Евгения Васильева о «нарисованных» миллиардах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Процесс по громкому делу «Оборонсервиса» близится к завершению

В среду на протяжении нескольких часов в прениях сторон выступила главная фигурантка, бывшая глава департамента имущественных отношений Евгения Васильева

Васильева заявила, что за время ее работы в Минобороны никакого ущерба государству причинено не было. Вменяемые ей хищения в размере трех миллиардов рублей подсудимая назвала «нарисованной суммой», которую «никто не воровал».

Ожидается, что завтра стороны выступят в репликах, после чего подсудимые скажут последнее слово, и суд удалится на вынесение приговора. Скорее всего, он будет оглашен уже после майских праздников.

На слушание в среду участники процесса приехали в приподнятом настроении. «На что вы настроены?», — атаковали репортеры защитника главной фигурантки Дмитрия Харитонова. «На правду», — ответил он. Сама Васильева не пожелала дать комментарии, а на вопрос о том, какое у нее настроение ответила: «Хорошее, отличное».

Евгения Васильева выступала в прениях сторон на протяжении четырех с половиной часов. Заняв место за свидетельской трибуной, подсудимая подвергла детальному разбору доводы своих процессуальных противников — команды из четырех гособвинителей во главе с прокурором Верой Пашковской. Они хоть и сочли обвинение доказанным, но запросили для фигурантки 8 лет лишения свободы условно и штраф в 1 миллион рублей.

«Очень многие моменты, которые ими были указаны, просто не соответствуют действительности», — заявила Васильева.

Согласно версии обвинения, за два года работы в военном ведомстве — с 2010 по 2012 годы —Васильева причинила государству ущерб на сумму около трех миллиардов рублей. Возглавив департамент имущественных отношений Минобороны (ДИО), она стала распродавать собственность военного ведомства (здания, акции и земли) по заниженной цене. При этом Васильева создала «карманную» фирму — Центр правовой поддержки «Эксперт», который получал солидные комиссионные за поиск покупателей. Последние были определены заранее, и в ряде случаев новыми собственниками становились подконтрольные чиновнице фирмы. Всего Васильевой инкриминировали 12 преступных эпизодов. Ее действия Следственный комитет квалифицировал по пяти статьям УК, среди которых злоупотребление должностными полномочиями и мошенничество (ст. 285 и 159 УК РФ). Масштабное расследование стоило должности министру обороны Анатолию Сердюкову, которого связывали с главной фигуранткой неформальные отношения.

Вместе c Васильевой в июле прошлого года на скамье подсудимых оказались еще четверо: Максим Закутайло, Юрий Грехнев, Лариса Егорина и Ирина Егорова. Все они, по версии следствия, входили в ее «преступную группу».

Про «преступную группу» и показания свидетелей

По мнению Васильевой, многие обстоятельства прокуратура представила в суде не под тем ракурсом — показания свидетелей искажались, а выводы обвинения не выдерживали критики.

Так, Васильева была не согласна с версией прокуратуры о том, что она расставила на руководящие должности в дочерние и зависимые предприятия «Оборонсервиса» своих людей — бывших сокурсников и сослуживцев с прежних мест работы. Также отвергала она и доводы, согласно которым, по ее указанию эти люди вошли в советы директоров организаций, после чего принимать нужные решения о продаже объектов не составляло труда. «Это полностью не соответствует действительности. Так как никаких «моих людей» в качестве членов советов директоров не назначалось. Они назначались исключительно по принципу их профессиональных навыков и знаний», — заявила Васильева.

Она отвергла озвученную прокурорами мысль о том, что некоторые из тех, кого она «вовлекла в свою преступную группу», даже не осознавали, что они в нее входят. «Это не так. Почему? Потому что не некоторые, абсолютно все не осознают до сих пор, что они были какой-то организованной преступной группой», — подчеркнула Васильева.

Экс-чиновница настаивала: она не имела никакого отношения к Центру правовой поддержки «Эксперт», которым руководила ее бывшая однокурсница по Санкт-Петербургскому государственному университету Екатерина Сметанова (она заключила сделку со следствием и теперь ждет суда). «Из материалов дела следует, что руководителем компании «Эксперт» являлась Сметанова, что она сама и подтвердила в ходе судебного процесса», — указала фигурантка. Она уличила представителей прокуратуры в том, что те передернули показания Сметановой, когда та выступала в качестве свидетеля.

Васильева специально процитировала их. «Дословно что говорит Сметанова? «Да мне сказали, что деятельность будет осуществляться под руководством Васильевой и под контролем ДИО, я буду являться номинальным владельцем компании, работать за зарплату 300 тысяч рублей. Бенефициарным владельцем «Эксперта» я считала Васильеву». Таким образом, по мнению фигурантки, Сметанова лишь высказала свои догадки. Однако «ее внутренние домыслы и предположения» далеки от реальности, и никакого «правового значения» не имеют, сказала она.

