Его вызывает Таймыр

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Его вызывает Таймыр

"Сообщество отечественных бизнесменов переживает очередную моду. Нынче хорошим тоном считается идти в губернаторы. Вызвано это не тем, что коммерсантам хочется неприкосновенности, членства в Госсовете и абсолютной власти над полунищими регионами. Нет, сбывается давнее пророчество Петра Авена: люди от тридцати до сорока, научившиеся управлять, не ограничатся бизнесом и рано или поздно уйдут на госслужбу. Так и происходит: вслед за Романом Абрамовичем о губернаторстве возмечтал гендиректор "Норильского никеля" Александр Хлопонин.

Никелевый варяг На минувшей неделе глава РАО "Норильский никель" (кстати, коренной москвич) заявил, что намерен бороться за кресло губернатора Таймырского автономного округа. При этом, как замечают эксперты, если Абрамовичу нужна реальная власть и легальность (причем ограничиваться Чукоткой он в перспективе не собирается), то Хлопонину, скорее всего, захотелось простой самостоятельности. 
Как бы подтверждая это, окружение Хлопонина напрочь отметает разговоры о том, что "таймырский проект" - очередное креативное озарение Владимира Потанина, владельца "Норильского никеля". По всему выходит, что решение "сходить во власть" 35-летний промышленник принял самостоятельно, а не с подачи патрона. Последние полгода он целенаправленно осуществлял этот замысел, а когда наконец раскрыл его Потанину, тот одобрил и благословил. 
Хорошим знаком в "Норникеле" сочли и то, что Хлопонина пригласили выступить с докладом в Новосибирске, куда по пути из Брунея заглянет президент Путин, чтобы обсудить с сибирскими губернаторами перспективы развития сурового российского края. Похоже, труды генерального директора увенчались успехом: в последние две недели он буквально не вылезал из Кремля, проводя все свое время в хлопотах и беседах с главными бюрократами страны. И, видимо, убедил их: именно такие губернаторы, как он, сегодня и нужны Кремлю. 
А кстати, почему нет? В регионе на Хлопонина только что не молятся (о чем, впрочем, ниже). Лояльность его Кремлю, как и надежность "Интерроса" в целом, хорошо известна и подтверждена недавней встречей "олигархов", где они по инициативе Аркадия Вольского фактически расписались в готовности поддерживать власть. Хлопонин, по западным меркам, молодой, а по российским - весьма опытный бизнесмен и хорошо понимает, что в России наилучшей тактикой при общении с центром является послушание. Ты не трогаешь власть - и она тебя пощадит. 
В общем, Кремль может получить еще одного лояльного губернатора, регион - богатого и опытного управленца, а Хлопонин - огромный полигон в полное свое распоряжение. 
"Длинный, дай списать!" Александр Хлопонин родился 6 марта 1965 года в Коломбо, на Цейлоне, где его отец, выпускник Московского финансового института, работал переводчиком советского внешнеэкономического ведомства. Саша пошел по стопам отца и после окончания школы тоже поступил в Финансовый институт на улице Кибальчича. Позднее он рассказывал, что проскочить туда даже по блату было далеко не просто: абы кого не брали, все были лоббированные, вот между ними и разгоралась конкуренция. Да и вообще, поздний "совок" жил по вполне рыночным законам - именно тогда и сформировалась нынешняя бизнес-элита России с ее инстинктивным страхом перед государством, скрытым презрением к законам, а также верой в то, что хитростью и деньгами можно всего добиться. 
На одном из вступительных экзаменов Хлопонин познакомился с Михаилом Прохоровым, впоследствии главой ОНЭКСИМбанка. Именно благодаря Прохорову он и оказался потом в империи Потанина. Но об этом позднее. А пока два будущих приятеля едва не провалили географию, один из последних экзаменов на факультете международных экономических отношений. 
Об этом Хлопонин вспоминал так: "Свой билет я знал плохо. Смотрю - а за соседней партой сидит двухметровый умник и самозабвенно что-то пишет". "Эй, длинный, дай списать",- обратился к нему Хлопонин. Тот подсказал. Случившийся неподалеку преподаватель попросил Прохорова покинуть аудиторию. Хлопонин встал и честно признался, что подсказка происходила по его инициативе, так что выгонять надо его. То ли эта доблесть смягчила сердце экзаменатора, то ли сказались родительские связи - в общем, поступили в результате оба. 
