Духовные блуждания банкира Цветкова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Духовные блуждания банкира Цветкова

2b320d843d712693bd3fa034c43ccafb.jpeg
Николай Цветков. Фото "Ъ"

Поход в нирвану владельца "Уралсиба" обошелся банку в 29 миллиардов

Не то, чтобы  деятели банковского сектора не были людьми суеверными, или совсем не прибегали к услугам разного рода знахарей и ясновидящших, но мало кому удавалось нанести своими оккультными исканиями таких убытков собственному бизнесу, как это получилось у владельца "Уралсиба" Николая Цветкова. Насколько можно судить, это человек весьма увлеченный, перепробовавший огромное количество всевозможных религиознах практик, и даже придумавший некоторые собственные. О некоторых из них рассказывается в расследовании Forbes.   С чувством, с толком, с "расстановкой"

 

Пришло время обеда, но для трех десятков топ-менеджеров финансовой корпорации (ФК) «Уралсиб», собравшихся в одной из комнат офиса, салат и суп были на недосягаемом расстоянии. Сменив деловые костюмы на повседневную одежду, управленцы хаотично перемещались и менялись местами, тут же в джинсах и свитере ходил худощавый человек с довольной улыбкой — владелец корпорации Николай Цветков. Мероприятие называлось «расстановкой». Каждый из менеджеров после метаний по комнате находил «свое» место. И вот долгожданная гармония вроде была достигнута. Но один из участников неожиданно нарушил тишину — он услышал свое сердце, которое билось не слева, а справа. «Цветков интерпретировал это как знак — у нас что-то идет не так, — рассказывает участник той «расстановки». — И вместо обеда мы час или полтора искали сердце нашей организации». Вслух недовольства никто не выразил, своим единомышленникам акционер мог выплатить более щедрые бонусы. Подобные корпоративные мероприятия были неотъемлемой частью внедренного в ФК «Уралсиб» онтологического подхода к управлению. Онтологический менеджмент — это, согласно теории, управление, построенное на основе понимания законов бытия и исследования картин реальности. Расплывчато. При таком методе управления компании используют стратегические карты и систему, контролирующую реализацию стратегии на основе ключевых показателей эффективности (KPI).

До 2014 года «расстановки» и занятия, где сотрудников обучали онтологическому менеджменту, проводились в «Уралсибе» по два-три раза в неделю, иногда устраивались трехдневные семинары, которые захватывали субботу. Бывший кадровый офицер Цветков — увлекающийся человек, кроме внедрения в ФК онтологии, а потом и нумерологии он ездил к шаманам в Хакасию, занимался йогой и аюрведическими процедурами, китайской гимнастикой цигун. При этом он регулярно посещает православный храм и тратит большие деньги на благотворительность. Между тем капитализация банка «Уралсиб» с пика 2007 года ($7,9 млрд) упала до $170 млн. Как связаны увлечения Цветкова и его бизнес?

  Число здорового человека

 

