ЕЭС России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
ЕЭС России.jpg

ЕЭС России

Российское открытое акционерное общество энергетики и электрификации «ЕЭСРоссии» (ОАО РАО «ЕЭС России») — российская энергетическая компания, существовавшая в 1992—2008 годах.


Историческая справка

РАО «ЕЭС России» было создано в 1992 году на основании указа Президента РФ № 923 от 15 августа 1992 г. «Об организации управления электроэнергетическим комплексом Российской Федерации в условиях приватизации» путём частичной приватизации отдельных объектов, используемых для выработки, передачи и распределения электроэнергии, до этого находившихся под контролем Комитета электроэнергетики Министерства топлива и энергетики Российской Федерации и корпорации «Росэнерго». Свою деятельность компания начала 31 декабря 1992 года . Атомные электростанции были переданы не РАО ЕЭС, а госконцерну «Росэнергоатом».

В состав РАО ЕЭС не вошли четыре региональные энергосистемы: «Башкирэнерго», «Татэнерго», «Новосибирскэнерго» и «Иркутскэнерго». Советы народных депутатов Иркутской области и Красноярского края подали иск в Конституционный суд, требуя отменить решение президентского указа № 923 о передаче в РАО ЕЭС электростанций, находящихся на их территории. 10 сентября 1993 года суд признал пункт указа Ельцина о передаче данных электростанций в пользу РАО нарушающим конституцию России[1]. Контроль над Татэнерго и Башкирэнерго был передан, соответственно, Татарстану и Башкортостану на основании двухсторонних договорённостей.

В мае 1997 года по рекомендации недавно назначенного министра топлива и энергетики Бориса Немцова и при содействии Анатолия Чубайса 29-летнийБорис Бревнов, бывший в окружении Немцова в Нижнем Новгороде, входит в руководство РАО ЕЭС[2]. Позднее Счётная палата России обнаружила в деятельности Бревнова многочисленные финансовые нарушения, и в 1998 году он потерял пост. Как отмечала научный сотрудник Института социологии РАН Ольга Крыштановская, «в результате скандала вокруг Бревнова Немцов фактически теряет контроль над РАО ЕЭС. Немцова еще раз понижают: из куратора ТЭКа он опускается на уровень „обеспечения потребностей хозяйства в топливе и энергии“»[3]. Позднее сам Немцов говорил, что иногда ошибался в людях, которых выдвинул в руководство, однако подчеркнул, что «каяться ему не в чем»[4].

Академик РАН Владимир Накоряков, характеризуя деятельность Немцова и его выдвиженца, писал:

Распад энергетической отрасли России начался с прихода в руководство абсолютных непрофессионалов. Точкой отсчёта можно назвать приход в энергетику в середине 90-х Б. Немцова, Б. Бревнова и их команды. До определенного времени технологического задела, созданного за предыдущие годы, было достаточно, чтобы выдержать те усилия, которые прилагала пришедшая команда абсолютных дилетантов в энергетике и экономике к разрушению энергокомплекса и потере управления им.[5].


Собственники и руководство

В докладе Счётной палаты России «Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993—2003 годы» говорилось, что в нарушение федерального закона от 7 мая 1998 г. № 74-ФЗ, устанавливающего, что в собственности иностранных лиц может находиться до 25 % всех видов акций РАО ЕЭС, по состоянию на 30 апреля 1999 года иностранные лица имели 34,45 % акций компании[6][7].

По данным на 31 марта 2008 года, собственниками компании являлись:

Фактические акционеры на 25 октября 2007 года — государство (52,68 %), «Газпром» (10,5 %), «Норильский никель» (3,52 %), владельцы угольной компании СУЭК (около 1 %)[8]. Акции компании котировались на РТС и ММВБ.


Наименования

Первоначальное полное наименование общества было следующим: Российское акционерное общество энергетики и электрификации «ЕЭС России», сокращённое — РАО «ЕЭС России» (ЕЭС — «Единая энергетическая система»).

13 августа 1998 года полное наименование было изменено на Российское открытое акционерное общество энергетики и электрификации «ЕЭС России», так как по гражданскому законодательству стало требоваться указание организационно-правовой формы общества в официальном наименовании. Через четыре года, 28 июня 2002 г., было изменено и сокращённое наименование: ОАО РАО «ЕЭС России».

В средствах массовой информации название компании сокращалось, как правило, до РАО ЕЭС.


Руководители

Председатель Правления РАО «ЕЭС России» (до 30 мая 1997 г. — президент РАО «ЕЭС России»):

Председатель Совета директоров РАО «ЕЭС России»:

Компромат


Деятельность организации и её руководства неоднократно подвергались критике. Премьер-министр Виктор Зубков в марте 2008 года заявил, что РАО ЕЭС искусственно завышает тарифы за подключение к сетям предприятий малого бизнеса.[14]

Член совета директоров РАО ЕЭС Борис Фёдоров в 2000 году говорил, что реструктуризация РАО проводится в интересах менеджмента компании, а также аффилированных олигархических и политических структур, назвав Чубайса «самым плохим менеджером России».[15]

Одним из критиков деятельности РАО являлся редактор газеты «Промышленные ведомости», кандидат технических наук Моисей Гельман[16][17] Его газета выпустила серию критических статей[18]. В частности, по мнению Гельмана, авария на «Мосэнерго» явилась следствием реформы РАО ЕЭС.[19]

Бывший заместитель министра энергетики России Виктор Кудрявый считает, что менеджмент компании работает крайне неэффективно:

Они строят мощности на Дальнем Востоке, чтобы продавать энергию в Китай. При этом в прошлом году только 20 % новых российских потребителей смогли подключиться к электросети. Это же колоссальный ущерб экономике страны! Ведь это значит, что 80 % новых предприятий либо вообще не получают электричество, либо получают его через пень-колоду. Президент Путин оценил этот ущерб в полтора триллиона рублей[20].

