Дырявый карман СПбГУ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Михаил Фрадков: «Я не верю, чтобы руководство ректората не было в курсе нарушений»

Оригинал этого материала
© Фонтанка.ру, origindate::04.10.2006

Университету заглянули в карман. А он – дырявый...

Инна Никитина

Санкт-Петербургский университет – один из символов Петербурга. Наравне с МГУ, это самое уважаемое высшее учебное заведение России, ректор которого – Людмила Вербицкая (в компании с президентом страны Владимиром Путиным) в этом году стала почетным гражданином Санкт-Петербурга. «Великан» сродни Голиафу, степенное шествование которого, казалось, никто не решится побеспокоить, оказался вовлечен в финансовый скандал федерального уровня. Скандал дал возможность публично начать реорганизацию управления университетом.

Неприкасаемых нет

О том, что в Университете не все в порядке, заговорили в конце лета. Именно тогда начали ходить слухи о проводимых чиновниками и сотрудникам правоохранительных органов проверках и даже обысках в кабинетах одного из проректоров и ведущих специалистов учебного заведения. В серьезность происходящего верилось с трудом: ведь для того, чтобы силовикам замахнуться на святое, им необходима негласная политическая поддержка.

Однако на днях стало известно, что проверки действительно были и выявили они серьезные финансовые нарушения как в ведении бухгалтерской документации учебного заведения, так и при проверке отраженных в бумагах фактов. Документацией, в которую проверяющие не совали нос уже лет двадцать, заинтересовались специалисты управления Росфиннадзора (федеральная служба по надзору за экономикой и налогами) по Петербургу. Результаты проверки оказались неожиданными для всех сторон: было обнаружено неправомерное расходование денежных средств на сумму около 210 миллионов рулей.

Как стало известно корреспонденту «Фонтанки», проверка специалистами городского Росфиннадзора в университете проводилась в рамках утвержденного министром финансов ежегодного плана. Сотрудниками службы, которые изучали финансовую деятельность вуза в 2004-2005 годах, в частности было установлено, что фактически не были проведены работы по реконструкции учебного корпуса здания Двенадцати коллегий, на которые из федерального бюджета было выделено более 47 миллионов рублей. Деньги по документам были перечислены фирме ООО «Строительное дело - СГ», однако в реальности не было сделано и 5% от запланированного, хотя акты приемки работ со стороны ректората имеются в наличии. Получается, перечисленные финансы ушли в неизвестном направлении. Также проверяющие установили, что на сумму около 700 тысяч рублей завышены были и строительные расценки, а соответственно и стоимость строительных работ при реконструкции «Дворца графов Бобринских» (хозяйственный отдел филологического факультета университета).

Результатами проверки заинтересовались и сотрудники службы экономической безопасности УФСБ по Петербургу и области, которые в рамках борьбы с незаконным отмыванием денег оказались в курсе происходивших в университете нарушений. Ниточкой к хищениям стали счета, которые чекисты проверяли в рамках работы со строительным сегментом петербургского рынка. Следственной службой ФСБ было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 160, часть 4 УК РФ (присвоение или растрата, совершенное группой лиц). После возбуждения уголовного дела сотрудники СЭБа провели обыски на рабочем месте у проректора по развитию материально-технической базы СПбГУ Льва Огнева (сейчас с него взята подписка о невыезде). Там же была изъята финансовая отчетность. Под подозрением, по предварительной информации, оказались и главный бухгалтер и главный инженер высшего учебного заведения. Огнев после проведения следственных мероприятий был госпитализирован в 122-ю медсанчасть. По словам его родственников, состояние проректора оценивается как тяжелое (ожидается плановая операция на сердце).

Революция, которую не ждали

Университет - это не только здание Двенадцати коллегий. Это 12 тысяч сотрудников. Это 400 адресов и зданий по всему городу и пригородам. И у каждого свои проблемы. В начале 90-х, когда государство не могло обеспечивать не только образование и медицину, но и своих граждан, каждый должен был бороться за свое существование сам. В Университете было принято решение о выделении факультетов в независимые юридические структуры со своим бюджетом и бухгалтерией. Сейчас можно констатировать, что «выжили» не все. Среди «богатых» оказались в основном «лирики»: филологический, восточный, юридический факультеты, а также факультет журналистики. «Физики» (а помимо факультетов на базе СПбГУ 17 НИИ) со своей морально устаревшей материально-технической базой остались не у дел. Их существование время от времени подпитывалось лишь иностранными грантами. А «лирики» ежегодно вынуждены были выделять процент от своих средств на существование «физиков».