Впервые речь о корпоративной культуре зашла в 2000 году. К этому времени в распоряжении принадлежащей Цветкову инвестиционной компании «Никойл» было более 11% акций «Лукойла»: чуть более 5% принадлежали самому Цветкову, остальные 6% — президенту нефтяной компании Вагиту Алекперову и его партнерам. «Никойл» заработала сотни миллионов долларов на рынке акций, а кризис 1998 года пошел ей только на пользу — компания Цветкова купила разорившегося конкурента « Ринако Плюс » и чуть раньше, в 1996 году, небольшой банк «Родина». Компания не жалела денег на сотрудников, но не выращивала свои кадры, а перекупала уже сформировавшиеся команды. «Люди приходили группами и начинали заниматься каким-то своим направлением. Команда из «Сбера», например, занялась драгметаллами, ребята из «Ринако» сидели отдельно и торговали акциями. Получился какой-то набор бутиков. И тогда Цветков задумался, как все это объединить», — вспоминает один из тогдашних руководителей «Никойла». По-настоящему проблемой занялись в 2002 году, когда «Никойл» приобрела Автобанк и «Промышленно-страховую компанию» (ПСК), по оценкам, почти за $200 млн. К тому времени все структуры ИБГ «Никойл» уже переселились в собственное офисное здание на улице Ефремова в Хамовниках. Топ-менеджер Автобанка вспоминает, что тогда Цветков начал прививать коллективу любовь к здоровому образу жизни. Сначала все увлеклись оздоровительными процедурами и лечебным голоданием по системе Пола Брэгга. На последнем этаже офисной башни был открыт оздоровительный центр с массажным кабинетом и залом для занятий йогой. Там же, по словам менеджера Автобанка, был «человек, который чистил чакры» всем желающим. Цветков с бывшим владельцем только что купленной ПСК Борисом Пастуховым ездили поправлять здоровье в Китай. Цветков тогда поставил перед собой задачу похудеть на 20 кг. Он взял за правило подниматься к себе в кабинет на 14-й этаж только пешком и регулярно заниматься йогой. Подчиненным ничего не оставалось, как последовать примеру президента. Кто-то делал это с удовольствием, а для людей с лишним весом наступили тяжелые времена. Бывшие менеджеры вспоминают, что в столовой для голодающих были организованы специальные столики с минеральной водой и сырыми овощами. Были люди, которые, едва завидев, что в столовую входит Цветков, сразу бежали к этим столикам и хватали стаканы с водой, делая вид, что тоже следуют строгой диете. У Цветкова создавалось впечатление, что его окружают одни единомышленники. Еще одно увлечение того времени — нумерология. Служба HR считала нумерологические числа менеджеров и сравнивала их с числом Цветкова. Для расчета достаточно знать ФИО и дату рождения. Кому отдавалось предпочтение при прочих равных условиях? В 2007 году Цветков искал себе замену на посту председателя правления банка «Уралсиб», выбор был между двумя первыми вице-президентами корпорации Владимиром Рыскиным и Андреем Донских . Рыскин работал в корпорации с 2002 года, Донских — с 2004-го. Назначение получил Донских — его нумерологические цифры шли в унисон с цифрами Цветкова. У Рыскина результаты были несколько хуже. Согласно нумерологическим расчетам, совместимость Цветкова с Донских по психоматрице (квадрату Пифагора) составляет 100%, а с Рыскиным — 88%. Психоматрица самого Цветкова (цифры 2222 в квадрате Пифагора) показывает, что он обладает избыточной энергией и экстрасенсорными возможностями. Знает ли он сам про свое число 2222? Цветков на этот вопрос ответил журналистам уклончиво: «В нашей православной культуре нас учат опираться на заповеди. О другом стараюсь не думать». «Цветков — верующий человек, с открытым умом и сердцем, — говорит бывший сотрудник благотворительного Фонда просвещения «Мета», учрежденного семьей Цветкова. — Он просто старается найти самое лучшее и вдохновляющее в различных философских, психологических и экономических учениях всего мира». Этот сотрудник занимался подготовкой материалов для онтологических семинаров. 

С Востока на Запад  

В 2003 году группа «Никойл» за $230 млн купила башкирский Урало-Сибирский банк («Уралсиб»), крупнейший на тот момент региональный банк (11-й по активам в стране). В сентябре 2005 года пять банков — «ИБГ Никойл», Автобанк, «Уралсиб», Брянский народный банк и Кузбассугольбанк — были объединены в банк «Уралсиб». После объединения капитализация банка на бирже взлетела в 10 раз, почти до $3 млрд. Цветков говорит, что чувствовал тогда «удовлетворение от безукоризненного выполнения очень сложной организационно и технически задачи, гордость за результат и ту команду, которая работала на достижение этого результата». Как рассказывают менеджеры из тогдашнего окружения Цветкова, он почувствовал себя очень состоятельным человеком и находился в эйфории. Под его непосредственным руководством оказался многотысячный коллектив, который ему хотелось сплотить. При этом половина руководства жила в Москве, половина в Уфе. «Цветкову достался хорошо отстроенный огромный банк с небоскребом в центре Уфы и со своей корпоративной культурой. Эта культура была строже, чем у нас. Тогда был сделан верный ход — несколько топ-менеджеров перевели из Уфы в Москву», — вспоминает бывший высокопоставленный сотрудник корпорации. В банке работали люди разных религиозных конфессий, и Цветков хотел найти систему ценностей, которая бы не вступала в противоречие с убеждениями сотрудников. К началу 2006 года «Уралсиб» был на пятом месте по размеру активов в стране, по капиталу, прибыли и широте розничной сети входил в тройку крупнейших игроков. Для разработки корпоративной культуры и управления служба человеческих ресурсов (так в «Уралсибе» принято называть подразделение HR) приглашала иностранных консультантов, в частности компанию Human Factor. В итоге в банке внедрили методики управления, основанные на сбалансированной системе показателей и стратегических картах.

