Европейское приобретение

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Европейское приобретение FLB: Gunvor Геннадия Тимченко расширяет ассортимент перерабатывающих мощностей в ЕС

"« Нефтетрейдер Gunvor Геннадия Тимченко приобретает уже второй нефтеперерабатывающий актив в Европе – завод Petroplus в Германии . Несмотря на низкую маржу переработки в Европе, российские компании предпочитают перерабатывать нефть именно там из-за большей стабильности и предсказуемости рынка, - сообщает сегодня Газета.Ру. Gunvor Геннадия Тимченко договорилась о приобретении нефтеперерабатывающего завода в немецком Ингольштадте у компании Petroplus, обанкротившейся в начале года . Его мощность составляет 100 тыс баррелей нефти в сутки (около 5 млн тонн в год). Завод является «одним из наиболее эффективных нефтеперерабатывающих предприятий Европы, имеющим значительное влияние в Баварии», отмечает компания. Покупатель обещает развивать производство, персонал завода (более 400 человек) сокращен не будет. Сделку планируется завершить в третьем квартале текущего года, Gunvor требуется получить разрешение антимонопольного ведомства Германии. Gunvor сообщает, что покупка завода в Ингольштадте соответствует ее стратегии развития, направленной на формирование вертикально интегрированной компании. Кроме того, новое приобретение будет способствовать наращиванию присутствия Gunvor в Германии и Европе в целом . «Ингольштадт станет одним из ключевых активов Gunvor, позволит укрепить позиции компании на европейском рынке и диверсифицировать ее торговую деятельность в Германии, – говорит гендиректор Gunvor Торбьорн Торнквист. – Это станет возможным благодаря доказавшей свою эффективность бизнес модели и стабильному спросу на рынке нефтепродуктов Германии». Сумма сделки не раскрывается, но по оценке аналитика ИФД «КапиталЪ» Виталия Крюкова, завод в Ингольштадте может стоить $500-600 млн. Ингольштадтский НПЗ – уже второй актив, который Gunvor покупает у Petroplus, распродающей свои предприятия. В марте Gunvor приобрела у компании НПЗ в бельгийском Антверпене мощностью также 100 000 баррелей в сутки, с нефтехранилищем на 1,2 млн куб. м . Предпритие не работало с начала февраля. Тот завод аналитики называют едва ли не худшим в Европе – его индекс сложности Нельсона (основывается на уровне технологического развития НПЗ и показывает его прибыльность) крайне низок – 4,5. У НПЗ в Ингольштадте этот показатель составляет 7,3. Сумма мартовской сделки также не раскрывалась, но эксперты говорили, что с учетом низкого показателя работы антверпенского завода и тяжелого положения Petroplus, сумма могла быть минимальной – в районе $100 млн. Всего у Petroplus пять НПЗ в Европе. В понедельник PricewaterhouseCoopers, временно управляющая активами обанкротившейся компании, сообщила об остановке последнего из работающих НПЗ в Коритоне близ Лондона мощностью 220 000 баррелей в сутки. В конце марта СМИ, со ссылкой на источники, сообщали, что заводами Petroplus (в том числе – Ингольштадским НПЗ) интересуется Инвестфонд содействия стратегического развития ТЭК «Энергия», совладельцем которого выступает экс-министр энергетики России Игорь Юсуфов . По данным источников, Фонд должен был подать заявку на НПЗ еще 21 марта, но этого так и не произошло. «Ингольштадтский завод как актив более привлекателен, чем НПЗ в Антверпене, – говорит источник в нефтяной отрасли. – Однако маржа нефтепереработки в Европе сейчас весьма низкая, и европейские компании стараются, наоборот, избавиться от перерабатывающих предприятий». Тем не менее, российские бизнесмены выбирают именно европейские НПЗ. По словам источника, это связано с тем, что в Европе этот бизнес более стабилен и предсказуем. «В Европе есть рынок нефтепродуктов, а в России его практически нет, – поясняет собеседник «Газеты.Ru». – Если в ЕС бизнесмен точно знает, что он продаст свою продукцию по рыночным ценам, то в России в любой момент может вмешаться государство и, например, заморозить цены, и все бизнес-планирование рухнет». Кроме того, в приобретении российскими бизнесменами европейских активов присутствует внешнеполитический аспект. «Таким образом Россия наращивает свое влияние в том или ином регионе Европы», – говорит источник. С покупкой ингольштадтского НПЗ Gunvor консолидирует около 40% перерабатывающих мощностей Petroplus , говорит Крбков. «Возможно, Gunvor на этом остановится, так как приобретенные заводы обеспечивают компании выход на премиальные рынки и оптимальную логистику», – говорит эксперт. В Gunvor не смогли оперативно ответить на вопрос, собирается ли компания приобретать оставшиеся заводы Petroplus. Но после сообщения