Проучившись год, вся мужская часть группы попала в армию - с 1983 года это практиковалось в России повсеместно, кроме МГУ, а год спустя рухнул и последний бастион студенческой вольницы. Весь факультет МЭО, на четыре пятых состоявший из мужчин, отправился защищать Родину. Хлопонина направили на Украину, где он быстро обучился говорить с натуральным малоросским акцентом. Это, кстати, основная черта и залог успеха нашего героя - феноменальная обучаемость. 
Правда, потом, вернувшись из армии, Хлопонин через малороссийский акцент и пострадал. Он как раз начал встречаться со своей однокурсницей и будущей женой Наташей Купарадзе, красивой девушкой грузинского происхождения. Ее родители были в шоке: акцент, мешковатая "аляска"... "Боже мой,- причитала мать избранницы,- и это мальчик из приличной московской семьи, студент престижного вуза? Не верю!" 
Взаимность Поверить, однако, пришлось. Возвращение юношей из армии стало праздником для всего курса: все вокруг них завертелось, появилась атмосфера бесконечных розыгрышей, ухаживаний, влюбленностей... "Они вели себя так, как будто им теперь можно все",- не без удовольствия вспоминает жена Хлопонина. А кто из старых солдат по возвращении на Родину вел себя иначе? К тому же у Хлопонина водились деньги - после армии он регулярно работал в стройотряде, как, впрочем, и большинство "дембелей". И работал, видимо, неплохо - мог себе позволить красивое ухаживание... 
Через несколько месяцев Саша с Наташей поженились. Наталья вовсе не торопилась замуж в свои двадцать лет, но будущий генеральный, несмотря на скромные внешние данные, был упорен и убедителен. Сказал: "Ты будешь моей женой". И точка. Взял за руку и повел в загс. Патриархат в семье Хлопониных сохранился и по сей день. 
Когда кто-то из коллег спросил Хлопонина, как в семье отреагировали на его "таймырское решение", Александр Геннадьевич сильно удивился: "Дело мужчины - главное в жизни". Жена, впрочем, не возражает против намерений мужа: "Он и так половину своего времени проводит в Норильске". Она, кстати, посетила город и навеки полюбила его красные почвы, бурные узкие реки и доброжелательных, надежных людей. 
Люди платят чете Хлопониных взаимностью. "Без доверия ничего не сделаешь,- говорит генеральный о том, как строятся его отношения с людьми труда.- Тут сразу чувствуют, временный ты человек или серьезный". 
Друг народа В 1989 году Хлопонин окончил институт и попал на работу во Внешэкономбанк с отличными перспективами карьерного роста. Не сегодня завтра его должны были отправить в Париж, но тут на горизонте возник длинный Прохоров с предложением создать собственный банк. 
Вообще, чтобы понять характеры и биографии "птенцов гнезда Потанина", вовсе не обязательно расписывать каждого по отдельности. Поскольку костяк потанинской команды и топ-менеджмент всех ведущих предприятий "Интерроса" составляют выпускники Финансового института, которых собрал вместе тот же Прохоров. Это именно ему повезло вовремя познакомиться с перспективным и быстроумным предпринимателем, владельцем небольшой частной фирмы "Интеррос". Так или иначе, с этого момента судьбы Хлопонина и Потанина тесно связаны. Кстати, большинство топ-менеджеров "Интерроса" и его базовых предприятий дружат домами, любят вместе проводить отпуска и вообще регулярно встречаются, как в слаженном советском коллективе: устраивают экскурсии, поездки, пикники... 
Работавший в Международном банке экономического сотрудничества Прохоров вместе со старшим другом Владимиром Олеговичем Потаниным провернул виртуозную авантюру. Он умудрился превратить МВЭС (Международный банк экономического сотрудничества, обслуживавший страны бывшего СЭВ) в собственную структуру - Международную финансовую компанию (МФК), что по разухабистым перестроечным временам, впрочем, было не так уж сложно. Через какое-то время Хлопонин оказался во главе правления этого банка, а еще через два года (когда интересы Потанина переключились на создание ОНЭКСИМбанка) взял под свое управление и всю структуру целиком. 
Среди множества предприятий и компаний, обслуживавших свои счета в МФК, именно Хлопонин первым обратил внимание на загибающийся "Норникель". И, как рассказывают, пришел к Потанину с готовым бизнес-планом - как сделать из полуживой мухи розового слона. 
Поэтому, когда в 1996 году ОНЭКСИМбанк выиграл аукцион по продаже "Норильского никеля", вопроса, кого отправить на Крайний Север, у Владимира Потанина не возникло. С тех пор в Москве (и в подмосковной усадьбе, где он живет с женой и дочерью Любой) Хлопонин появлялся ненадолго, большую часть своего времени проводя в Норильске. Занялся социальной сферой, начал ремонт больниц и детских садов. И очень быстро превратился в местную легенду. 