Эти методики разработали профессора Гарвардской школы экономики Роберт Каплан и Дэвид Нортон. Они предложили систему, согласно которой управленческие решения должны приниматься на основе нефинансовых показателей компании, включая степень лояльности клиентов и инновационный потенциал предприятия. Их методология Balanced Score Card определяет четыре основных приоритета: финансовый результат, клиенты, потенциал, процессы. Для наглядного представления Каплан и Нортон разработали методику составления стратегических карт (Strategy Mapping), на Западе ее используют почти 80% крупных компаний. «Цветков хотел посмотреть, как это все работает, чтобы вся корпорация была видна как на большом экране. И ничего не вышло. Башкиры, самые умные, рисовали на своих картах то, что хотел видеть Цветков. Донских делал вид, что во всем этом разбирается», — вспоминает бывший топ-менеджер «Уралсиба». Система сбалансированных показателей в «Уралсибе» недолго оставалась классической. Цветков решил ее усовершенствовать, дополнив пятым приоритетом — социальной ответственностью и благородными мотивами. «Когда внедряли систему сбалансированных показателей, я сначала сопротивлялся, но потом понял, что это дисциплинирует мозги. Но скоро все изменилось — на стандартную систему стали навешивать что-то еще, ее первоначальный смысл потерялся», — рассказывает бывший менеджер банка «Уралсиб». Цветков же считает, что именно внедрение Balanced Score Сard позволило «Уралсибу» благополучно объединить коллективы и корпоративные культуры. За успешное внедрение системы Каплан и Нортон приняли «Уралсиб» в так называемый «Зал славы». В списке — сотни компаний и банков, среди них BMW, Volvo, Siemens, Motorola, HSBC, Nordea. Российских только две. Компанию «Уралсибу» составляет финансовая группа «Лайф», в начале августа 2015 года ЦБ отозвал лицензию у Пробизнесбанка (основной банк группы) . Для подготовки стратегии менеджеры могли отправиться на Маврикий, в Оман или ОАЭ. Около 80 человек летели чартером и заселялись в престижных гостиницах. На каждую такую поездку, по словам источника Forbes, тратилось около $3 млн. «Цветков настаивал, чтобы во время поездок мы по две недели работали только над стратегией и не общались с подчиненными, приучая их к самостоятельности. Мы рисовали стратегическую карту, выстраивали KPI, но до исполнения на местах ничего из этого не доходило», — вспоминает бывший менеджер «Уралсиба». Иногда во время поездок Цветков странным образом развлекал подчиненных. Один из них вспоминает, как в Омане на прощальном банкете Цветков на небольшом подиуме под музыку принимал различные асаны йоги. Показательное выступление президента в традиционной индийской повязке длилось около часа. «Мы ходили вокруг, что-то ели и пили. Было как-то неудобно. Я не знал, куда деться, прятался за спины коллег», — вспоминает один из зрителей шоу. В «Уралсибе» проходило множество семинаров на разные темы и тренингов не только для руководства, но и для рядовых сотрудников. Порядок участия был добровольно-принудительным. Начальники были обязаны обеспечить явку определенного числа своих подчиненных. «Цветков без жалости расставался с менеджерами, если встречал с их стороны активное сопротивление, даже с самыми эффективными», — рассказывает еще один бывший сотрудник «Уралсиба». Первым из топ-менеджеров корпорацию покинул руководитель инвестиционного блока Игорь Коломейский. Его подразделение в 2005 году заработало около $200 млн, и он считал, что заслужил право не ходить на отвлекающие от работы мероприятия. По словам одного из менеджеров, у Цветкова на этот случай была такая фраза: «Они, как листья, должны опадать с моего дерева». Еще одним «листом» стал первый вице-президент ФК «Уралсиб» Александр Жирков, он возглавил пенсионный бизнес ИФД «Капитал» Вагита Алекперова и вице-президента «Лукойла» Леонида Федуна . Уволился и финансовый директор Александр Торбахов. С Запада на Восток

 