источников о том, что на эти активы претендует фонд Юсуфова, Gunvor говорила, что не заинтересована в приобретении других нефтеперерабатывающих предприятий Petroplus. Ранее эксперты говорили, что совокупная стоимость заводов Coryton в Британии и Cressier в Швейцарии может составить $1,4-1,5 млрд». В публикации «Время покупать «подарки» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: « Предприниматель Геннадий Тимченко приобрел первый нефтеперерабатывающий завод. Предприятие находится в Бельгии и является самым худшим из трех заводов швейцарской Petroplus, выставленных на продажу. Купить его Gunvor мог по цене 100 млн долл. и только из-за выгодного географического положения, а также возможности перерабатывать там Urals , считают эксперты. Нефтетрейдер Gunvor, принадлежащий Геннадию Тимченко, в пятницу сообщил о приобретении нефтеперерабатывающего завода компании Petroplus в Антверпене. Стороны планируют завершить сделку в течение шести-восьми недель при поддержке государственных органов власти Бельгии. Производственные мощности завода позволяют осуществлять переработку более 100 тыс. барр. нефти в сутки, объем нефтехранилища составляет 1,2 млн куб. м, указано в сообщении компании. «Покупка нефтеперерабатывающего завода соответствует стратегии развития Gunvor, направленной на формирование вертикально интегрированной компании. Завод в Антверпене станет одной из ключевых составляющих бизнеса компании в регионе ARA (Антверпен, Роттердам, Амстердам)» , — говорится в пресс-релизе. По словам генерального директора и председателя совета директоров Gunvor Торбьорна Торнквиста, компания планирует наращивать присутствие и объем торговых операций в регионе ARA. «Также придерживаемся стратегии дальнейшей диверсификации деятельности компании и перехода от трейдинговой специализации к вертикальной интеграции. В последние годы компания Petroplus инвестировала в развитие завода значительный объем средств, что будет способствовать успешному развитию производства в будущем. Мы рассчитываем, что в перспективе НПЗ станет прибыльным элементом в структуре нашего бизнеса», — сказал он. Petroplus на запрос не ответила. Швейцарская Petroplus владеет пятью НПЗ во Франции, Швейцарии, Бельгии, Германии и Великобритании. В конце прошлого года компания оказалась в сложном финансовом положении, объявив о дефолте по долговым обязательствам на 1,75 млрд долл. После чего кредиторы заморозили кредитные линии на 1 млрд долл., в итоге компания не смогла закупать нефть для переработки и была вынуждена закрыть три НПЗ. В январе Petroplus все-таки договорилась с кредиторами, но должна теперь продать три завода. Интерес к НПЗ проявляет еще один крупный нефтетрейдер — Vitol. Но вряд ли остальными двумя заинтересуются российские компании. В частности, источник в «Роснефти» (в 2011 году приобрела доли в немецких заводах) говорит, что НПЗ Petroplus не отвечают требованиям компании. Аналитик ИФК «Метрополь» Сергей Вахрамеев поясняет, что у европейских заводов низкая маржа переработки — от 1 до 2 долл., а у российских заводов — 15—20 долл. на баррель . К тому же, российских нефтяников больше привлекают добычные активы в Африке, Ираке, Венесуэле, Вьетнаме и других странах, поскольку в России очень высока налоговая нагрузка в этом секторе, добавляет г-н Вахрамеев. У завода в Антверпене самый низкий индекс Нельсона среди всех заводов Petroplus — 4,5, предприятие имеет очень низкую производственную мощность — 5,4 млн т нефти в год , указывает аналитик ИФД «КапиталЪ» Виталий Крюков. Подобных заводов менее 15% на европейском рынке, они имеют более высокие удельные операционные и капитальные издержки на тонну мощности, по­этому неконкурентоспособны в условиях текущей крайне низкой маржи переработки на европейском рынке. Обычно их закрывают либо переводят в хранилища. Однако НПЗ в Антверпене имеет важное преимущество — это уникальное географическое положение с точки зрения логистики нефти и нефтепродуктов, а также трейдинга . Кроме того, завод может перерабатывать российскую Urals. Gunvor, вероятно, будет поставлять нефть через Усть-Лугу, (об участии Тимченко и других “друзей Путина» в проекте Усть-Луга Агентстсво федеральных расследований FLB подробно сообщало в публикации «ОАО «Усть-Луга» и его непрозрачные акционеры») полагает эксперт. Завод он оценивает в 100 млн долл. «Эта оценка с учетом дисконта за низкий индекс Нельсона, финансового положения Petroplus, а также необходимости делать немалые капвложения в модернизацию», — поясняет эксперт». У участников рынка есть серьезные подозрения, что еще часть нефтеперерабатывающих активов Тимченко намерен приобрести «через третьи