Лестная оценка и авторитет

Васильева настаивала: у нее не было времени совмещать работу на госслужбе с работой в частных структурах.

Подсудимая рассказала, что пришла на работу в Минобороны, создав «с нуля» департамент имущественных отношений, который фактически выполнял функции министерства. В его центральном аппарате трудились 150 человек и еще порядка 1 тысячи человек на местах.

«Очевидно, что при такой нагрузке, объёмах работы невозможно параллельно руководить какими-то коммерческими структурами, в чем нас пытается убедить гособвинение», — убеждала суд Васильева. По ее словам, это то же самое, что одновременно находиться на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге и в Москве.

При этом подсудимая призналась — ей «лестно, что гособвинение высоко оценило ее способности» и даже назвало их гениальными.

Однако Васильеву явно задели слова прокуроров о том, что она «пользовалась авторитетом лишь благодаря занимаемой должности». Подсудимая сказала, что пользовалась авторитетом и без высокого поста. «Известны примеры, когда люди занимали высокие должности и при полном отсутствии авторитета», — заметила она.

Также подсудимая заступалась за других фигурантов. Так, она уверяла, что не пользовалась услугами подсудимой Ирины Егоровой как «специалиста по легализации». «Я вообще не знаю, что такое «специалист по легализации» и какой вуз их выпускает», — заметила фигурантка.

Деньги, «которые никто не воровал»

Васильева утверждала, что многие свидетели дали обвинительные показания под давлением. По ее словам, в суде, по меньшей мере, двое из них заявили, что перед допросом в Главном военном следственном управлении СКР их вызывали на Лубянку, где «склоняли к даче нужных показаний и угрожали изменением статуса».

В завершение подсудимая отвергла обвинение в продаже имущества по заниженной цене. Она отметила, что, согласно показаниям свидетелей, объекты продавались в среднем даже дороже на 30%. Вмененную ей сумму ущерба она назвала «нарисованной цифрой». «Все три миллиарда — это абсолютно четко нарисованная цифра. Никакого ущерба не было, а деньги никто не воровал», — сказала Васильева.

По мнению подсудимой, ущерб возник только в результате допущенных экспертами ошибок при оценке стоимости акций и зданий. «Данные ошибки носят умышленный характер», — полагает она. Васильева считает, что привлеченные следствием эксперты «дали ложные заключения, не обладая знаниями в области бухучета и налогообложения».

Когда подсудимая закончила, прокуроры попросили у судьи день для того, чтобы подготовиться к репликам.

Причем, руководителю группы гособвинителей (в деле участвуют четыре прокурора) Вере Пашковской пришлось обращаться к суду с такой просьбой трижды — судья сначала дала прокурорам час, а потом полчаса. В конечном итоге, скрепя сердце, председательствующая согласилась, «дабы не нарушать прав участников процесса». «Несмотря на то, что это нарушает мои планы, я все же дам вам время до завтра до 10 часов 30 минут утра», — позволила Татьяна Васюченко. Ожидается, что это заседание будет последним перед приговором.

СМИ рассказали о возбуждении нового уголовного дела против Васильевой

Экс-руководитель департамента имущественных отношений Минобороны РФ Евгения Васильева стала фигурантом нового уголовного дела о продаже крупного сельхозпредприятия в Краснодарском крае

Следствие возбудило против экс-начальника департамента имущественных отношений Минобороны Евгении Васильевой новое дело о незаконной продаже крупного сельхозпредприятия в Краснодарском крае, пишет «Коммерсантъ».

Речь идет о мошеннической продаже сельскохозяйственного предприятия ОАО «Ленинградское», которое до мая 2009 года располагало 4,8 тыс. га посевных площадей и 2,2 тыс. голов скота. Оно имело статус федерального государственного унитарного сельскохозяйственного предприятия Северо-Кавказского военного округа, затем его акционировали и включили в военный холдинг «Агропром».

Впоследствии сельскохозяйственный актив Минобороны был признан непрофильным и с разрешения бывшего министра Анатолия Сердюкова реализован.

Главная военная прокуратура выяснила, что сделка была подготовлена и проведена Васильевой при участии других подсудимых по первому делу «Оборонсервиса».

По оценке военных прокуроров, ущерб от продажи по заниженной стоимости превысил 1,2 млрд. руб.

Ссылки

[http://www.bfm.ru/news/291928%7Chttp://top.rbc.ru/society/30/04/2015/5541ae679a7947eec48a7a43 Источник публикации]