В середине 2000-х рынки били рекорд за рекордом, в такой ситуации любой менеджер становится эффективным, прибыль и капитализация российских банков достигли немыслимых вершин. В 2007 году Цветков достиг пика богатства — Forbes оценил его состояние в $9 млрд. В марте он отошел от оперативного управления банком, оставив за собой пост президента корпорации. Позже он продал почти весь свой пакет акций «Лукойла» Алекперову, а тот расстался с контрольным пакетом акций ФК «Уралсиб», оставив себе лишь 7%. Из пакета в 5,26% акций «Лукойла» у Цветкова остался 1%, и он вышел из состава совета директоров нефтяной компании. Цветков перестал общаться с прессой, и официально выяснить что-либо о его мотивации было сложно. Летом 2008 года редактор Forbes посещала аюрведическую клинику «Керала» на Новочеремушкинской улице. Как-то в комнату отдыха в сопровождении врача-индуса зашел Цветков. Он лег на кушетку за ширмой и начал разговаривать с врачом. Суть беседы: работать ради наживы Цветкову неинтересно, сам он ставит перед собой благородные цели и хочет добиться того же от сотрудников. Журналист обратилась к Цветкову, он не согласился на интервью, но принес из автомобиля и подарил ей книгу «Я есть то» Нисаргадатта Махараджа, учителя адвайты. Президент «Уралсиба» отметил, что внимательно изучил этот фолиант и он помогает ему в жизни. В тот период он увлекался и книгами Сергея Неаполитанского (псевдоним Сан Лайт). Изначально этот автор, которого называют «Донцовой в мире эзотерики», делал переводы с санскрита, а потом начал писать книги: «Аюрведа на каждый день», «Энциклопедия аюрведы», «Энергия мысли», «Энергия изобилия», «Матрица счастья». Неаполитанский жил в Санкт-Петербурге. Цветков пригласил его в Москву и взял на работу в фонд «Мета». Писатель готовил материалы к онтологическим семинарам и разные презентации. Сотрудникам корпорации рекомендовали читать его книги и проходить анонимные тесты на знание материала. Тогда же банк покинули еще два топ-менеджера — Владимир Рыскин ушел в Газпромбанк, а Алексей Чаленко стал управлять активами Елены Батуриной . Они хотели сосредоточиться на бизнесе и не разделяли увлечений Цветкова. В банке оставались лояльные сотрудники. Многие из них получали высокие вознаграждения. Компенсация председателя правления «Уралсиба» Донских, по разным источникам, составляла около $6 млн в год, доходы других топ-менеджеров начинались от $1 млн. Среди самых высокооплачиваемых управленцев были Михаил Левицкий, Ольга Дегтярева, Алексей Сазонов и начальник HR Екатерина Успенская.

Фонды и дети

 

В 2009 году, когда банки сокращали расходы и боролись с кризисом, Цветков познакомился с принявшим ислам шотландцем Солихином Томом и его женой Алисией, они начали вести в банке «Уралсиб» онтологические семинары и «расстановки» на основе собственных разработок. Солихин и Алисия — последователи духовного общества Субуд, основанного Мухаммадом Субу Сумохадивиджойо. Он объясняет «проявления и действие жизненных сил на языке исламского богословия и яванского мистицизма, уходящего корнями в индуизм». Новых учителей и авторов книги «Быть человеком» приняли на работу в оздоровительный центр «Мета». Они терпеливо объясняли суть своей онтологической модели на многочисленных семинарах и «расстановках», которые проводили на английском языке с синхронным переводом. Этот период совпал со второй волной исхода менеджеров из «Уралсиба». Самой большой потерей, по мнению нескольких бывших менеджеров, стал уход в конце 2009 года председателя правления банка Андрея Донских. Он стал зампредом правления Сбербанка по корпоративному бизнесу. Незадолго до этого зампред Дмитрий Зотов возглавил « Сбербанк лизинг », а еще один зампред, Джомарт Алиев, устроился в « Росатом ». Кризис и уход ключевых сотрудников сказались на финансовых результатах, суммарные убытки по МСФО с 2011 года составили 28,8 млрд рублей. При этом Цветков продолжал забирать деньги из банка и вкладывать их в благотворительные проекты — только Фонд просвещения «Мета» в 2011 году получил 1,06 млрд рублей. Всего за 10 лет существования фонды «Мета» и «Виктория» получили от Цветкова около $300 млн. Эти фонды финансируют восстановление храмов, строительство домов для семей с приемными детьми и много других проектов. Цветков сам несколько лет назад оформил опеку над тремя детьми, приехавшими на устроенную «Уралсибом» олимпиаду из разных детских домов. Теперь у него есть дочка Галя (приехала из Рубцовска Алтайского края) и сыновья Ваня (Липецк) и Леня (Киров). «У Цветкова прекрасная система ценностей. Это не виллы, не яхты и не самолеты. Только для бухгалтерии банка неважно, на какие цели уходят деньги», — говорит бывший менеджер «Уралсиба». В 2013 году Цветков провел в «Экспоцентре» «расстановку», в которой участвовало уже более тысячи человек. Затраты «Уралсиба» на развитие и обучение персонала в 2013 году составили около $22 млн, за год до этого потратили $19 млн.

