Дурно пахнущая авария

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Дурно Пахнущая Авария»)
Перейти к: навигация, поиск


ЛУКОЙЛ не спешит признать себя виновными в отравлении детей

1052806783-0.gif «Сейчас все делается для того, чтобы виновные в отравлении детей газом ушли от ответственности», — заявила на днях председатель авторитетного Волгоградского общественного клуба «Экология» Надежда Бедина. Речь идет о недавней аварии на ООО «ЛУКОЙЛ-Волгограднефтепереработка», в результате которой отравление сероводородом получили около ста человек, большинство из них — дети.

Как уже сообщала «НГ», 17 апреля с.г. на Волгоградском нефтеперерабатывающем заводе (НПЗ), принадлежащем НК «ЛУКОЙЛ», произошел аварийный выброс в атмосферу пропан-бутилен-бутановой фракции с примесью сероводорода из емкости 10 тыс. литров. Как вскоре было объявлено, разгерметизация емкости произошла из-за разрушения сварочного соединения. Образовавшееся ядовитое облако ветром отнесло за четыре километра.

По данным Нины Бединой, после 15-минутной утечки газовой смеси в больницы поступил 31 ученик гимназии № 8 в возрасте от 10 до 14 лет. Диагноз — острое отравление неизвестным газом. К 22 апреля к врачам обратились с подозрением на отравление сероводородом 97 человек — помимо учащихся гимназии № 8 среди них были дети из школ №60 и 25 и три педагога из школ №60, 134 и той же самой 8-й гимназии.

Основной удар газовой атаки пришелся на детей, которые находились на 2 и 3-м этажах гимназии №8. Все пострадавшие говорят, что сначала почувствовали неприятный запах тухлых яиц (характерный для сероводорода), а затем недомогание, тошноту, резкие боли в желудке и печени. Некоторые теряли сознание. Девять пострадавших детей попали в реанимацию. Прокуратура Волгоградской области возбудила уголовное дело по ст. 246 УК РФ («Нарушение правил охраны окружающей среды при проведении работ»).

Если кто не спрятался, никто не виноват

Сразу после аварии замминистра по делам ЧС РФ Геннадий Короткин заявил, что главной причиной отравления детей стала халатность руководства и диспетчера НПЗ, своевременно не доложивших о ЧП в соответствующие службы. Администрация НПЗ сначала попыталась скрыть информацию об аварии. Затем отказалась пустить на территорию предприятия специалистов городской экологической службы. После чего вовсе стала отрицать причастность нефтяников к массовому отравлению детей, а вину за аварию свалила на смежников, поставивших на НПЗ оборудование с некачественной сваркой — предприятие из Великого Новгорода, не имеющее отношения к НК «ЛУКОЙЛ».

Практически сразу после аварии президент НК «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов распорядился уволить виновных — дежурную бригаду диспетчеров НПЗ (значит, было за что?). Но затем в настроениях руководства нефтяной компании произошли радикальные перемены. На специальной пресс-конференции руководство НПЗ и приглашенные из Москвы (разумеется, независимые) специалисты заявили, что никакой связи между аварией на заводе и массовым отравлением детей нет.

Через несколько дней после аварии в газете областной администрации «Волгоградская правда» на первой полосе в колонке новостей, спонсором которой является компания «ЛУКОЙЛ», появилось сообщение, что в гимназии № 8 был обнаружен баллончик с неким газом, которым баловались старшеклассники. Эта информация, очень похожая на «рояль в кустах», как бы подтверждала непричастность нефтяной компании к отравлению детей. Сами, дескать, таскают в гимназию баллоны с каким-то газом.

Представители областной прокуратуры сначала говорили, что на 90% уверены, что причиной отравления детей стал выброс газов на НПЗ. А спустя две недели заявляли, что не все просто в этой истории.