По его словам:

Есть много способов завуалированного финансирования СПС со стороны РАО «ЕЭС». Это и представительские расходы, и другие всевозможные траты. Не зря же так называемые непроизводственные затраты РАО «ЕЭС» за последние семь лет выросли на 39 миллиардов. СПС можно с уверенностью считать одной из богатейших партий России. Полагаю, что Генеральной прокуратуре и Счетной палате следовало бы озаботиться финансовым состоянием СПС. Ведь во всем мире естественные монополии, каковой и является РАО «ЕЭС», жестко контролируются[20].

В 2002 году известный российский экономист Андрей Илларионов назвал компанию «национальным позором»[21]:

Нет ни одной российской компании, в которой бы цена акции за последние полтора года упала бы на 60 процентов. Нет ни одной другой российской, так называемой, «голубой фишки». А за последние буквально полтора-два года рыночная капитализация компании упала аж в три раза фактически на 6 миллиардов $. А при потерях такого рода, в общем, в любой другой стране, в любой другой компании менеджмент автоматически покидает свои места. Потому что таким образом он демонстрирует удручающую некомпетентность и удручающий непрофессионализм. У нас есть единственная крупная компания, производительность труда в которой упала, и объемы производства сегодня меньше, чем в 98 году. Это РАО ЕЭС. Это единственная компания. Одновременно численность занятых там возросла.

Выступая на организованных Советом Федерации парламентских слушаниях, Илларионов заявил, что считает разрушение вертикально-интегрированных компаний в электроэнергетике ошибкой. По его словам, цена электроэнергии в России «завышена относительно уровня жизни в стране, состояния самой электроэнергетики и даже относительно доли, которую занимает электроэнергетика в ВВП»[22]. В 2008 году Илларионов вновь подверг критике ход реформирования РАО, отметив однако, что благодаря противодействию планам Чубайса удалось не допустить «очередного этапа разворовывания государственной собственности в масштабах сопоставимых, а, возможно, и превосходящих „залоговые аукционы“» и «установления монопольного контроля над всеми электросетями страны». Илларионов отметил необоснованно высокие, по его мнению, зарплаты руководства компании, а также его склонность вести пиар-компании против критиков реформы (по выражению Илларионова, против оппонентов — миноритарных акционеров, губернаторов российских регионов, профессиональных энергетиков «разворачивались грязные информационные кампании» силами профессионалов их штата РАО ЕЭС и СПС).

Помимо прочего, Илларионов негативно оценил две операции, проведённые РАО. По его словам, в результате списания государственного долга в 3,5 млрд $ Чехии около 800 млн путём сложных комбинаций были переведены на счета РАО. Кроме того, как говорил Илларионов, после проведения первоначального размещения акций энергокомпаний, выделенных из РАО, полученные средства переходили самим компаниям, а не государству:[23]

…если что-то продается, любой актив, то независимо от того, кто именно продает этот актив, выручка, получаемая от продажи, поступает собственнику продаваемого имущества, а не организатору продажи. Поскольку собственником государственных компаний является государство, то, естественно, при продаже акций государственных компаний полученные средства должны были бы поступать в государственный бюджет. Собственно, так это и происходит во всем мире… Суммарные средства, полученные от продажи энергоактивов РАО ЕЭС, достигли 700 млрд рублей, или около 30 млрд $. При том, что государству принадлежит чуть более половины акций РАО ЕЭС, за проданные активы оно должно было бы получить не менее 15 млрд $. Государство не получило ничего. Можно интересоваться технической схемой осуществления такой операции, а можно задуматься о том, какими должны были быть заслуги Чубайса перед режимом силовиков, если ему было позволено осуществить «сокращение» государственных активов на миллиарды долларов…

Председатель Федеральной энергетической комиссии Георгий Кутовой в 2002 году заявил, что существуют возможности снижения тарифов электроэнергетики как минимум на 30—40 % путём улучшения работы компании. Кутовой отметил, что у РАО наблюдаются высокие удельные расходы топлива, высокие потери в электросетях, а численность персонала выросла в 1,5 раза при падении энергопотребления за 10 лет[24].

В июле 2008 года в редакционной статье журнала «Эксперт» говорилось, что реформа завершилась в опасный момент: не выстроены отношения между новыми субъектами, отсутствие надёжной государственной системы управления единой энергосистемой. При этом, как подчеркнул журнал, система «в технологическом плане пребывает в значительно худшем состоянии, чем до начала реформ»[25]:

В советское время коэффициент использования установленной мощности ГРЭС превышал 70 %, сейчас он равен 42 % в Европейской России. Во многом падение пропускной способности произошло из-за устаревания сетевого хозяйства, что вместе с воровством, неэффективным управлением и некорректным учетом энергопотребления привело к тому, что с советских времен абсолютные потери в сетях выросли почти на 40 %.


Источник:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%C5%DD%D1_%D0%EE%F1%F1%E8%E8_(%EA%EE%EC%EF%E0%ED%E8%FF)

Ссылки