Разрушительный лизинг

 

23adf8fc52a952b5ac46ac45b9d082a2.png
По итогам 2014 года убыток «Уралсиба» по МСФО составил 9,5 млрд рублей. Консолидированную отчетность сильно портят показатели лизингового бизнеса — убыток «Уралсиб лизинга» составил 5,1 млрд рублей. Эта компания была создана в 1999 году и долгое время оставалась одним из лидеров рынка. До кризиса 2008 года лизинговое подразделение получило от банка около 3 млрд рублей в уставный капитал. Компания планировала стать крупнейшим лизинговым поставщиков цистерн для перевозки нефти и нефтепродуктов. Бывший менеджер «Уралсиба» рассказывает, что проблемы начались еще на старте проекта, украинский завод « Азовмаш » получил авансовый платеж на $50 млн, но 4000 цистерн смог поставить только через несколько лет. В 2009 году главой «Уралсиб лизинга» был назначен Олег Литовкин, занимавшийся до этого выдачей корпоративных кредитов в банке. Убытки по МСФО впервые появились в 2010 году и составили 1,7 млрд рублей, за пять лет они достигли 13 млрд рублей, а в первом полугодии 2015 года выросли еще на 3,5 млрд рублей. Одновременно увеличивались затраты на персонал и аренду. «Уралсиб лизинг» переехал в бизнес-центр класса А «Белая площадь». Были и элементы откровенной небрежности. Так, три менеджера «Уралсиба» вспоминают, что из-за неразберихи сотрудники забыли подать документы в ФНС для возмещения НДС на 400 млн рублей. Совокупный долг «Уралсиб лизинга» на конец 2014 года составлял 26 млрд рублей, эта сумма включает валютный кредит VTB Austria на $60 млн. Доходы компания получает в рублях, и на фоне продолжающейся девальвации ей все сложнее обслуживать валютный кредит. По словам источника, близкого к банку, Литовкин не стал хеджировать валютные риски, хотя для этого нужно было сделать всего один звонок. Сам Литовкин от комментариев отказался, адресовав запросы СМИ в пресс-службу банка, там на вопросы о лизинге не ответили. По мнению бывшего зампреда банка «Уралсиб», гендиректора лизинговой компании «Трансфин-М» Дмитрия Зотова, проблемы «Уралсиб лизинга» заключаются в неумении прогнозировать цикличность рынка, некомпетентном менеджменте, слабой системе управления рисками и высоких административных расходах компании. «Практически каждый год лизинг был генератором проблем, про это подразделение у нас никто без смеха не говорил», — рассказывает другой бывший сотрудник «Уралсиба».

Свои дела

 

