хищение имущества в особо крупном размере

Pics.1-150x123.jpg

Андрей Васильченков

В городском суде Южно-Сахалинска закончился суд над главным медиком области, длившийся девять месяцев («Новая» писала о начале суда в номере за 21 ноября 2010 года). Министр Андрей Васильченков и двое его подельников — хабаровчане Владислав Сафонов и Владимир Мун признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере).

Из приговора следует, что Васильченков, являясь председателем конкурсной комиссии, при проведении конкурса на поставку медицинского оборудования умышленно, с целью хищения бюджетных средств подменил одну из заявок. В результате фальсификации победу в конкурсе одержала фирма, принадлежащая Сафонову. Впоследствии именно с этой фирмой Васильченков заключил выгодный для себя и соучастников преступления государственный контракт на поставку медицинского оборудования (ангиографа и томографа) по цене на 98 млн рублей выше среднерыночной. Указанные денежные средства Васильченков, Сафонов и Мун похитили из областного бюджета.

На усмотрение суда

Pics.2.jpg

Ушерб, нанесенный Васильченковым бюджету, оценивается в 100 млн руб.

Расследование шло непросто. Судье Григорию Городницкому пришлось на всех этапах процесса, по сути, доделывать за следствием немалую работу. Обвинение вело себя спокойно, прокуроры Александр Огай и Елена Поликина свою сдержанную позицию объясняли тем, что неопровержимых доказательств в деле и так достаточно. Потерпевшая сторона (правительство области), которая могла и должна была бы сражаться за возврат миллионов, самоустранилась. Представитель потерпевшей стороны Дмитрий Чекрышев не задал ни одного вопроса свидетелям и обвиняемым, а когда обращались к нему, отвечал как заведенный: «На усмотрение суда». Судья все-таки добился от него определенности: правительственный чиновник сказал, что потерпевшая сторона ущерб не признает.

Обвинение требует 12 лет Васильченкову и по 8 его подельникам. Защита — немедленного оправдания подсудимых. В чем их вина? Итоги конкурса никто не отменял, оборудование действует и приносит пользу. Областному бюджету даже сэкономлено 20 миллионов рублей…

Последнее слово

Андрей Васильченков напомнил суду о своих заслугах: он — хирург высшей квалификации, единственный в области доктор медицинских наук… С тех пор как установлено оборудование, из-за которого весь сыр-бор, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в области значительно снизилась. Владислав Сафонов подтвердил, что он тоже горд тем, что участвовал в поставке такого прекрасного оборудования на Сахалин. Владимир Мун убеждал суд, что находится на этой скамье только потому, что знаком с министром Васильченковым и губернатором Хорошавиным. У них сложились приятельские отношения еще в Охе — вместе ездили на охоту и рыбалку, главный врач оказывал ему медицинскую помощь.

Все трое убеждали суд в своей абсолютной невиновности: дело против них сфабриковано… карьеристами-следователями… противниками нового губернатора, назначенного вместо старого, отстраненного в 2007 году… противниками нового главы областного здравоохранения…

Короче, разветвленный заговор.

Приговор

Они были абсолютно уверены, что избегнут наказания. Под эгидой-то губернатора.

Они думали, что чтение приговора займет не более полутора часов (что там читать-то?) и они отправятся по своим делам. Сафонов и Мун улетят в Хабаровск, а Васильченков отправится в министерство, на личный прием, который он запланировал на вторую половину дня.

В течение первого часа читки приговора стало ясно, что он носит обвинительный характер. А это значит, что в зале неизбежно появление конвоя. Министр стал писать записку жене, передал ее, свой сотовый и наручные часы адвокату. Но прошел второй час, третий… Стопка листов, зачитываемых судьей, уменьшилась лишь наполовину. Во время перерыва на обед адвокат говорит Васильченкову, чтобы съездил домой, приготовился… Больше в зале суда министр не появляется. Еще три часа чтения приговора. Сафонова и Муна берут под стражу. Еще через полчаса приносят справку, что министру вызвали «скорую» на дом и сейчас он лежит в реанимации регионального сосудистого центра. Где-то рядом с дорогим оборудованием,  об которое споткнулась его карьера…

При вынесении приговора суд учел, что Васильченков и Сафонов характеризуются положительно, не судимы, у них на иждивении несовершеннолетние дети. Что Мун пенсионного возраста, болен сахарным диабетом. Но учитывая общественно опасный характер преступления, учитывая, что ущерб нанесен наиболее значимой социальной сфере — здравоохранению, суд приговорил Васильченкова к 6 годам и 9 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, к штрафу в 1 млн рублей и лишил его права в течение 2 лет и 6 месяцев занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением организационно-распорядительных полномочий.