Дышите по месту жительства

Источники «НГ» в администрации Волгоградской области выдвигают свою версию, объясняющую столь тяжелые последствия аварии. По имеющейся информации, на НПЗ в середине апреля проходили испытания и наладка нового производственного оборудования по переработке высокосернистой нефти из Башкирии, Татарии и Сибири. По словам специалистов, переработка такого сырья сопровождается значительным выходом одного из побочных продуктов — сероводорода. И в случае аварии серьезно повышается вероятность отравления этим газом. До сих пор волгоградцы перерабатывали лишь малосернистую нефть местного происхождения. Поэтому в Волгограде нет опыта реагирования специальных служб на нейтрализацию сероводородных облаков, — не приходилось до сих пор решать эту задачу. Теперь, как сообщили волгоградские СМИ, мэр города Юрий Чехов принял решение командировать специалистов городской службы гражданской обороны на Астраханский газоконденсатный комбинат для получения навыков работы в чрезвычайных ситуациях с выбросами сероводорода.

Нина Бедина считает, что Волгоградский НПЗ оказался не готов к переходу на переработку нефти с высоким содержанием серы. Необходимой реконструкции предприятия проведено не было, так как на нее нужны значительные средства.

Сегодня можно предположить, что авария на НПЗ произошла в момент отладки нового оборудования под переработку высокосернистой нефти. Видимо, по этой причине среди работников предприятия не зафиксировано пострадавших — по версии источников «НГ» в областной администрации, работники пользовались противогазами и были подготовлены на случай ЧП.

Если эта версия верна, то, очевидно, никто не сможет гарантировать, что подобные выбросы сероводорода на НПЗ не повторятся. Отладка оборудования под переработку нового, экологически более опасного сырья может занять длительное время. От аварий при этом никто не застрахован. Каким образом будут защищаться от возможных ЧП жители Красноармейского района — пока непонятно. На экстренные массовые эвакуации надеяться не приходится. Значит, придется «дышать по месту жительства».

«Отравление остеохондрозом»

Выходов из сложившейся ситуации немного. Первый — прекратить переработку высокосернистой нефти. Возможно, это внесет нежелательные коррективы в стратегические планы НК «ЛУКОЙЛ», однако безопасность миллионного города наверняка стоит дороже. Второй — создание системы безопасности. Городские власти предлагают оснастить НПЗ автоматизированной системой контроля за сероводородным фоном (по примеру того же Астраханского газоконденсатного комбината). Однако в бюджете Волгограда средств на это просто нет. Захочет ли этим заниматься «ЛУКОЙЛ», пока неизвестно. К тому же одним контролем проблема не исчерпывается. Кто и как, за чей счет будет организовывать спасение людей в случае аварии? И как долго захотят сами жители района жить в состоянии постоянной «воздушной тревоги»?

Пока же родители отравившихся 17 апреля детей готовят иски в суд на ООО «ЛУКОЙЛ-Волгограднефтепереработка». И сразу начались странные вещи. Так, детям, выписанным из больницы № 15 с диагнозом отравление промышленными газами, на выписном листе отказываются ставить печать лечебного учреждения. А без этого успешность подачи иска в суд более чем сомнительна. С аналогичной проблемой столкнулись и три педагога, поступившие в больницу с теми же симптомами отравления, что и их ученики. Учителя выписаны домой с диагнозами остеохондроз, гипертонический криз и дистония.

Между тем дети, подвергшиеся газовой атаке сероводородом, после лечения и выписки начинают вновь попадать в больницу. По мнению специалистов, жестких побочных реакций отравления на детский организм избежать невозможно. Кроме того, обостряются и все хронические заболевания. Например, одной пострадавшей — ученице школы № 60 Тане Суязовой — врачи поставили диагноз острый гастрит, увеличение печени. 25 апреля девочку выписали из больницы, а всего через три дня, 28 апреля, она была вновь госпитализирована. Ряд специалистов полагают, что перенесшие отравление газом дети обречены на тяжелые хронические заболевания в будущем (включая заболевания нервной системы) и, вполне возможно, на инвалидность.

Андрей Серенко

Оригинал материала

«Независимая Газета»