Пока Цветков искал и нанимал для менеджеров разных учителей, сами они занимались собственными проектами. Особую активность проявлял гендиректор «Уралсиб кэпитал» Марк Темкин. Список его интересов широк: он переформатировал и продавал коммерческую недвижимость, владел мебельным производством и пятью ресторанами. Не все проекты были успешными. Одна из сделок едва не стоила Темкину должности и едва не испортила его репутацию. В 2014 году он лично предоставил кредит владельцам малоизвестного банка «Западный» под залог его акций. При этом не было большим секретом, что председатель совета директоров и основной акционер банка Дмитрий Леус в 2004 году был осужден на четыре года за отмывание денежных средств и был фигурантом дела о хищении $20 млн из ЦБ Туркмении, а в 2006 году вышел по УДО. Банк России отозвал у «Западного» лицензию 21 апреля 2014 года, оценив разрыв между активами и обязательствами банка в 12,2 млрд рублей. Деньги Темкину никто не вернул, и он стал владельцем 22,4% «Западного», еще 9,95% по такой же схеме оказалось у бывшего исполнительного директора «Уралсиб банк 121» Николая Карпенко . Предыдущие владельцы банка «Западный» скрылись, а Темкин не только потерял деньги, но и, как рассказывают его знакомые, оказался под давлением силовых органов, предложивших ему закрыть «дыру» банка из собственных средств. Темкин не стал давать комментарии о телефону, попросил прислать ему вопросы по электронной почте, но не ответил на них, а потом перестал брать трубку. Два его знакомых рассказывают, что Темкин был готов к увольнению, но ничего страшного не произошло. Цветков якобы сказал ему, что они теперь в одной лодке. «Если это было возможно, акционер сохранял деловые отношения и предоставлял второй шанс. Тот факт, что Марк Темкин продолжает работать в «Уралсибе», означает, что мы ему доверяем», — прокомментировала ситуацию пресс-служба «Уралсиба». Были и более странные случаи. По словам бывшего сотрудника «Уралсиба», один из руководителей банка Роман Петров получил от Цветкова несколько десятков тысяч долларов наличными для выполнения деликатного поручения, а позже сказал ему, что потерял деньги. Через пару лет Петров стал председателем правления Содбизнесбанка и  получил четыре года тюрьмы за преднамеренное банкротство и незаконную банковскую деятельность. В «Уралсибе» этот случай не комментируют. Сомнительная история, затронувшая десятки сотрудников банка, происходила с 2010 по 2013 год. Менеджеры банка за несколько часов знали, какой курс конвертации выставит казначейство, и в зависимости от текущего курса продавали или покупали валюту, а потом совершали обратную сделку. В этой схеме участвовали десятки сотрудников банка. Когда она вскрылась, специально созданная рабочая группа потребовала от участников схемы вернуть заработанные миллионы долларов. Многие отказались, кто-то уволился. Уголовного расследования не было. Казначейство «Уралсиба» тогда возглавлял Алексей Потапов. Он работает сейчас зампредом Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства и посоветовал журналистам обратиться в пресс-службу этой организации. «Цветков продолжал прощать всех и ни на кого не подавал в суд, а некоторых, наоборот, приближал к себе и хотел, чтобы они встали на путь исправления», — говорит бывший сотрудник «Уралсиба». После успешных 2000-х, похоже, потерял хватку и сам владелец банка. Бывший сотрудник «Уралсиба» приводит в пример продажу компанией «Знак» (управляла земельными активами Цветкова) Красногорской птицефабрики за $15 млн. Эту землю Цветков покупал за $1,5 млн. Неплохой возврат на инвестиции? Capital Group нашла в качестве партнера ГВСУ «Центр», который строит на землях птицефабрики 675 000 кв. м жилья. После завершения проекта доля Capital Group, по словам источника, будет стоить не менее $200 млн.

Спасательный круг

 

Цветков говорит, что сильно вовлечен в процесс спасения банка. В 2012 году он пригласил на роль председателя правления Илкку Салонена , возглавлявшего с 1998 по 2007 год московский «Юникредит». Перед ним была поставлена задача сделать «Уралсиб» прибыльным. К концу 2014 года Салонен завершил сокращение расходов и персонала, за год число сотрудников уменьшилось на 15%. «Когда я пришел в «Уралсиб», там было более 13 000 сотрудников. Я привел коллегам в пример «Юникредит» — банк в полтора раза больше по балансу, а работает там всего 3000 человек», — рассказывает Салонен. Убыток «Уралсиба» по МСФО в 2014 году составил 9,5 млрд рублей. Салонен уволился без бонуса. По мнению большинства собеседников Forbes, «Уралсиб» в конце 2014 года нуждался в дополнительном вливании в капитал $300 млн. Цветков начал искать деньги. В мае помощь ему предлагал Вагит Алекперов . Условия сделки неизвестны. Цветков долго тянул с ответом, и Алекперов снял предложение. Цветков сам нашел средства на докапитализацию банка. С начала года в капитал было внесено 17,6 млрд рублей в денежной и имущественной форме. Цветков продал свои земли в Подмосковье, за 3600 га он мог выручить около 4 млрд рублей. Что кроме банка есть у Цветкова? Компании «Органик» (производит органическую молочную продукцию под маркой «Это Лето») и «Палисад» (производит рулонные газоны), им принадлежит около 12 000 га сельскохозяйственных земель. Есть «Императорский фарфоровый завод», фарфоровый завод Deshoulieres во Франции, оздоровительная корпорация «Мета» и доля (42,6% акций) в Азербайджанской инвестиционной компании «Никойл». Принадлежащий Цветкову пакет акций «Лукойла» (около 1%) внесен в капитал банка «Уралсиб». Состояние бывшего миллиардера Forbes оценивает сегодня в $250 млн. Впрочем, деньги давно не имеют для него никакого значения. По словам одного из менеджеров «Лукойла», Цветков говорит, что ничего не боится и может заняться научной и преподавательской деятельностью. В Москве как раз должна открыться Русская школа онтологии.

Ссылки

Источник публикации