Сафонов осужден на 6 лет и 3 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима и к штрафу в 800 тыс рублей. Мун получил 5 лет и 3 месяца колонии общего режима, штраф — 700 тыс рублей.

Из приговора:

«Взыскать в солидарном порядке с Васильченкова, Сафонова и Муна в пользу Сахалинской области в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением, 98 миллионов 699 тысяч 500 рублей. Для исполнения настоящего приговора передать управлению Федеральной службы судебных приставов по Сахалинской области следующее имущество, принадлежащее Васильченкову: две квартиры — в Москве и Южно-Сахалинске, гараж-бокс в Москве, четыре транспортных средства (кран, два автомобиля Toyota Land Cruiser, один автомобиль Toyota Сami).

А также денежные средства в рублях, долларах США, евро, иенах и батах, изъятые в входе обыска в рабочем кабинете Васильченкова, его квартирах и в ходе выемки из банковских ячеек Южно-Сахалинска и Москвы».

Мы много говорим о том, что надо бороться с коррупцией. Этот процесс показал, что государство к этой борьбе не готово. Не готовы многочисленные надзорные и проверяющие организации. Итоги конкурса проверяли ФАС, контрольно-счетная палата, городская и областная прокуратура. Никаких нарушений не нашли. Кто-нибудь из проверяющих ответит за это? Не готовы следственные органы. Судья был вынужден исключить из дела ряд доказательств, добытых незаконным путем. Об уровне следствия говорит и частая (14 раз!) сменяемость следственных групп; кроме того, осуждены два хабаровских следователя, вымогавших взятки у наших «героев».

А еще была череда лжесвидетелей, убеждающих судью поверить в фантастические вещи — в то, например, что изъятые у министра при обыске миллионы — это их, свидетелей, деньги, отданные Васильченкову на хранение. Врачи, чиновники, коммерсанты, чей бизнес даже никак не связан с медициной…

Скверна власти

Все два с половиной года, пока Васильченков был под следствием и судом, он оставался главным медиком области. Даже во время 14-месячного заключения в Хабаровском СИЗО ему засчитывался отпуск без содержания… Более того, в это время он (обвиняемый по уголовному делу!) получил повышение по службе, войдя в состав правительства области в ранге министра сахалинского здравоохранения. «Порядочный, честный, профессионал своего дела, при нем произошли видимые позитивные изменения в системе здравоохранения области», — так отзывался губернатор Хорошавин о своем подчиненном, зная, что против «профессионала» возбуждено несколько уголовных дел. Вплоть до дня приговора Васильченков мелькал в местных теленовостях, проводя коллегии и давая интервью. В перерывах между заседаниями суда он разъезжал с губернатором по районам, и они, стоя рядышком, учили медиков уму-разуму. Губернатор демонстративно защищал своего министра перед обществом, в СМИ, в суде, отказываясь признавать нанесенный бюджету ущерб почти в сто миллионов рублей. Неслыханная, позорная ситуация! И не ситуация даже, а осознанное поведение главы региона в течение длительного времени. Губернатор просто обязан сложить с себя полномочия после того, как приговор в отношении его подчиненного вступит в законную силу.

P.S. Пресс-служба Главного управления МВД по ДФО назвала «дело Васильченкова» «первым в России делом такого уровня, дошедшим до суда». В действительности первым до суда дошло другое аналогичное дело. В декабре прошлого года Ленинский суд Ульяновска признал бывшего министра здравоохранения области Ф. Прокина и других членов организованной преступной группы, наживавшейся на закупках дорогостоящего медоборудования, виновными в мошенничестве в особо крупном размере. В 2008 году Прокин с сообщниками многократно перепродавал через подставные фирмы ангиограф и томографы. В результате их закупочная цена выросла в несколько раз. Ущерб бюджету превысил 90 млн рублей. Суд приговорил Прокина к 8,5 годам колонии общего режима и назначил штраф в миллион рублей, а также обязал чиновника и его сообщников полностью возместить ущерб бюджету.

Ольга Васильева

Оригинал материала: Новая газета