В силу известных обстоятельств федеральный бюджет, на балансе у которого находится петербургский университет, до начала 2002 года также не мог выделять серьезные средства на восстановление высшей школы. Наверное, в то время всего несколько десятков миллионов рублей ежегодно из бюджета и доходом-то не считались. И распоряжался ими один человек, чаще всего проректор, отвечающий за материально-техническое состояние зданий. Тем не менее, именно тогда закладывались основы непрозрачного управления финансовыми потоками университета. Поэтому, когда с 2002 года финансирование резко увеличилось... ничего не изменилось, даже большая часть ученого совета и не подозревала о кратном увеличении финансирования. Как правило, чтобы изменить неэффективную систему, нужно много времени, или же чрезвычайные обстоятельства. Похоже, они наступили.

До Кремля далеко, а до отставки – четыре шага

В отличие от горожан, информация о «темных делах», творящихся в университете, для федеральной и городской власти открытием не стала. Говорят, что во время закладки первого камня в строительство наукограда в районе Знаменки министр экономического развития Герман Греф, глядя на результат «ремонта», сказал: «Вы за эти деньги хотя бы стены покрасили». Примерно такой же была реакция губернатора Петербурга Валентины Матвиенко, когда руководство вуза попросило очередной раз город о помощи в реконструкции все того же дворца Бобринских. Выехав на место и осмотрев его, она порекомендовала им хотя бы покрасить железные ворота – на выделенные ранее федералами деньги. О проблеме с освоением денег в университете недавно высказался и глава правительства РФ Михаил Фрадков: «Я не верю, чтобы руководство ректората не было в курсе нарушений».

А в это время в ректорате СПбГУ пытались сделать вид, что ничего не происходит. Думаем, что для многих членов как ученого совета, так и Сената университета произошедшее стало неприятным сюрпризом. Повторимся, что даже для большинства деканов информация о мощном федеральном финансировании была закрыта. Для тесного сообщества это, конечно, удивительно, если не знать, что Огнев – опытный человек, который как минимум 15 лет работает в своей должности. Почему-то в последнее время он стал для Вербицкой «священной коровой», и ему было нельзя задавать некомфортные вопросы.

Сейчас работа ректората практически парализована. За долгое время правления Людмилы Вербицкой (более 12 лет) сложилась система взаимоотношений и решения вопросов, которая, судя по всему, не готова к быстрому, современному и эффективному принятию мер. Ректор СПбГУ уже давно сама стала символом не только городского, но и российского масштаба. Вице-президент комиссии ЮНЕСКО по вопросам образования женщин. Член Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО. Член Координационного совета по взаимодействию с программами и специализированными учреждениями ООН. В этом году Вербицкой исполнилось 70 лет. По закону возглавлять вуз она более не может, но все вполне заслуженно закрывали на это глаза, ведь срок ее полномочий истекает только в 2009 году. И дела у университета шли вполне успешно лишь внешне... до сих пор. При всем уважении к мощной фигуре Вербицкой стиль ее «правления» в последние годы для посвященных напоминал брежневские времена.

В течение месяца (а столько разворачивалось действие скандала) в вузе только разводили руками. Не было и распоряжений от ректора. Университет напоминал страуса, который просто засунул голову в песок, надеясь либо на чудо, либо на защиту VIP-универсантов в Кремле. Когда ко всем пришло понимание, что чудес не бывает, инициативные группы выдвинули фигуры на ключевые управленческие должности, которые способны концептуально изменить принцип управления системой координат. В университете уже создан пост проректора по экономике, и занял его Станислав Еремеев (глава регионального политсовета СПС, известный своими дружескими отношениями с Владимиром Путиным). На место первого проректора прочат Николая Кропачева (декана юридического факультета, в прошлом - председателя уставного суда), человека с мощными личными связями. Его кандидатура может быть утверждена уже через пару недель. Говорят, что исторически между Вербицкой и Кропачевым сложились непростые отношения. И если его кандидатура уже находится на согласовании, то, видимо, ректорат действительно находится в безвыходной ситуации.