Правду сказать, на российских предприятиях "варягов" не жалуют. Это и неудивительно, если учесть, что главной целью большинства покупателей было эти предприятия побыстрее обанкротить либо перейти на "научную систему выжимания пота", когда половина работяг выгоняется, а другая начинает вкалывать за гроши под страхом еще одного сокращения. Ничего подобного Хлопонин себе не позволил. Он отлично понял специфику норильчан - людей по большей части приезжих, не чуждых романтики. И заполярная пресса запестрела восторженными отзывами о нем: он к каждому работяге находит подход, он лично вникает во все проблемы, он не вылезает из цехов - и благотворительностью занимается, хотя обычно достучаться до администрации проблема! Надо было достать коляски для норильских инвалидов - никто не мог помочь. Активист бросился к Хлопонину во время какой-то официальной встречи - и вопрос был решен моментально. 
Словом, заполярная репутация Хлопонина неплоха, тем более что и "Норильский никель" при нем не загибается. "Пришлось капитально наводить порядок,- вспоминает Хлопонин.- Проверять всю отчетность, нормализовать отпускные цены"... Но сейчас РАО работает бесперебойно и составляет законную гордость Потанина. И если Абрамовича на Чукотке знают главным образом как щедрого дарителя и благодетеля, то Хлопонин известен норильчанам еще и как организатор производства, человек с государственным мышлением и замечательно простой манерой общаться с народом. А еще он заботится о северном завозе и считает, что Мурманское морское пароходство непомерно завышает цены на свои рейсы. "Заниматься завозом должно государственное предприятие!" - рубанул Хлопонин. Чем такой человек не подарок для новой генерации государственников, стоящих во главе России? 
"Интеррос" против "Интерроса"? Когда генпрокуратура "наехала" на Потанина с предписанием вернуть в казну $140 млн., недодаденных государству в ходе приватизации комбината, Александр Геннадьевич дипломатично воздерживался от споров: главный здесь Потанин. 
Хлопонин любит повторять, что он не собственник "Норникеля", а всего лишь наемный топ-менеджер, которому вручили в управление контрольный пакет акций предприятия. Считается, что Владимир Потанин никоим образом не вмешивается в работу "Норникеля" и главное действующее лицо там - именно генеральный. 
Решение баллотироваться в губернаторы Таймыра окружение Хлопонина назвало объективной закономерностью. Если он смог восстановить комбинат и помочь городу - почему бы не попробовать свои силы в целом округе? Тем более что на Таймыре находится несколько предприятий "Интерроса": пара морских портов и складов. 
Интересно, что среди желающих баллотироваться в таймырские губернаторы - кореец Лангин Хан, весьма уважаемый на Таймыре директор Дудинского морского порта, принадлежащего "Интерросу". "Ну и что здесь такого? - скромничают в "Норникеле".- Он сам по себе, Хлопонин - сам по себе". Хотя, конечно, конкуренция между двумя фактическими ставленниками одной крупнейшей компании напоминает уже в чистом виде игру в одни ворота: так и так быть Таймыру потанинским. 
В случае, если Александр Геннадьевич победит на выборах, уже решено, кто станет его преемником - Джонсон Хагажеев, генеральный директор Норильской горной компании. Сам же Хлопонин намерен перебраться на Таймыр на ПМЖ. "Правда, он здесь пока никак не обосновался, у него даже жилища нет",- вздыхают соратники. Но, понятное дело, прозябать в арктическом холоде круглый год Александр Геннадьевич не намерен: он считает, что проблемы Таймыра решаются не только и не столько на Крайнем Севере, сколько в столице. 
Запретное добро Настроен он сейчас серьезно. Не так давно таймырская избирательная комиссия запретила руководителю "Норникеля" заниматься благотворительностью - снабжать северян дополнительным довольствием, ремонтировать больницы и отправлять за счет комбината наиболее талантливых выпускников школ на учебу в Москву. В противном случает это будет считаться началом рекламной кампании до регистрации кандидата. В связи с этим Александр Геннадьевич избегает прессы и интервью. Видимо, придется ему на некоторое время остановить и поток благодеяний. Но на что не пойдешь ради губернаторства! 
На вопрос, каковы шансы Хлопонина стать начальником Таймыра, его ближайший помощник неподдельно возмущается: "Что значит - шансы? Он намерен бороться исключительно до победы". 
Ясно вам? Впрочем, без такой жизненной установки вряд ли кто-нибудь из российских студентов, носивших куртки "аляски" и подрабатывавших в стройотрядах, дорос бы до роли фактических хозяев главных богатств страны. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации