Дума — for sale

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::09.11.2004

Дума — for sale

Кто и сколько платит за депутатское лобби

Игорь Дмитриев

Converted 17771.jpg

Не секрет: создание любой политической партии — это деньги, причём немалые. Только на предвыборную думскую кампанию затрачиваются десятки, а порой и сотни миллионов долларов. Разумеется, спонсоры не демонстрируют «аттракцион неслыханной щедрости», выбрасывая свои кровные на ветер. Все эти деньги они намерены «отбить» при помощи лоббизма, как это и практиковалось в Госдуме предыдущих созывов. Вообще, единственным магнатом, «самолично избравшимся» в парламент в 1990 году, был глава «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов. Зато почти каждая солидная бизнес-структура стремилась обзавестись собственным, прикормленным депутатским объединением. В его состав, как правило, входили и узкие специалисты, отлично знающие финансовые интересы, которые им следует защищать, и партийные трибуны, вооружённые патетическими аргументами. Ну а власти оставалось лишь перекупать думцев у более удачливых конкурентов: так, по словам депутата Анатолия Куликова, в начале работы третьей Думы независимым депутатам за вступление в проправительственные фракции предлагали сразу $50 тысяч плюс ежемесячную зарплату $5 тысяч. Но политика — это азартная игра: играть в неё с государством — дело бессмысленное. Неудивительно, что сегодня у депутатов и их патронов остались лишь крохи былой лоббистской роскоши.

Самый наглядный пример перед глазами. На прошлой неделе в Госдуме отшумела очередная «золотая пора» — принятие во втором чтении бюджета страны. Дело в том, что его первое чтение, при котором принимается общая сумма, не сулит никаких дивидендов: активность всегда возникала при втором чтении, когда деньги делятся между отраслями и регионами. Раньше этот увлекательный процесс растягивался на несколько недель, теперь же второе чтение прошло за одно пленарное заседание. Это значит, что большинство депутатов просто не успели повлиять на делёж федерального пирога.

Как правило, на услуги лоббистов идёт 10% запланированной прибыли заинтересованной компании

Единственным полигоном, где ещё можно испытать себя в борьбе за государственные миллионы, остаётся думский Комитет по бюджету и налогам. Там за закрытыми дверями готовится окончательный вариант проекта бюджета, который потом утверждается депутатским корпусом. Неудивительно, что попасть в этот комитет было пределом мечтаний многих думцев, однако выдержать конкурс удавалось не всем. Впрочем, штат комитета и так оказался раздутым сверх всякой меры — 51 народный избранник. Для сравнения: в Комитете по делам национальностей лишь 6 членов, по культуре — всего 8.

Кроме бюджетного сообщества популярностью пользуются Комитет по кредитным организациям и финансовым рынкам, Комитет по экономической политике, предпринимательству и туризму, Комитет по энергетике, транспорту и связи. Ну а негласные лоббистские расценки по сравнению с предыдущей Думой почти не изменились: принятие с нуля во всех 3 чтениях нужного закона — $100—200 тысяч, внесение необходимых поправок — $30—50 тысяч. При этом на подкуп, как правило, идёт 10% запланированной прибыли, которую получает та или иная компания в случае решения вопроса. Чего стоит один только закон «О соглашениях о разделе продукции», к которому различные лоббисты постоянно предлагают поправки. Именно этот нормативный акт разрешает или запрещает допуск иностранного капитала в разработку очередного отечественного сырьевого месторождения. В результате думского лобби крупных западных инвестиций там давно не было.

Есть у депутата и другие способы заработать. Например, депутатский запрос, который касается, как правило, претензий к той или иной коммерческой структуре, стоит $2—10 тысяч. Если же он прошёл и думское слушание, цена резко подскакивает. Организация запроса в прокуратуру от группы депутатов оценивается в среднем в $30 тысяч, от одного депутата — в $5 тысяч. Причём, если у члена ЛДПР такую бумагу можно купить за $1 тысячу, то подпись председателя солидного комитета стоит $10—15 тысяч. Личный звонок депутата к чиновнику уровня замминистра с ходатайством о помощи некоей структуре оценивается в $2—4 тысячи. В прошлой Думе были даже совсем анекдотичные случаи вроде [page_11498.htm рекламного предложения пригласить депутата на свадьбу], где он может не только произнести тост, но даже спеть и сыграть на музыкальном инструменте. Всего за $1 тысячу. Но нынешние думцы до этого ещё не дошли.

Разумеется, есть цена у решения политических вопросов. Скажем, за голосование против импичмента Бориса Ельцина, как и за утверждение премьером Виктора Черномырдина, платили по 5 тысяч «зелёных». Как рассказал нам бывший депутат, банкир КПРФ Владимир Семаго, на провал импичмента у президентской администрации ушло всего $0,5 миллиона. Впрочем, ныне подкуп играет в Думе гораздо меньшую роль, все решения принимает исключительно «Единая Россия». Именно члены этой партии находятся во главе всех 29 комитетов Госдумы, а это значит, что они в состоянии обеспечить положительную резолюцию при рассмотрении любых вопросов.

До последнего времени у Зюганова не было права подписи финансовых документов

Вообще, «Единая Россия», как и подобает партии власти, обладает самым солидным официальным бюджетом: по слухам, он составляет $3 миллиона в год. При этом зарплаты ведущих специалистов в центральном аппарате партии не превышают $800. Разумеется, совсем иные доходы у тех, кто стоит у руля партии. Главное достоинство Бориса Грызлова, Юрия Волкова, Валерия Богомолова — в прямом выходе на Владимира Путина. Следующие в партийном ранжире — Вячеслав Володин и Олег Морозов — общаются, как правило, с куратором кремлёвской политики Владиславом Сурковым. К числу протеже Кремля можно отнести бывшего адвоката Анатолия Собчака, а ныне председателя Комитета по конституционному законодательству Владимира Плигина. Глава Комитета по бюджету и налогам Юрий Васильев считается креатурой Михаила Фрадкова, а председатель Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Владислав Резник — протеже Алексея Кудрина.

В ЛДПР партийную кассу держит сам Владимир Жириновский. Но в последнее время в его войсках прежнего порядка нет: депутаты стали использовать лейбл ЛДПР без ведома вождя, начав брать деньги лично. ЛДПР традиционно считается структурой, не связанной с кремлёвским истеблишментом. Однако любопытна биография одного из членов её фракции — Владимира Чурова. Зампред Комитета ГД по делам СНГ с 1992 года работал в комиссии по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. Её начальником до 1996 года был... нынешний Президент России. Не менее интересны и контакты другого видного члена ЛДПР, Константина Ветрова: он учился в Московском институте культуры вместе с Владиславом Сурковым. Более того, после его окончания товарищи несколько лет занимали руководящие должности в Альфа-банке... В рядах ЛДПР нужно особо отметить троих небедных: владельца «Нафта-Москва» Сулеймана Керимова, бывшего главу Уникомбанка, «Кредиттраста», Моснацбанка Ашота Егиазаряна и представителя концерна «Делми» Александра Скоробогатько.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов до недавнего времени практически не занимался организационно-финансовыми вопросам: все нити в своих руках держали его малоизвестный заместитель Валентин Купцов и вообще никому не известный управделами ЦК КПРФ, экс-банкир оборонки Евгений Бурченко. Шутка ли, у Зюганова до последнего времени не было даже права подписи финансовых документов. Это создавало пикантные ситуации: председатель КПРФ щедро обещал субсидии, после чего проситель выслушивал отказ Бурченко и Купцова. После поражения на последних выборах отошли от КПРФ президент банка «Альба-Альянс» Игорь Анненский, астраханский магнат Николай Дайхес, башкирский «трубопрокатный и сталелитейный король» Рифхат Шакиров. В итоге ситуация с деньгами стала гораздо хуже, и Зюганов взял финансовые бразды в свои руки. Ныне «кошельком» является президент корпорации «Росагропромстрой» и Росагропромстройбанка Виктор Видьманов. Благодаря ему штаб-квартира партии представляет собой 2-этажный особняк с евроремонтом на Цветном бульваре стоимостью несколько сотен тысяч долларов. Деньгами КПРФ помогли и ещё трое: владелец Красноярского химкомбината Пётр Романов, «фармацевтический король» Санкт-Петербурга Александр Афанасьев и предприниматель Сергей Штогрин, считающийся протеже известного бизнесмена Льва Черного. Впрочем, недавно Зюганов обратился ко всем россиянам с просьбой скинуться деньгами. И явно не от хорошей жизни.