руки». Агентство федеральных расследований FLB рассказывало в публикации «Заводики» под юрисдикцией ЕС»: «Экс-министр энергетики, бывший спецпредставитель президента Игорь Юсуфов хочет купить три нефтеперерабатывающих завода в Европе. Продавцом выступает компания Petroplus, которая ранее уже продала один свой НПЗ Gunvor Геннадия Тимченко. Юсуфов действует в интересах кого-то из крупных игроков нефтяного рынка, ведь собственной нефти для поставок на заводы у фонда Юсуфова нет, считают эксперты. Инвестфонд содействия стратегическому развитию ТЭК «Энергия», совладельцем которого является экс-министр энергетики России Игорь Юсуфов, заинтересовался нефтеперерабатывающими активами в Европе . Как сообщает агентство Reuters со ссылкой на источники, фонд намерен подать заявки на приобретение трех НПЗ, принадлежащих компании Petroplus. Речь идет о заводах Coryton в Англии, Cressier в Швейцарии и Ingolstadt в Германии. В совокупности эти предприятия способны перерабатывать более 20 млн тонн нефти в год. Источники агентства сообщают, что «Энергия» предполагает инвестировать средства в модернизацию как минимум одного завода – Ingolstadt. По данным Reuters, заявка по Ingolstadt должна быть подана до конца рабочего дня 21 марта. Крайние сроки по Cressier и Coryton – 26 марта и 2 апреля соответственно. Фонд «Энергия» на запрос «Газеты.Ru» о том, с какой целью приобретаются заводы и за какие средства, не ответил, связаться с Игорем Юсуфовым не удалось. Несмотря на то что фонд позиционирует себя как специализирующийся на инвестициях в реальный сектор экономики России и стран Европы (основной акцент делается на вложения в предприятия энергетической, нефтегазовой и добывающей отраслей, а также объекты инфраструктуры), эксперты склонны полагать, что он действует по меньшей мере в партнерстве с кем-то из крупных игроков нефтяного рынка. «Покупать нефтеперерабатывающие активы, причем сразу три, имеет смысл только той компании, у которой есть собственная нефть, – отмечает ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев. – Насколько мне известно, у фонда «Энергия» своей добычи нет, поэтому не исключено, что фонд заключил соглашение о поставках нефти с одной из российских крупных компаний». «ЛУКойл» и ТНК-ВР отказались от комментариев по этому вопросу, «Роснефть» и «Газпром нефть» не смогли оперативно прокомментировать ситуацию. Юсуфов не первый российский инвестор, заинтересовавшийся активами Petroplus. Компания переживает финансовый кризис и распродает свои активы. В начале марта стало известно, что нефтетрейдер Gunvor (экспортирует около 20% российской нефти), совладельцем которого является бизнесмен Геннадий Тимченко, приобретает НПЗ Petroplus в Антверпене (мощность около 5 млн тонн в год, объем нефтехранилища – 1,2 млн кубометров). Причем этот НПЗ аналитики называют едва ли не худшим в Европе: его индекс сложности Нельсона (основывается на уровне технологического развития НПЗ и показывает его прибыльность) крайне низок – 4,5. Для сравнения, у Coryton, Cressier и Ingolstadt этот показатель составляет 12, 6,4 и 7,3 соответственно . «Среди всех НПЗ Petroplus эти заводы имеют самую высокую маржу переработки. Конкуренция за эти НПЗ может быть высокой, особенно за британский Coryton, который занимает сильные позиции на английском рынке, – говорит аналитик ИФД «Капиталъ» Виталий Крюков. – Крупнейшие мировые трейдеры уже заявили о своем интересе к этим активам, например Vitol». По мнению Крюкова, «Энергия» может претендовать на заводы с целью их дальнейшей перепродажи стратегическому инвестору как по отдельности, так и целиком. По оценке эксперта, совокупная стоимость Coryton, Cressier и Ingolstadt может составлять около $2 млрд . «Не исключено, что они будут перепроданы той же Gunvor, которая может захотеть расширить свое присутствие в регионе», – полагает Крюков. Но в Gunvor «Газете.Ru» сказали, что компания не заинтересована в приобретении других нефтеперерабатывающих активов Petroplus. На службе государства Игорь Юсуфов на протяжении всей своей карьеры работал в госкомпаниях или состоял на госслужбе: с 1979 по 1984 годы Юсуфов работал инженером в «Мосэнерго», затем он старший эксперт на строительстве кубинской ТЭС «Гавана»; с 1991 года Юсуфов занимает пост зампреда Комитета по защите экономических интересов России, с 1999 года – гендиректора Росрезерва; в 2001 году Игорь Юсуфов становится министром энергетики России, с 2003 года и по сию пору входит в совет директоров «Газпрома», с 2004 по 2011 год работает спецпредставителем президента по международному энергетическому сотрудничеству»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации